загрузка...

Микроквазары

  • 16.06.2010 / Просмотров: 4419
    //Тэги: космос   Гордон  

    Мощные вспышки рентгеновского излучения в двойных звездах, содержащих черные дыры, начали наблюдать сравнительно недавно. О механизмах вспышек микроквазаров, черных дырах “промежуточных” масс и наблюдениях за микроквазаром SS433 - астрофизики Сергей Фабрика и Валерий Сулейманов.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Расшифровка передачи


Александр Гордон. …это явление было названо,
но подробно не описано. Поскольку сегодняшняя тема
подразумевает, что сначала надо дать дефиницию ква-
заров, с этого, пожалуй, и начнем.
Сергей Фабрика. Квазары – это черные дыры, кото-
рые находятся в ядрах галактик. И массы этих черных
дыр – от миллиона до миллиардов масс Солнца. Мож-
но сказать, что почти каждая галактика имеет в ядре
такую черную дыру, но не каждая черная дыра светит-
ся и становится очень ярким источником.
Валерий Сулейманов. Это от «топлива» зависит,
которое поступает на эту черную дыру. От количества
падающей на нее материи.
Сергей Фабрика. Да, то есть энерговыделение квазара зависит
от структуры галактики. Некоторые квазары, наиболее
активные, их всего несколько процентов, являются ис-
точниками радиоструй. Наблюдаются струи, струйные
выбросы, они наблюдаются с помощью радиотелеско-
пов. А микроквазары – черные дыры в тесных двойных
системах, массы которых – всего несколько солнечных
масс, что примерно в миллионы раз меньше. Было как-
то естественно назвать их микроквазарами, хотя мне
это определение не нравится, оно несколько филоло-
гичное. И еще, если вы на радиотелескопе получили
картинку, и смотрите, вы в принципе не отличите, это
квазар или микроквазар.
Валерий Сулейманов.. Дело в том, что от них тоже есть струи, такие же
как от настоящих квазаров, просто масштабы их соот-
ветственно меньше.
Александр Гордон. И они не обязательно должны находиться в цен-
тре галактики, достаточно двойной системы.
Валерий Сулейманов.. Да, да. Но самое главное, что они потому не-
отличимы, что они ближе к нам находятся, в нашей
Галактике, поэтому масштаб изображения на фоне, в
картинной плоскости такой же получается, как у кваза-
ров далеких – они большие, но зато далеко. А здесь
маленькие, но близко. Поэтому масштаб одинаковый и
выглядят они одинаково.
Александр Гордон. Значит ли это, что мы можем наблюдать микро-
квазары, которые находятся только в нашей Галакти-
ке?
Сергей Фабрика. Нет, не значит. Микроквазаров не так много, из-
вестно около 20. И поэтому мы выходим в другие га-
лактики, где они более слабые из-за того, что рассто-
яние больше, чтобы искать подобные объекты, и об
этом будет определенная речь. Принципиально важно,
что черная дыра, чтобы она была наблюдаема, долж-
на подпитываться газом. В микроквазарах – это тесные
двойные системы с черной дырой – происходит пере-
текание газа с одного компонента на второй.
Валерий Сулейманов.. То есть с одной звезды, нормальной, которая
расширилась до того момента, когда, собственно гово-
ря, сила притяжения на поверхности этой звезды рав-
на силе притяжения к черной дыре. Поэтому получает-
ся растаскивание, газ перетаскивает прямо с поверх-
ности звезды к черной дыре.
Сергей Фабрика. А в недрах галактик подкормка происходит за
счет того, что газ в галактике за счет трения медленно
стекает к центру.
Валерий Сулейманов.. Или при взаимодействии двух галактик, что то-
же очень вероятно, круговое движение газа нарушает-
ся и он может попасть на черную дыру.
Сергей Фабрика. От этой подкормки зависит светимость четной
дыры. Сколько падает граммов за секунду в центр, на
черную дыру, столько и высветится, соответственно,
около черной дыры (Валерий более подробно расска-
жет об этом через минуту), высветится около 6-10 про-
центов от «эм-це-квадрат». Это огромное энерговыде-
ление и огромное КПД, потому что если сравнить с
термоядерными или с ядерными источниками энергии
– это в десятки раз больше, более эффективно. Ми-
кроквазары – это не только черные дыры, ярчайшие
рентгеновские источники, это объекты, выбрасываю-
щие струи. Далеко не все черные дыры в двойных си-
стемах так себя ведут. Считается, что для того чтобы
появились струи, релятивистский объект должен быть,
во-первых, черной дырой. В крайнем случае, нейтрон-
ной звездой без сильного магнитного поля, чтобы маг-
нитное поле не поломало аккреционный диск (на кар-
тинке как раз аккреционный диск), чтобы газ дошел бу-
квально до центра, до радиуса Шваршильда, тогда по-
является возможность выброса струй.
Валерий Сулейманов.. Здесь на картинке мы можем видеть как раз ту
систему, которую мы долго описывали, тесную двой-
ную, где с нормальной звезды идет струя вещества
и бьет на черную дыру. И вещество закручивается в
кольцо, в диск вокруг черной дыры, потому что оно не
может прямо на него упасть из-за того, что происхо-
дит вращение системы вокруг общего центра масс. Ве-
щество должно как-то терять свой угловой момент, как
спутник-ракета вокруг Земли крутится, и чтобы упасть
на нее, на Землю, нужно затормозиться, потерять угло-
вой момент, и здесь точно также. В диске потеря угло-
вого момента происходит из-за трения соседних сло-
ев, вращающихся с разной скоростью. При этом выде-
ляется очень большая энергия.
Александр Гордон. Простите, еще один вопрос. А где находится
центр массы такой системы, потому что ведь черная
дыра…
Валерий Сулейманов.. Центр массы зависит от массы черной дыры.
Нормальная звезда – порядка массы Солнца, навер-
ное, в так называемых маломассивных рентгеновских
двойных, или больше гораздо, если это рентгеновская
двойная большой массы.
Сергей Фабрика. Центр массы посередине.
Валерий Сулейманов.. Это зависит от массы компонентов, где-то ме-
жду ними находится. Если массы равные, то посереди-
не, и чем больше масса черной дыры по сравнению с
массой звезды, тем ближе к черной дыре.
Сергей Фабрика. Механизм ускорения струй.
Валерий Сулейманов.. Сейчас такие струи, которые мы видели на пре-
дыдущей картинке, которые сейчас видим, наблюда-
ются практически у всех объектов с аккреционными
дисками. Поэтому механизмов ускорения струй, ско-
рее всего, несколько. Их, как минимум, известно три.
