загрузка...

Римская армия. Реформы и реформаторы

  • 23.05.2010 / Просмотров: 9774
    //Тэги: Час истины   братья Гракхи  

    Передача из цикла "Час истины", посвящённая реформам братьев Гракхов.

    Участники передачи:
    Никишин Владимир Олегович, кандидат исторических наук, исторический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова
    Короленков Антон Викторович, кандидат исторических наук, философский факультет МГУ им. М. В. Ломоносова

загрузка...

Реформы и реформаторы





загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Тиберий Гракх








Гай Гракх








Биография. Тиберий Гракх


Тиберий Семпроний Гракх (лат. Tiberius Sempronius Gracchus, (162 до н. э. - 133 до н. э.) — Древнеримский политический деятель, старший брат Гая Гракха.

Впервые отличился во время 3-й Пунической войны; его храбрость была признана строгим Сципионом Эмилианом. Отправленный квестором в Испанию, он сделал по дороге много поучительных наблюдений над состоянием римских земель; особенно в Этрурии он был поражён пустынностью страны и исчезновением крестьян-землевладельцев. В нём сложилось убеждение, что преобладание крупного землевладения и страшное обеднение среднего класса — существеннейший недостаток римского экономического и социального строя и источник всех бедствий республики.

Возвратясь в Рим, он добился избрания в трибуны (134) и предложил закон (lex agraria), по которому определялась высшая норма владения общественной землёй (ager publicus) — именно, 500 югеров на человека (югер = 1/4 десятины), а если у владельца есть сыновья, то на долю каждого ещё по 250 югеров — впрочем, не более 1000 югеров на семью. Образовавшиеся вследствие этого правила отрезки от существовавших до того времени крупных владений должны были поступить в казну для раздачи участками по 30 югер. безземельным гражданам на условиях наследственной аренды. Участки должны были считаться неотчуждаемыми (отличие от Лициниевых законов); получавшие их обязаны были возделывать их и платить в казну умеренный оброк.

Этот закон, наносивший удар крупному аристократическому землевладению, находил деятельную поддержку только в тесном кругу друзей и родственников Тиберия Г. и вызвал ожесточённое противодействие со стороны большинства сенатской аристократии. Мягкий по природе Тиберий Г. поневоле должен был прибегнуть к революционному способу действий. Борьба началась с того, что один из товарищей Тиберия Г. по трибунату, Марк Октавий, наложил своё veto на закон. Тогда Т. Гр. нарушил неприкосновенность трибунской власти, задав народу вопрос: «может ли оставаться трибуном тот, кто идёт против интересов народа?» Голосование решило вопрос против Октавия, и он силой был сведён со скамьи трибунов. Теперь закон прошёл, и назначена была комиссия для его осуществления: в комиссию вошли сам Тиберий Г., его брат Гай и тесть Аппий Клавдий. Опасаясь мщения со стороны врагов, Т. Г. стал ходить по улицам в сопровождении многочисленной вооружённой толпы телохранителей. Особенно он боялся наступления нового года, когда кончится его трибунат, а вместе с тем и гарантия неприкосновенности. Поэтому он вопреки закону (нельзя было два года подряд занимать одну и ту же должность) выставил свою кандидатуру на выборах в трибуны 133 г.

На случай, если бы аристократия стала противодействовать его избранию, в день выборов им была приготовлена вооружённая сила. В сенате, собравшемся по соседству с местом народного собрания, стали раздаваться голоса, требовавшие немедленной казни бунтовщика и нарушителя вековых установлений. В то же время в народном собрании послышался треск от случайно сломавшихся скамей. Сенаторы приняли этот треск за начало возмущения и, схватив в руки первые попавшиеся тяжёлые предметы, выбежали на площадь. Народ расступился; толпа сенаторов прямо направилась к трибуну. Среди происшедшего шума Гракх не мог говорить и рукой показал на свою голову в знак того, что ему угрожает опасность. Этот жест тотчас же объяснили, как требование царской диадемы, и народ (не сельское население, а городской пролетариат, не заинтересованный в судьбе Гракхова закона) совершенно отступился от трибуна. Тиберий Гракх пытался бежать, но оступился и был убит. В тот же день убито 300 приверженцев Тиберия, а затем начались уголовные преследования, хотя аграрный закон отменён не был и комиссия продолжала действовать; место убитого в ней занял тесть Гая Гракха, Публий Красс Муциан, а по смерти последнего и Аппия Клавдия их заменили Марк Фульвий Флакк и Гай Папирий Карбон. Комиссия работала успешно и в течение 5 лет довела количество крестьян-землевладельцев с 300000 до 400000. Судьба Тиберия Гракха обнаружила косность римской аристократии и неспособность её к своевременному удовлетворению нарождающихся потребностей. Друзья народного дела и сторонники коренных реформ убедились, что для успеха их начинаний необходимо прежде всего ослабить в политическом строе преобладание аристократии. Горячим деятелем в этом направлении явился младший брат Тиберия Гракха, Гай Гракх.

Биография. Гай Гракх


Гай Семпро́ний Гракх (лат. Gaius Sempronius Gracchus, 153 — 121 г. до н. э.) — древнеримский политический деятель, народный трибун, младший брат Тиберия Гракха.

