загрузка...

Гипноз ислама

  • 14.06.2010 / Просмотров: 8977
    //Тэги: Гордон   ислам   религия  

    Все больше людей по всему миру принимают ислам. В чем его притягательность? Кандидат культурологии, ведущий сотрудник РГГУ Ольга Бессмертная и кандидат исторических наук библейско-богословского института Св. Апостола Андрея Александр Жураевский пытаются проанализировать этот феномен.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.



Материалы к теме


Мусульманский радикализм стал существенным фактором международной политической жизни начиная с Иранской революции. До этого радикальные движения в исламе скорее рассматривались в контексте национально-освободительной борьбы против французов ли в Алжире, СССР — в Афганистане, англичан — в Южной Аравии.
Именно исламская революция в Иране бросила вызов США и всей сумме западных ценностей от религиозного индифферентизма до нравственного нигилизма (События в Абадане). Но, одновременно с этим, между исламским и западным миром всё отчётливей проступал конфликт иного рода — народы мусульманских стран (за исключением жителей нефтедобывающих государств) остаются бедными и слабыми в военном и хозяйственном отношении, хотя и исповедуют, с точки зрения мусульман, правую веру, а аморальная западная цивилизация сильна и богата.
Это не только зависть, это еще и серьезная религиозная проблема. Дело в том, что Коран и сунна требуют от мусульман активной, агрессивной политики в отношении иноверцев. Иноверцы могут или покоряться мусульманам, или обращаться в правую веру или истребляться. Но властвовать мусульманами они не могут (Коран 9,25). Коран также утверждает принцип противления злу и насилию силой (22,39–40), а сунна и жизнь праведных халифов четко делит мир на область войны (дар ал-харб) и область покорности (дар ал-ислам) Богу и Пророку.
Однако в реальной жизни всё ныне совсем иное. Миром правит западная цивилизация немусульманская и, с точки зрения мусульман, даже вовсе отступившая от Бога и Его закона. Цивилизация агрессивная, всему миру навязывающая собственные ценности, уводящая мир от праведной веры. Поэтому, борьба с такой цивилизацией, пока она не смирится и не подчинится правоверным — благое дело. Отсюда — современный шахидизм. Шахид — исповедник мусульманской веры, готовый отдать свою жизнь ради её утверждения.
Очень характерна в этом плане исповедь Арсена Хандохова балкарца вах-хабита из Тырнауза, сражавшегося в отряде Гелаева, взятого в плен абхазами в октябре 2001 г. в Георгиевской. Этого глубоко религиозного, начитанного мусульманина некий Абдусалан смог убедить в том, что «если не вести джихад, не воевать с неверными, то потом, пред лицом Аллаха, вся его праведная жизнь будет сведена к нулю». «И я решил воевать с неверными и отстаивать братьев-мусульман. Неверные — это русские, которые отняли у чеченцев землю» («Коммерсант» 15.10.2001. С.3).
Впрочем, рядом с этим, религиозно-политическим изводом ислама имеется и извод мистический, суфийский, рассматривающий все категории джихада исключительно как духовные, аскетические понятия, направленные не во вне, но во внутрь человека. Область войны и область покорности присутствуют в каждом сердце и мудрый ведет борьбу с самим собой, а не с внешним миром. Изменение же внутреннего духовного состояния меняет и внешний мир.
Современный радикальный ислам сродни скорее не религиозным движе-ниям, но тоталитарным политическим идеологиям. Он, в противоречии с установлением Корана, что «в Вере нет принуждения» (2,256) стремится навязать ислам силой, причем не просто ислам, но собственное понимание ислама, яко бы единственно верное и спасительное. Люди, не принимающие радикального ислама и, тем более, не подчиняющиеся и сопротивляющиеся ему, даже если они мусульмане, безжалостно подавляются и уничтожаются. Политика Талибана в Афганистане, стражей революции в Иране, исламистов в Алжире, Судане и Египте — явные тому свидетельства. Классической особенностью тоталитарных идеологий ХХ века является полная непримиримость с малейшим инакомыслием. Именно она характерна и для радикального ислама. Другими общими чертами является экст-равертный характер учения, ориентация на внешнюю агрессию, демонизация образа врага.