Просто гидродинамические, когда избыточное давле-
ние падающего вещества выбрасывает, выталкивает
газ перпендикулярно диску в молодых звездах, когда
давление излучения, давление света просто выталки-
вает газ при сверхкритической аккреции, но об этом
мы немножко позже поговорим. Или электромагнитный
механизм. То есть когда магнитным полем ускоряются
частицы, и бьют такие две струи.
Александр Гордон. Верните предыдущую картинку, я хочу уточнить
о чем идет речь. Вот эта вертикальная голубая струя…
Валерий Сулейманов.. Голубые объекты – это и есть струи. А желтень-
кий вокруг – это ветер, просто оттекающий от диска, с
меньшей гораздо скоростью.
Сергей Фабрика. Центральная часть аккреционного диска более
горячая, здесь художник это изобразил голубым, синим
цветом.
Александр Гордон. И энергия вертикального потока этих струй, ко-
торые выбрасываются, гораздо больше, чем энергия
газа, который падает?
Валерий Сулейманов.. Нет.
Александр Гордон. Тогда за счет чего достигается ускорение?
Валерий Сулейманов.. Дело в том, что энергии же не может взяться
больше, чем она поступила. Поэтому источником энер-
гии является гравитационная энергия падающего ве-
щества. Ее, естественно, должно быть больше, чем
энергии оттекающих струй.
Александр Гордон. Понял, спасибо.
Сергей Фабрика. Можно так сказать, что там работает очень гру-
бая и поэтому правильная формула для потенциала,
или для энерговыделения: в числителе масса, в знаме-
нателе – радиус. Масса – это масса черной дыры или
центрального объекта. А радиус – это радиус по дис-
ку. И ясно, что чем ближе подходит газ к черной дыре
– радиус меньше в знаменателе, получается больше
энерговыделение. Там диск разогревается до огром-
ных температур.
Валерий Сулейманов.. Миллионы градусов.
Сергей Фабрика. И существуют специфические механизмы, в
частности, электромагнитный, когда вращающаяся
черная дыра закручивает вокруг себя пространство,
образуются магнитные поля, тороидальное магнитное
поле, а электрическое поле направлено по оси враще-
ния. Оно ускоряет заряженные релятивистские части-
цы – струи.
На предыдущей картинке были показаны как раз
результаты наблюдения этих струй. Это знаменитый
микроквазар, так называемый gamma-ray source GRS
1915+105. Его последовательно наблюдала группа
Ральфа Спенсера, это европейская сеть радиотеле-
скопов со сверхдлинными базами. Масштаб здесь –
миллисекунды дуги. Последовательно слева направо
видна эволюция струй, после того как они были выбро-
шены. Это картинки были получены через дни. Где-то
там слева, соответственно, не нарисован источник. И
линии проведены так, что видно, что облака плазмы
распространяются по баллистическим траекториям. В
этих объектах наблюдаются так называемые сверхсве-
товые скорости. Об этом, вероятно, в ваших передачах
не говорилось. Скорость больше, чем скорость света,
запрещена. Но в космосе эти вещи наблюдаются. Это
чисто релятивистские эффекты. Если источник дви-
жется примерно на наблюдателя со скоростью около
скорости света, то сам источник и кванты, излученные
им (они движутся со скоростью света), – все движется
примерно со скоростью света. То есть весь этот фронт
не так уж далеко распространяется. Вся информация
приходит к нам сжатой во времени. Таким образом,
объект мог 10 лет излучать, 10 лет двигалась эта струя.
А мы наблюдаем всю картину за 10 дней. Перед нами
картинка ускоренно разворачивается.
Валерий Сулейманов.. Мы делим на 10 дней, хотя делить надо на 10
лет.
Сергей Фабрика. Такие сверхсветовые скорости наблюдаются в
радиодиапазоне, они наблюдаются и в квазарах, и в
микроквазарах. Кстати, хотел сказать, что где-то в на-
чале 70-х годов, когда открыли сверхсветовые скоро-
сти, был большой шум. Люди, вероятно, не очень гра-
мотные, говорили, что Вселенная слишком большая,
надо ее сжать. Мол, мы неправильно представляем
масштабы Вселенной – нельзя же двигаться быстрее
скорости света! Но в работах наших астрофизиков, а
именно, в первую очередь, Виталия Лазаревича Гинз-
бурга, это 60-е годы, а также гениального астрофизи-
ка Мартина Риса из Кембриджа, такие вещи уже бы-
ли предсказаны. И быстро довольно было понято, что
это релятивистские эффекты. Релятивистские эффек-
ты, вообще, очень красивы и необычны.
Валерий Сулейманов.. Связано это с тем, что свет, с какой бы скоро-
стью не двигался источник света, все равно имеет ско-
рость света. Летит источник, скажем, 0.99 от скорости
света, испускает свет. И свет впереди источника чуть-
чуть только идет. Относительно нас он тоже со скоро-
стью света двигается. То есть он летел-летел, выстре-
лил что-то из себя, и летит вслед за ним, и еще раз
выстрелил, то есть он может 10 лет лететь, потом вы-
стрелить, а кванты к нам приходят от этих двух вспы-
шек спрессованные, через очень небольшой промежу-
ток времени.
Сергей Фабрика. Здесь картинка нашего телескопа. Это 6-метро-
вый оптический телескоп в горах Северного Кавказа.
Специальная астрофизическая обсерватория, инсти-
тут Академии наук. Здесь, на этом телескопе, прово-
дятся наблюдения, в частности, микроквазаров, но это
далеко не единственная тема. Это фотографии Влади-
мира Романенко, и дальше будут, может быть, фоном
показаны картинки нашей обсерватории. Ближе к кон-
цу нашего рассказа мы покажем конкретные результа-
ты по этим объектам. Можно следующую картинку?
Сергей Фабрика. Вот, пожалуйста, так взорвался тот же микро-
квазар GRS1915+105. Эта картинка обошла весь мир,
ее автор – Филипп Мирабель, он и придумал это на-
звание для микроквазаров. Они с соавтором, Родри-
герсом, наблюдали это явление. По горизонтальной
оси идет время. Частокол – это рентгеновское излуче-
ние, так объект пульсирует прямо за несколько минут.