Гай Гракх родился в семье Тиберия Семпрония Гракха старшего и Корнелии Африканы, дочери Сципиона Африканского. Гай рос без отца и воспитывался матерью.

Братья находились в хороших отношениях и позднее действовали вместе, несмотря на разницу в возрасте. Плутарх, сравнивая братьев, отмечает более неровный и горячий характер Гая по сравнению со старшим братом.

Известно, что Гай «говорил грозно, страстно и зажигательно». Цицерон высоко ценил Гая как оратора. Он сожалеет о Гае, говоря, что «с его безвременной смертью и римское государство, и латинская словесность понесли невозвратимую потерю», а также советует Марку Бруту читать его речи. Отмечается, что Гай как оратор был значительно более темпераментным — в частности, он первым из римлян стал расхаживать по ораторской трибуне и первым освободил руки от тоги для жестикуляции. В то же время, Гай «нередко во время речи терял над собою власть и, весь отдавшись гневу, начинал кричать, сыпать бранью, так что, в конце концов, сбивался и умолкал». Однако Гай сознавал этот свой недостаток и во время выступлений ставил за собой раба со свирелью, который начинал играть когда Гай начинал выступать чересчур эмоционально.

По сообщению его биографа Плутарха, Гай долгое время избегал политику и не выступал перед народом, но однажды якобы к нему во сне явился Тиберий (к этому времени уже мёртвый) и сказал ему: «Что же ты медлишь, Гай? Иного пути нет. Одна и та же суждена нам обоим жизнь, одна и та же смерть в борьбе за благо народа!». В консульство Марка Эмилия Лепида и Луция Аврелия Ореста, то есть в 126 до н. э., Гай был квестором. По жребию он отправился с консулом Орестом на Сардинию, где участвовал в боях, а также улаживал возникавшие с местными жителями проблемы. Сенат, видя в Гае потенциального противника, задержал Ореста на острове, однако около 124 до н. э. Гай прибыл в Рим и после выдвижения против него обвинений убедил народ в своей невиновности.

В 123 г. он был избран в трибуны. Важнейшие законы Гая Г., клонившиеся к тому, чтобы соединить против аристократии все остальные классы населения, были следующие: 1) хлебный закон (lex frumentaria) о дешёвой продаже хлеба бедным гражданам, жившим в Риме; 2) дорожный закон (lex viaria) о проведении по Италии новых дорог для облегчения сношений мелких землевладельцев, появившихся благодаря аграрному закону Тиберия Г.; 3) судебный закон (lex judiciaria), по которому в списки судей, в которые прежде заносились только сенаторы, включены были также и всадники в равном с сенаторами числе. В связи с этим законом стоит закон товарища Г. по трибунату, Ацилия Глабриона, по которому в делах о злоупотреблениях провинциальных правителей, о вымогательстве (lex repetundaruin) судьями могли быть только всадники, а не сенаторы. Далее 4) военным законом (lex militaris) беднякам облегчались трудности военной службы(теперь стоимость военного обмундирования не вычиталась из солдатского жалованья). Наконец, 5) было предложено основание новых земледельческих колоний на юге Италии (lex de coloniis deducendis). Все эти законы должны были доставить Г. прочное большинство в народном собрании и деятельную защиту и помощь со стороны городского пролетариата, сельского населения и всаднического сословия. Ещё двумя законами (lex de provinciis consularibus и lex de prov. Asia a censoribus locanda) прямо ограничивался произвол сената в раздаче для управления провинций. И тем не менее все римское гражданство отшатнулось от своего трибуна, когда он приступил к главной и самой дорогой для него реформе, при помощи которой он хотел коренным образом обновить обветшавший состав римского гражданства. Это был закон о даровании прав римского гражданства союзникам (lex de civitate sociis danda). При основании новых колоний Г. всегда отводил место в числе колонистов, кроме римских граждан, и латинянам, а одну колонию он предложил вывести на место разорённого Карфагена, что шло вразрез с национальным чувством римлян.

Именно вопрос об этой колонии послужил поводом к катастрофе, в которой погиб Г. На месте, отведенном для этой колонии, произошли неблагоприятные предзнаменования, чем воспользовался сенат и предложил отменить закон о ней. Друзья уговорили Г. воспротивиться сенатскому предложению. Неохотно последовал он за своими вооружёнными сторонниками на Авентин. Во время жертвоприношения, которое совершал консул Опимий, когда по обычаю хотели очистить толпу от дурных граждан, одному из окружавших Г. показалось, что служитель хочет удалить самого Г.; он выхватил меч и убил служителя. Поднялся шум и крик, во время которого Г. хотел успокоить толпу, удержать её от дальнейших насилий, но не заметил среди общего смятения, что прервал речь трибуна. Сенат тотчас же потребовал к ответу нарушителя трибунской прерогативы. Друзья уговорили Г. не повиноваться; тогда Авентин был взят штурмом. Г. бежал за Тибр; на следующий день нашли в лесу его труп рядом с трупом одного из его рабов. Есть предположение, что сам Г., отчаявшись в своей судьбе, приказал рабу убить его. Приверженцы Г. были перебиты, имущество их конфисковано; на деньги, вырученные этим путем, построен новый храм Конкордии, и началась аристократическая реакция.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X