В какой степени радикальный ислам есть общемусульманская идея? Можно ли говорить о столкновении религий и религиозных цивилизаций, как недавно предрекал Самуэль Хантингтон? Видимо всё же больше нет, чем да. С одной стороны, мусульмане принадлежат к различным цивилизациям. Так, немало различий между мусульманами Поволжья (татары, башкиры), органически включенными в русскую цивилизацию, и мусульманами Аравии. Мусульмане Северной Нигерии крайне отличаются от столь же темнокожих мусульман Малабара — первые тысячью нитей сращены с африканской цивилизацией, вторые — с индийской. Далеко не все мусульмане, а только незначительное меньшинство поддерживает ваххабитский радикализм. Однако, задача лидеров радикалов — радикализировать весь исламский мир и «бросить» его на мир неисламский.
Здесь также огромное сходство нынешнего радикального ислама с тотали-тарными идеологиями ХХ века. Радикальный ислам как бы объединяет нацизм и коммунизм. Как и нацизм, радикальный ислам противопоставляет своих и чужих — арийцы или мусульмане свои, неарийцы, кяфиры — чужие и только через их завоевание можно создать свою мировую власть (а это — цель всех тоталитарных политических идеологий). Коммунизм же стремится решить ту же задачу не внешним завоеванием, но внутренним — захватом власти угнетёнными классами в своей стране. Но если признак своего в нацизме неизменяемый (арийцем надо родиться), то в радикальном исламе, также как и в коммунизме — изменяемый — любой может стать коммунистом и принять ислам.
Тоталитарные идеологии заразительны и разрушительны. В 1919–1920 гг. по всей Европе прокатились рабочие выступления — «руки прочь от Советской России». Интеллигенты, вроде Герберта Уэллса убеждали своих соотечественников, что в Совдепии строится новое общество и ему лучше не мешать. Эта вера в левых кругах и в рабочей среде Запада жила почти до конца СССР и уж, по крайней мере, до ввода войск в Чехословакию в 1968 и публикации «Арипелага ГУЛАГ» в 1974 г. Большевицкому режиму вовремя так и не помешали укрепиться, его нормальных соперников (Белое движение) в достаточной степени не поддержали, и в результате агрессивный коммунистический режим стоил и России и миру десятки миллионов загубленных жизней и неисчислимые материальные потери.
Нацистская идеология вызвала энтузиазм среди немцев по всему миру, нашла немало сторонников среди других нордических народов и даже среди русских эмигрантов (союз русских фашистов в Китае). Тем более популярной была политическая модель фашизма (не путать с нацизмом). В 1930-е годы произошла фашизация почти всей Европы от Португалии до Финляндии. Цена ее хорошо известна.
И вот ныне по всему исламскому миру идут демонстрации — «руки прочь от Афганистана», европейские левые интеллигенты возмущаются военными акциями Блэра и Буша, а в это же время Талибы убивают тысячи мусульман, не согласных с их идеологией, нарушают все мыслимые права человека, уничтожают ценнейшие памятники культуры, которые в Афганистане никто никогда не трогал несмотря на то, что ислам в этой стране господствует уже без малого 1400 лет. Столь же слеп был мир «своих» к преступлениям нацистов и коммунистов.
Почему радикальный ислам нашел столь благоприятную среду в России, Югославии и Албании? Именно потому, что нормальный ислам в этих странах был до крайности ослаблен атеистическими гонениями коммунистических десятилетий, традиционная религиозная культура, в том числе и культура суфийских братств — почти уничтожена, а общественное сознание радикализовано коммунистической идеологией и практикой. Между тем, тяга к Богу и к традиции предков после краха коммунизма повсюду очень сильна. Но какова традиция и какова вера, теперь здесь мало кто знает и каждый ловкий говорун легко может стать вероучителем и пророком. На этой почве зерна ваххабитской пропаганды сразу же дали пышные всходы.