Вдруг рентгеновское излучение (черная кривая верх-
няя), резко ослабляется, считается, что это освобожда-
ется внутренняя часть аккреционного диска. И возни-
кает всплеск инфракрасного, а потом и радиоизлуче-
ния. Здесь формируются релятивистские частицы, ко-
торые излучают синхронным образом, двигаясь в маг-
нитных полях. Частицы движутся в струе, это и есть
сама струя. Там есть так называемый мягкий спайк, –
быстрый-быстрый всплеск рентгеновского излучения,
в этот момент как раз и запускаются струи.
Синхротронное излучение – здесь тоже наши со-
ветские астрофизики много сделали, тот же самый
В.Л.Гинзбург, а также уникальный астрофизик Шклов-
ский Иосиф Самуилович. Синхротронное излучение
было ими предсказано, точнее, было предсказано, что
оно должно быть очень распространенным в космо-
се. И струи микроквазаров – в среднем, а может и у
всех, – излучают за счет синхротронного излучения вы-
брошенных релятивистских электронов, позитронов –
лептонов. Примерно так это выглядит. Как выясняет-
ся, во всех микроквазарах, а также в уникальном ми-
кроквазаре SS433, к которому мы скоро переходим,
тоже перед вспышкой происходит ослабление рентге-
новского излучения, то есть как-то выбрасывается ве-
щество из внутренних частей аккреционного диска.
Эта последняя картинка тоже про микроквазары,
их наблюдал Роберт Джеллминг. Роберт Джоуминг –
уже покойный, был прекрасный американский астро-
физик. На левой картинке показан взрыв в микроква-
заре V4641, это звезда Горанского. Наш астроном, Ви-
талий Горанский, ее открыл. Объект взорвался, через
несколько часов выброшенная струя – мы видим ее как
вытянутую структуру – пролетела три орбиты Плутона
со скоростью около скорости света. И еще через пол-
часа уже видно, как начинает слабеть ядро, то есть ре-
лятивистские электроны высвечивают свою энергию, и
на следующей день почти все уже ослабло. Это струи
микроквазаров.
Валерий Сулейманов.. Это явление связано как раз со сверхкритиче-
ской аккрецией. Дело в том, что если слишком мно-
го вещества падает на черную дыру и слишком много
энергии вырабатывается, возникает такой эффект, что
сила давления излучения на вещество начинает пре-
восходить силу притяжения. Обычно вещество – это
водород, протон и электрон. Протон притягивается к
черной дыре, а на электрон действует сила давления
света, и они борются друг с другом, кто сильнее. И есть
некий критический темп выработки энергии, а здесь
он определяется темпом падения вещества, темпом
аккреции, при котором сила давления света начина-
ет превышать силу притяжения на протон, и избыточ-
ное вещество начинает просто выбрасываться. И при
этом осуществляется самый высокий и эффективный
темп энерговыделения. Скорее всего, этот микроква-
зар, эта вспышка и была именно сверхкритической.
Наши астрофизики…
Сергей Фабрика. Ревнивцев, Гильфанов и Сюняев.
Валерий Сулейманов.. …Установили, что это сверхкритический режим.
Сергей Фабрика. Это называется «сверхкритический транзи-
ент».
Александр Гордон. А можно предсказать следующую вспышку, свя-
занную со сверхкритическим транзиентом?
Валерий Сулейманов.. К сожалению, мы не знаем механизмов, кото-
рые запускают эту вспышку в этих микроквазарах, но
сейчас активно идет работа в этом направлении.
Сергей Фабрика. Предсказывают, но неудачно.
Александр Гордон. То есть, пока наблюдательные данные не гово-
рят о том, что это явление может повторяться с опре-
деленной периодичностью?
Валерий Сулейманов.. Есть часть транзиентов, в которых черная дыра
находится на вытянутой элиптической орбите …
Александр Гордон. Проходя, она забирает новую порцию веще-
ства…
Валерий Сулейманов.. Да, да, там легко можно предсказать, там пери-
одически все повторяется.
Сергей Фабрика. Это идея сверхкритической аккреции, о которой
Валера начал рассказывать. Надо сказать, что сна-
чала была статья наших астрофизиков Н.И.Шакуры и
Р.А.Сюняева, это, конечно, гениальная статья, хоть и
1973-го года. Начиная с этого момента, астрофизикам
стало ясно, как рассматривать аккреционные диски,
стало понятно, как двигаться. Там у них был параграф
«Сверхкритическая аккреция», и там они рассказали,
что это примерно такое. Валера уже говорил: вещества
поставляется (темп аккреции) очень много, а нормаль-
ная звезда, как говорят, она как бы не знает о пробле-
мах со сверхкритической аккерцией у звезды-соседки;
она может выдать в десять раз больше, в тысячу раз
больше, а потом вдруг замолчать. В этом плане труд-
но предсказать вспышку. Если темп аккреции, то есть
темп поступления газа в диск, становится выше, чем
критический, тогда диск раздувается, вспухает, возни-
кает мощнейший ветер, и внутри этого ветра поглоща-
ется все рентгеновское излучение. Такой объект может
вспыхнуть даже в оптике.
Валерий Сулейманов.. В нашей галактике есть пример такого уникаль-
ного объекта, где идет сверхкритическая аккреция все
время. Большой вклад как раз Сергей Фабрика внес в
изучение этого объекта, это объект SS433.
Сергей Фабрика. Пока мы смотрим на галактику М33, это изобра-
жение получил Фил Массей, известный астрофизик из
США.
Валерий Сулейманов.. В этой галактике некоторые, тот же Сергей Фа-
брика, пытались найти такие же объекты, как SS433.
Сергей Фабрика. На нашем шестиметровом телескопе мы с Оль-
гой Шолуховой затратили очень много времени и сил
в поисках в галактике М33 подобного объекта, о кото-
ром мы сейчас будем говорить. Тоже «уникального»,
но второго. Безрезультатно. Этот объект – SS433 – то-
же черная дыра в двойной системе. Но в отличие от
всех микроквазаров, он показывает не транзиентные
всплески, а он постоянно и существенно сверхкритиче-
ский. Там в тысячу или даже в десять тысяч раз больше
падает вещества (вещество поставляет вторая звез-
да) в область черной дыры, чем нужно для того, чтобы
диск стал сверхкритическим.
Валерий Сулейманов.. Все это избыточное вещество вытекает в виде
ветра от диска, мы, собственно, этот плотный ветер и
видим у этого источника.
Сергей Фабрика. Почему другие галактики? Потому что все мас-
сивные и интересные звезды, которые потом дают чер-
ные дыры, все находятся в плоскости нашей Галакти-
ки, и мы находимся в плоскости Галактики. Галактиче-
ская пыль и газ тоже находятся в плоскости и засло-
няют нам самое интересное. Нужны другие галактики,
причем, удачно к нам развернутые.
А вот красавица М33, это близкая галактика в со-
звездии Треугольника, она ориентирована к нам почти
плашмя, так что там мы можем все видеть и изучать
все объекты в этой галактике.
Александр Гордон. Но такого объекта вы там не нашли?
Сергей Фабрика. Мы не нашли… Но мы затратили довольно мно-
го времени, и мы потом даже переформулировали на-
шу программу на поиск наиболее массивных звезд.
Александр Гордон. Давайте перейдем к тому объекту, который вы
наблюдали.
Сергей Фабрика. Да, на следующей картинке он должен быть.
Это картинка сделана Золтом Параги из Двингелоу,
Голландия. Здесь тройной монтаж, сверху – это туман-
ность огромных размеров.
Валерий Сулейманов.. Это все в радиодиапазоне.
Сергей Фабрика. Да, по обе стороны от центра (где находится
объект) – по 50 парсек, то есть струи со скоростью че-
тверть скорости света покрывают это расстояние при-
мерно за тысячу лет. В этом объекте постоянно выбра-
сываются струи, и скорость струй постоянная, пример-
но четверть скорости света. Вся эта туманность пред-
ставляет собой поджатый струями межзвездный газ.
Справа где-то там проходит почти вертикально плос-
кость Галактики, в плоскости Галактики больше меж-
звездного газа. Одна струя в нее упирается, поэтому
сама струя такая коротенькая. А слева струя более
протяженная, расширенная. Примерно за десять ты-
сяч лет своей жизни «в качестве микроквазара» этот
микроквазар произвел такое воздействие на межзвезд-
ную среду. При лучшем разрешении, в центре, показа-
на картинка, как эти струи распространяются. Они ма-
ло того что выбрасываются с такой чудовищной скоро-
стью, они еще и процессируют с периодом 160 дней.
И мы можем наблюдать две противоположные струи
под разными углами, изучать релятивистские эффек-
ты и эффекты взаимодействия струй с веществом. Это
потрясающая лаборатория, SS433. На картинке видны
изгибы струй. Это прецессионное движение – поворот
оси струй в пространстве. А внизу, к сожалению, каче-
ство не очень хорошее, это с рекордным разрешени-
ем или почти с рекордным разрешением показан сам
центр. Это все получено методами радиоастрономии
со сверхдлинными базами.
Валерий Сулейманов.. Вся Земля – как один радиотелескоп.
Сергей Фабрика. Да. Но, в данном случае это «European VLBI
Network». Только европейские радиотелескопы уча-
ствовали. И тут уже с огромным разрешением до одной
миллисекунды дуги виден центр. Те же самые струи
выбрасываются, летят с огромной скоростью. Здесь
даже заметно еще и вертикальное, перпендикулярное
струям истечение. Оно было предсказано, это «эквато-
риальный ветер» – газ, который теряет двойная систе-
ма в плоскости аккреционого диска.
Александр Гордон. А каковы расстояния до объекта?
Сергей Фабрика. Пять килопарсек. Это единственный объект (он
не единственный, он единственный, где так красиво и
точно), где мы можем измерить эффекты замедления
времени. Излучатель летит со скоростью около скоро-
сти света, в нем замедляется время с точки зрения
земного наблюдателя. И, наблюдая его спектроскопи-
чески, мы этот эффект видим просто по красному сме-
щению линий, и поэтому мы можем точно узнать ско-
рость. 79 тысяч километров в секунду, четверть скоро-
сти света! А поскольку мы еще видим в радиодиапа-
зоне, как эта штука расширяется, мы можем связать
угловую меру и линейную и найти расстояние. Это, на-
верное, единственный объект вообще в природе, где
можно с огромной точностью для астрономии – 5% –
вычислить расстояние.
Валерий Сулейманов.. Оболочки новых расширяющихся звезд тоже
позволяют это.
Сергей Фабрика. В общем-то, да, световое эхо.
Валерий Сулейманов.. Не обязательно эхо. Там просто видна сама
оболочка, ее расширение, и по эффекту Доплера из-
меряется скорость, получается то же самое.
Сергей Фабрика. На следующей картинке изображение SS433 с
японского рентгеновского спутника «ASCA». Таро Ка-
тани сделал глубокую-глубокую фотографию. Сейчас,
конечно, летают спутники с более высоким угловым
разрешением, но зато «ASCA» была достаточно чув-
ствительна. В центре – сам объект, а справа-слева
видно, как распространяются эти струи в рентгенов-
ском диапазоне.
Валерий Сулейманов.. Надо сказать, тут тот же масштаб, что и на са-
мой верхней картинке в радиодиапазоне, то есть это
те же 100 парсек.
Александр Гордон. То есть, это вся туманность.
Сергей Фабрика. Да. Этот микроквазар произвел такое воздей-
ствие на межзвездный газ. На самом деле струи про-
цессируют. И угол процессии ± 20 градусов, а мы ви-
дим здесь струи более узкими. Это из-за того, что газ
движется с релятивистской скоростью как бы по обра-
зующей конуса процессии, расширяется, и к центру, к
оси конуса идут ударные волны, там вещество схло-
пывается. Получается симметрия совершенно другая.
В центре наиболее высокая температура. На следую-
щей картинке, вероятно, будет модель системы SS433.
Чтобы ее долго не объяснять – это двойная звезда. Мо-
дель получена по наблюдениям на 6-метровом теле-
скопе. Эта картинка научная, в отличие от предыдущих
красочных.
Валерий Сулейманов.. Вот двойная звезда показана кругом.
Сергей Фабрика. Да. Тут была идея показать только то, что мы
наблюдаем. Самое интересное, это не поток (stream),
что сбоку показан, – горячий поток газа течет и упира-
ется в аккреционный диск. Самое интересное – цен-
тральная машина, сама черная дыра, окутанная газом.
Мы наблюдаем в SS433 очень мощный ветер, только
ветер и больше ничего. Из сверхкритического аккреци-
онного диска дует очень сильный ветер, который за-
крывает собой и диск, и черную дыру. Аккреционный
диск (темный на рисунке) на самом деле не наблю-
дается, но не нарисовать его было нельзя. По центру
мы видим рентгеновские горячие струи. Струи в ветре
делают каналы, и через эти каналы выходит реляти-
вистский газ, там формируются струи. В рентгеновском
диапазоне, на рентгеновских спутниках мы, собствен-
но, наблюдаем этот остывающий и выходящий рентге-
новский газ. А окружен он относительно более холод-
ным коконом, который излучает в горячих линиях ге-
лия-2 уже в оптическом диапазоне.