Каковы же пути борьбы с радикальным исламом?
1. Уничтожение Талибана и создание нормального мусульманского государства в Афганистане. Особенно перспективной выглядит восстановление королевской власти, как традиционного института, не имеющего фракционной заинтересованности и способного долговременно сохранять мир и стабильность в стране.
2. Демонстрация благожелательного отношения к исламу в «первом мире» и подтверждение того факта, что Талибан — враг ислама, порочащий веру, обманывающий и развращающий мусульман. Деньги миллионеров, подобных бен Ладену, данные ему Богом, тот должен был бы тратить не на убийство невинных людей для удовлетворения своего властолюбия и тщеславия, а на развитие бедных мусульманских сообществ, которые ныне побуждаются им к богопротивному производству наркотиков. То же можно сказать и о мусульманских регионах бывшего СССР, охваченных радикальным исламом.
3. Пересмотреть систему приоритетов в распределении финансовых потоков и содействовать созданию менее поляризованного мира, где бедная часть человечества получала бы за свой труд, при условии его равноценности, вознаграждение, соизмеримое с вознаграждением в богатых странах.
4. Пересмотреть систему нравственных норм и принципов Западного мира. Сделать всё, чтобы западная цивилизация не выглядела аморальной и попирающей нравственные запреты авраамических религий в сфере отношений полов, родителей и детей, властвующих и подвластных, а также в сфере богопочитания.

Библиография


Бессмертная О. Русская культура в свете мусульманства: Текст и посту-пок/Христиане и мусульмане: проблемы диалога. М., 2000.
Бессмертная О. Уйти, чтобы остаться: проблема целостности мусульманской общины в хаусанской поэме о европейском завоевании//Вестник РГГУ. 2000. № 4.
Журавский А. Христианство и ислам: социокультурные проблемы диалога. М.: Наука ГРВЛ, 1990.
Журавский А. Представления о человеке в Коране и Новом Завете//Страницы. 1996. № 3.
Журавский А. П. Чаадаев и Вл. Соловьев: открытие ислама/Поиски единства: Проблемы религиозного диалога в прошлом и настоящем. М., 1997.
Журавский А. Иисус в Коране//Мир Библии. 1997. № 4.
Журавский А. Мария в Коране и мусульманской традиции//Мир Библии. 2000. № 7.
Журавский А. Авраам в Коране//Мир Библии. 2001. № 8.
Ислам: Энциклопедический словарь. М., 1991.
Массэ А. Ислам: Очерк истории. М., 1982.
Мусульмане в постсоветском пространстве: Материалы круглого стола. М., 1997.
Петрушевский И. Ислам в Иране в VII- XV вв. : Курс лекций. Л., 1966.
Пиотровский М. Коранические сказания. М., 1991.
Смирнов А. Логика смысла: теория и ее приложение к анализу классической арабской философии и культуры. М., 2001.
Соловьев В. Магомет, его жизнь и учение. М., 1991.
Хрестоматия по исламу/Пер. с арабского. М., 1994.
Христиане и мусульмане: Проблемы диалога. Хрестоматия/Сост., вступ. статья, коммент. А. Журавского. М., 2000.
Шиммель А. Мир исламского мистицизма. М., 1999.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

  • ИСЛАМБЕК 2011-02-14 22:39:34

    КТО ВЫ ТАКИЕ ЧТОБ ОТРИЦАТЬ ИСЛАМ И КОРАН.ЭТО ВЫ КОЛДУНЫ,ЯЗЫЧНИКИ И ЕРЕТИКИ.ВЫ БОЛЬНЫ.ЛЯ ИЛАХА ИЛЛАЛАХ.

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X