Дальше должна быть, вероятно, картинка с моделью
этих струй. Тоже самое, но сбоку: звезда оптическая
(или донор), черный квадрат – область радиусом сто
на сто радиусов Шварцильда, куда, конечно, не загля-
нешь. Но уже сейчас на машинах с миллиардами опе-
раций в секунду возможно моделирование этой обла-
сти. И эти самые современные модели показывают, что
непосредственно около черной дыры в центре сверх-
критического аккреционного диска должен сразу фор-
мироваться канал, градусов 30-40, довольно широкий.
Канал перпундикулярен диску, в этом канале выходит
газ струи. А потом, выше, канал обжимает релятивист-
ский поток и схлопывает его в струю.
Здесь показана точками область рентгеновского из-
лучения, ее окружает кокон газа, он излучает в опти-
ке и УФ. Пунктиром показана сама струя газа, уже на
больших расстояниях, где мы ее наблюдаем на опти-
ческих телескопах. Уникален объект тем, что в опти-
ке, на обычном спектре мы видим эти струи. Здесь
нужно сказать об интересном моменте. Когда-то очень
много обсуждались внеземные цивилизации – «воз-
можно-невозможно» (тема, конечно, важная). Была да-
же такая неинтересная, конечно, идея, что внеземные
цивилизации, мол, должны так себя проявить, что со-
здать объект, который невозможен в принципе. Объект,
который летит и к нам, и от нас одновременно. Когда
астрофизики открыли SS433, они увидели, что часть
объекта летит в одну сторону (по спектру, по эффекту
Допплера, линии от двух струй смещаются в разные
стороны), а часть – в другую. Это приближающаяся и
удаляющаяся струи. На картинке, дальше в больших
масштабах уже показана туманность, которую мы об-
судили выше.
Валерий Сулейманов.. Понятно, что их две, в разные стороны.
Сергей Фабрика. Да, конечно, это схема. В SS433 две противопо-
ложно направленные струи. Точки – это рентгеновское
излучение, а червячки – это радиоизлучение. Там уже
происходит диссипация кинетической энергии струй и
удар по межзвездной среде.
Александр Гордон. Тот график, что мы видели до этого – вспышка
рентгеновская, потом ослабление рентгеновского из-
лучения и появление рассеянного рентгеновского из-
лучения. Все здесь, собственно, есть.
Валерий Сулейманов.. Только здесь постоянно во времени.
Сергей Фабрика. Дальше мы по плану должны показать сам вну-
тренний канал, области, близкие к черной дыре. Если
в классических микроквазарах мы видим область уско-
рения струй, как говорят, голую черную дыру и аккре-
ционный диск вокруг нее, то здесь все покрыто истека-
ющей оболочкой (ветром). Энергетика объекта огром-
на, она существенно больше, чем энергетика или све-
тимость самых ярких рентгеновских источников нашей
Галактики, других черных дыр, классических, типа Ле-
бедь Х-1, Геркулес Х-1. Но все это закрыто истекаю-
щим ветром, здесь показан ветер. В канале распро-
страняется быстрая плазма, сам канал – это дыра в
медленном ветре. А медленный ветер, это «всего-на-
всего» тысяча километров в секунду.
Валерий Сулейманов.. Он более плотный поэтому.
Сергей Фабрика. Да. Теперь о взаимодействии этой быстрой
плазмы и медленного ветра. Стенки канала должны
определенным образом жить, там возможны неустой-
чивости типа волн на море, когда дует ветер. Стенки
канала – это динамическое образование: в плотном и
медленном ветре существует канал, в котором движет-
ся быстрый и разреженный ветер. На стенках канала
появляются волнообразные неоднородности, возника-
ют очень мощные ударные волны, которые движутся в
центр, к оси, они же схлопываются в центре, и таким
образом формируется струя SS433. То есть механизм
ускорения здесь гидродинамический, за счет светово-
го давления.
Валерий Сулейманов.. За счет светового давления, скорее, чем ги-
дродинамического. Гидродинамической является кол-
лимация, то есть сужение этих струй, схлопывание.
Сергей Фабрика. Да, это точнее. Но теперь уже надо переходить
к ультраярким рентгеновским источникам.
Валерий Сулейманов.. Которые, возможно, связаны генетически с те-
ми объектами, о которых мы говорили.
Сергей Фабрика. На следующей картинке опять же SS433. Это
наша работа. Мы с Татьяной Ирсмамбетовой изучили
2000 наблюдений. Там, на самом деле, много рабо-
таешь, получаешь мало (в смысле результатов). При-
шли к выводу, как выглядит сама центральная часть,
область, окутывающая эти струи. Иногда этот объект
впадает в активное состояние, а у него такое быва-
ет. Это аккреционный диск, справа – активные кар-
тинки, слева – пассивные. Сверху, он к нам наклонен
максимально в своей прецессии, а снизу так называ-
емая ориентация «edge-on», т.е. когда мы наблюдаем
в плоскости диска. Там формируются колонны (коко-
ны) очень горячего газа, которые в активном состоянии
просто увеличиваются в размере. И они, в отличие от
нас, наблюдателей, видят то, что там внутри, в этом ка-
нале, и переизлучают внутреннее излучение. На осно-
ве примерно таких представлений было предсказано,
что мы увидели бы, если смогли заглянуть в этот ка-
нал. Но мы, к счастью, не можем.
Почему к счастью? Потому что объект к нам развер-
нут так, что мы наблюдаем затмения в двойной систе-
ме, мы его изучаем очень эффективно. А потом, это
было бы очень ярко. Так вот, мы бы увидели рентгенов-
ский источник чудовищной яркости, это эффект про-
жектора, потому что кванты света, распространяясь,
все равно так или иначе выходят наверх по каналу. На
самом деле лампочка в прожекторе не такая яркая, как
кажется, когда на нас светят. То есть и в прожекторе,
и в SS433 формируется коллимированное излучение.
На этой идее было предсказано, что в других галакти-
ках…
Александр Гордон. Должны находить такие источники, то есть по-
вернутые к нам, собственно, этой исходящей…
Сергей Фабрика. Именно так. И таких объектов как SS433 в на-
шей Галактике, примерно один. Да и расчеты показы-
вают, что это очень короткая стадия – всего 10 тысяч
лет. И в других галактиках, соответственно, на галакти-
ку по одному, один – это значит, конечно, три, или два,
или, может быть, ни одного в данный момент, но когда
мы наблюдаем много галактик, у нас есть шанс увидеть
объекты, которые как раз, как говорится, «face-on» –
развернуты плашмя.
Александр Гордон. Во-первых, активны, во-вторых, смотрят на нас.
Сергей Фабрика. Совершенно так. Во-первых, там такой объект
есть, во-вторых, он определенным образом ориенти-
рован. Это ультраяркие рентгеновские источники, ко-
торые открыты – осознаны, точнее, – два года назад.
Валерий Сулейманов.. Впервые они были обнаружены, конечно, дав-
но, в 89-м году еще. Так сказать, описаны. Но осознаны
2-3 года назад, наверное.
Сергей Фабрика. На следующих картинках будет о них рассказ
– об ультраярких рентгеновских источниках. Это фото-
графия в рентгеновских лучах со спутника «POSAT» га-
лактики М-31, знаменитой туманности Андромеды. Это
галактика нашей Местной Группы. Местная Группа га-
лактик – это наша Галактика, М33, вот та картинка, что
до этого была, М31, плюс несколько десятков карлико-
вых галактик. В рентгеновских лучах она выглядит, мо-
жет, не так красиво, как в оптике. Объектов типа уль-
траярких рентгеновских источников, здесь нет ни одно-
го. Один такой объект был бы ярче, чем вся эта галак-
тика. Конечно, открытие таких источников в других га-
лактиках заинтересовало и заинтриговало.
Валерий Сулейманов.. Здесь есть яркое сгущение. Оно такое же, но
находится где-то на краю галактики. Это яркий источ-
ник.
Александр Гордон. То есть, если мы в рентгеновском диапазоне ви-
дим у галактики, по сути дела, два центра, то значит,
это есть сверхяркие рентгеновские источники.
Сергей Фабрика. На самом деле ультраяркие рентгеновские ис-
точники должны появляться и в центрах галактик. Но
там трудно доказать, что это не активное ядро. Потому
что некоторые активные ядра галактик – квазары, они
же имеют почти такую же светимость. Поэтому не по-
мещалось в голове, чтобы какой-то микроквазар све-
тил с такой чудовищной мощностью.
Валерий Сулейманов.. Просто есть малоактивные квазары, лайнеры
так называемые, у которых светимость как раз такая,
10 в 40-й, 10 в 42-й эргов в секунду.
Сергей Фабрика. Вот это уже наши результаты из галактики
Holmberg-2, есть такой ультраяркий источник. Это кар-
ликовая галактика. А красным здесь показана только
небольшая область этой карликовой галактики. То есть
сама галактика раз в 20 больше, чем красная область,
которая была сфотографирована в фильтре линии H-
альфа, это линия водорода. Рядом же есть огромная,
гигантская галактика М81, которая существенно боль-
ше карликовой галактики. Так вот, эта штучка, которая
в центре крестиком помечена, в рентгеновском диапа-
зоне излучает примерно столько же, сколько вся ги-
гантская галактика М81. Светимость для астрономов
раньше была невероятная. Мы можем назвать цифру
10 в 40-й степени эргов за секунду. Это примерно в 100
миллионов раз ярче, чем полная светимость Солнца –
только в рентгене.
Здесь на картинке результаты, которые мы получи-
ли, когда провели панорамную спектроскопию на так
называемом мультизрачковом (MPFS) фиберном спек-
трографе, на 6-метровом телескопе БТА. Это прекрас-
ный спектрограф, создатель его Виктор Афанасьев, и
идея там замечательная: матрица из 15 на 15 микро-
объективов. Они ставятся в фокальную плоскость те-
лескопа, и каждый микрообъектов формирует изобра-
жение. Потом оптоволокном все изображения выводят
на ПЗС-детектор. Это так называемая 3D-спектроско-
пия. Во-первых, у вас два измерения на картинке – 2D
и еще спектр в каждой точке. Это новые методы, сей-
час на крупнейших телескопах создаются примерно та-
кие спектрографы, но этот наш спектрограф был пер-
вым.
Еще квадратик – поле наблюдений со спектрогра-
фом РMAS, это спектрограф немецкий, они промазали
немножко, но неважно. CHANDRA, это американская
рентгеновская обсерватория, дала черный квадратик.
Здесь находится объект. И дальше, на следующей кар-
тинке, то же самое, но это уже результат или изобра-
жение с многозрачкового спектрографа MPFS. Самое
интересное, что обнаружено (верхняя левая картинка),
туманность в линии гелия-2. Это очень высокое воз-
буждение газа. И эта туманность возбуждается рент-
геновским источником. Доказано, что источник сидит
именно там, в этой галактике, что это не проекция. И
именно межзвездный газ той галактики «видит» этот
рентгеновский источник.
Что, собственно, новым является – хотя в той теме,
что мы обсуждаем, у Валеры, я знаю, другое мнение
на природу этих объектов. Эта тема – даже не новей-
шая история, это просто текущая ситуация. Пока это
все только в процессе понимания, или даже в начале
понимания. Так вот, новым является то, что мы обна-
ружили градиент скорости в туманности.
Это яркое красное пятно – туманность в линии ге-
лий-2. Одна часть туманности к нам приближается на
50 километров в секунду, а другая удаляется с такой же
скоростью. Такое возможно только в случае, если это
действительно SS433 или микроквазар, то есть имеет-
ся динамическое воздействие струй на межзвездный
газ. Несмотря на то, что такие объекты были предска-
заны, конечно же, сразу появились другие идеи. И аль-
тернативная, самая интересная идея, что ультраяркие
рентгеновские источники – это черные дыры проме-
жуточных масс. Они предсказаны астрономами были
давно. В принципе, они должны формироваться ли-
бо из первичных звезд, в самом-самом начале, когда
еще Вселенная не прожила и процента своего времени
– когда образовывались первичные, очень массивные
звезды. Либо в шаровых скоплениях. Да, возможно,
это черные дыры промежуточных масс. Почему нужна
большая масса и почему промежуточная? У нас есть
квазары – миллионы и миллиарды масс Солнца и есть
микроквазары – несколько масс Солнца, а где черные
дыры в тысячи масс Солнца?
Валерий Сулейманов.. Сто – тысяча масс Солнца.
Сергей Фабрика. И это конкурирующая идея: черная дыра про-
межуточной массы, в принципе, может тоже очень яр-
ко излучать. Потому что очень большая масса. Валера
считает, что..
Валерий Сулейманов.. Я могу сам рассказать. Дело в том, что в такой
же двойной системе, в которой находится СС-433, мо-
жет находиться черная дыра очень большой массы, 50
масс Солнца, сто масс Солнца. Ну, сто масс Солнца
я загнул, конечно, 50. И если на нее будет сыпаться в
режиме сверхкритической аккреции или близкой к ней
вещество, она может излучать как раз 10 в 40-й эргов
в секунду, те самые, которые нужны. Но там, правда,
есть одно затруднение: дыра такой массы будет давать
слишком мягкий рентгеновский спектр, не такой жест-
кий, как наблюдается. Здесь, на самом деле, если мы
теорию дисковой аккреции будем более тонко рассма-
тривать, можно сделать излучение таким жестким, ка-
ким оно наблюдается.
В объектах нашей Галактики, таких как Лебедь ХI,
наблюдаются более жесткие спектры, чем следует из
простейшей теории дисковой аккреции, то есть они пе-
реходят из одного состояния в другое, когда излучение
идет главным образом в мягком рентгеновском диапа-
зоне. Тогда в этом диапазоне они становятся очень яр-
кими – такое мягкое излучение. Это сам аккреционный
диск, оптически толстый, светит, как ему полагается по
теории. Но иногда происходит переход в жесткое со-
стояние, когда вся та же энергия примерно высвечива-
ется, но в более широком диапазоне спектра, в более
жесткой части, поэтому в мягком диапазоне спектра он
подседает, как бы низкое состояние у него в этом диа-
пазоне становится.
Сергей Фабрика. Ты объясни, если это черная дыра промежуточ-
ной массы, откуда 10 в 40-й эрг за секунду? И больше
ничего не требуется.
Сергей Фабрика. Для одной массы Солнца критическая свети-
мость – 10 в 38-й. Это если ты берешь просто сто масс
Солнца, у тебя будет 10 в 40-й. Но 100 – много.
Александр Гордон. Почему 100 – это много?
Валерий Сулейманов.. Потому что 100 – это верхний предел на массу
современных звезд, они не могут существовать боль-
шей массы просто из-за того, что та же самая свети-
мость, сверхкритическая, будет осуществляться уже в
звезде.
Александр Гордон. А первичные звезды могли быть большей мас-
сы?
Валерий Сулейманов.. Первичные звезды могли быть, наверное, и
большей массы, да.
Сергей Фабрика. Это гипотетический объект, мы должны верить
нашим наблюдениям. Накоплены терабайты наблюде-
ний. Итак, самая массивная известная черная дыра –
14 масс Солнца. Я думаю, мы не можем говорить о 50
или о 100 массах Солнца.
Валерий Сулейманов.. Но, тем не менее, существуют теоретические
сценарии, которые позволяют черной дыре иметь 50
масс Солнца. И если мы будем на нее сыпать гелий, а
не водород, в котором давление излучения на эту си-
стему гелия меньше в два раза, то выиграем двойку. Но
если мы каллимацию сделаем не как у SS433 – только
вдоль луча зрения практически, – а чуть-чуть поболь-
ше, то все равно на этом мы можем двойку, четверку
выиграть, я думаю.
Сергей Фабрика. Я сторонник кардинальных мер. Хорошо. Одна
из интереснейших особенностей таких объектов, что
они чрезвычайно переменны, несмотря на фантасти-
ческую светимость. Это мы легко говорим: 10 в 40-й. А
те, кто этим занимается, сначала со стула падали про-
сто, считали, что такое невозможно. Они переменны
на минутах, на часах.
Валерий Сулейманов.. Но они могут быть переменны и на секундах.
Сергей Фабрика. Как вы объясните, коллега, такую перемен-
ность?
Валерий Сулейманов.. Они могут быть переменны и на секундах. Дело
в том, что…
Александр Гордон. Простите, что я перебиваю ваш профессиональ-
ный спор, у нас очень мало времени осталось, вы все
равно его не закончите. А нам интересно – не дразни-
те нас.
У меня вот какой вопрос возник. Вы говорите о све-
тимости в рентгеновских лучах. А сами наблюдаете с
оптического телескопа. Вообще, у оптики есть буду-
щее в наблюдательной астрономии? Или с тех пор как
появились радиотелескопы, тем более такие, которые
опоясывают всю Землю, по сути дела, или телескопы,
выведенные за пределы вечно мешающей атмосфе-
ры, нам нет необходимости больше строить оптиче-
ские телескопы на Земле?
Сергей Фабрика. У оптики есть будущее. И об этом говорит хо-
тя бы то, что в развитых странах один из основных
пунктов из затрат на астрофизику – это именно раз-
витие оптических телескопов. Оптика достигла суще-
ственно лучших спектральных разрешений и возмож-
ностей, чем в рентгене или в радио, их нельзя проти-
вопоставлять. Без оптики, конечно, невозможна астро-
физика. И опять же я говорю, что на Западе, в запад-
ных обсерваториях развиваются крупные оптические
телескопы. И обязательно в нашей стране они должны
развиваться. В частности, 6-метровый телескоп – это
единственная обсерватория в нашей стране. Был не-
счастный случай, связанный с тем, что распался Со-
ветский Союз, и потеряны были обсерватории на юге.
А наша обсерватория – в России, поэтому она выжила.
И сейчас мы наблюдаем фактически на том же самом
уровне, что и западные коллеги. У нас нет соревнова-
ния, мы даже с ними вместе делаем эти работы. Сей-
час у нас существует даже проект улучшения этого те-
лескопа, замены зеркала. Мы молимся, чтобы он полу-
чился. Сохранились кадры, и в связи с этим мы можем
конкурировать и строить новую аппаратуру.
Александр Гордон. К сожалению, все. Время закончилось. Но мы
успели…


Обзор темы


SS433. Хорошо известный уникальный объект SS433 был выделен в обзоре звезд с эмиссией H Стефенсона и Сандулека в 1977 году, содержащем 455 объектов плоскости Галактики. SS433 оказался переменным нетепловым радиоисточником и переменным рентгеновским источником. В первых спектрах этого объекта были обнаружены яркие и переменные линии непонятного происхождения. Bruce Margon с коллегами удалось отождествить эти эмиссии с линиями водорода и нейтрального гелия, которые были смещены на десятки тысяч км/с в красную и голубую сторону по паре линий на каждый переход. Наблюдаемые огромные смещения линий не могли возникнуть за счет Зеемановского расщепления линий, было очевидно, что смещенные линии возникали за счет эффекта Допплера в движущемся газе. Выяснилось, что смещенные линии водорода и HeI возникают в двух противоположно направленных струях газа, эти струи периодически меняют свое положение в пространстве ("прецессируют"), что приводит к "движению" линий по спектру. Так начались интенсивные исследования SS433, двойной системы с уникальными свойствами.
Основным отличительным свойством SS433, выделяющим его среди других двойных звезд с релятивистским объектом, является то, что в SS433 реализуется непрерывный (не транзиентный) режим сверхкритической аккреции газа на релятивистскую звезду. При этом формируется сверхкритический аккреционый диск и узкие струи газа, распространяющиеся из внутренних областей диска перпендикулярно к его плоскости с релятивистской скоростью 79000 км/с. Второй компонент системы, звезда-донор, очевидно, переполняет свою критическую полость Роша, что обеспечивает мощный, ~/год, и примерно непрерывный темп перетекания газа в область релятивистской звезды. Фактически, ответ на вопрос о причине уникальности SS433 среди других массивных рентгеновских двойных звезд (с черной дырой или нейтронной звездой) заключается в выявлении причин столь высокого темпа переноса массы в SS433.
Интересно, что до сих пор не найдено никаких явных наблюдательных свидетельств наличия в системе SS433 ни собственно аккреционного диска, ни “нормальной” или “оптической” звезды. Тем не менее, исследователи не имеют никаких сомнений в присутствии этих двух тел в SS433. Связано это не только с имеющимся опытом исследования десятков тесных двойных рентгеновских систем с нейтронными звездами или черными дырами в качестве релятивистской звезды системы. Существует множество косвенных свидетельств и проявлений этих двух объектов. Все основные свойства SS433 хорошо описываются в рамках современных представлений о сверхкритическом режиме дисковой аккреции, впервые обсужденном Shakura and Sunyaev (1973).
Это тесная двойная, массивная, затменная система, орбитальный период равен дня. Хорошо наблюдаются затмения обоих тел в оптическом и ближнем ИК диапазонах и затмения оснований релятивистских струй в рентгеновском диапазоне. Источник струй (аккреционный диск или объект в центре диска) существенно ярче второго компонента звезды-донора. Аккреционный диск SS433 прецессирует, то есть меняет свою ориентацию в пространстве с периодом дня, струи повторяют прецессионное движение. Фактически в системе SS433 мы наблюдаем только плотный ветер, истекающий из аккреционного диска, две яркие области в центральной части диска, в местах выхода релятивистских струй. С наблюдательной точки зрения звезда в SS433 проявляется только как объект, который периодически затмевает аккреционный диск и газовые потоки, формирующие диск, отражает излучение ярких центральных областей, и возмущает ветер диска. Прецессия аккреционного диска кардинально меняет фотометричекие свойства (орбитальную кривую блеска) и заметно меняет спектральные свойства системы. В дальнейшем мы будем пользоваться термином “аккреционный диск”, понимая под этим не только собственно диск, который там должен существовать, но и ветер диска, а также термин “оптическая” или “нормальная” звезда, несмотря на то, что об этой звезде известно очень мало.
Опишем основные свойства релятивистских струй и аккреционного диска - машины, генерирующей струи SS433 - известные на данный момент, причем, главным образом, касаясь результатов наблюдений и их интерпретаций. Основная масса наблюдательных данных по SS433 была получена в первые годы исследований, во время “бума SS433”. Основные идеи и модели, объясняющие поведение SS433, также были высказаны в первые годы исследований. Во многом эти идеи получали подтверждение в последующих наблюдениях. Поэтому известные опубликованные обзоры по SS433 весьма ценны и сейчас. Мы отсылаем читателя к этим обзорам не только за данными об истории исследований SS433, объекта, сыгравшего и играющего сейчас принципиальную роль в современной астрофизике, но и по существу этих обзоров. Это обзор Margon (1984), подводящий итог пятилетнему исследованию объекта, обзор результатов фотометрических исследований Черепащук (1988), обзоры моделей SS433 и теоретических представлений Milgrom (1981) и Katz (1986). Результаты новых наблюдений, особенно рентгеновских обсерваторий и радиоинтерферометрии, а также численных экспериментов, конечно, внесли фундаментальный вклад в понимание SS433.
Параметры SS433. SS433, это же переменная звезда V1343 Aquilae, расположен на расстоянии 5 кпк, примерно в галактической плоскости. Это относительно яркая красная звезда ее звездная величина в полосе V=14.0. SS433 испытывает очень сильное поглощение света, истинная светимость объекта при предположении изотропного излучения составляет эрг/с. Это одна из самых ярких звезд Галактики, максимум излучения SS433 приходится на ультрафиолетовый диапазон. В инфракрасном диапазоне имеется избыток излучения. Избыток связан со свободно-свободным излучением газа в непосредственной окрестности системы. В рентгеновском диапазоне светимость SS433 около ~ эрг/с. Рентгеновское излучение в диапазоне 1-10 кэВ в основном определяется горячим (~ ) газом струй, появляющимся над фотосферой аккреционного диска.
В оптическом спектре SS433 кроме эмиссионных линий обеих струй, перемещающимися в соответствии с прецессионным и нутационным периодами, наблюдаются очень яркие и переменные “стационарные” линии водорода, HeI, HeII, CIII, NIII, а также более слабые эмиссии FeII. Последние, наряду с линиями HI и HeI, в определенные фазы прецессии показывают явные профили типа PCyg. Все эти линии формируются как в ветре, истекающем из аккреционного диска, так и в газовых потоках в системе. Линии нормальной звезды не были обнаружены вплоть до последнего момента, несмотря на неоднократные попытки исследователей, однако, самые последние данные показывают, что звезда-донор в SS433 является проэволюционировавшим сверхгигантом типа A.
Излучение SS433 весьма переменно во всех изученных диапазонах спектра. Кроме спорадической переменности (вспышек), наблюдаются активные и спокойные состояния. В спокойных состояниях в оптике, ИК и рентгеновском диапазонах наблюдается переменность с орбитальным и прецессионным периодами. В активных состояниях, которые длятся от 30 до 90 дней, средний блеск объекта повышается примерно в 1,5 раза, на этом фоне наблюдаются мощные вспышки с характерным временем часы - дни, при этом SS433 “краснеет”, т. е. усиливается обмен и истечение газа из системы. Особенно наглядно активные периоды видны в радиоданных, где имеются длинные ряды наблюдений.
Струи SS433. Самое удивительное явление в SS433 - это струи. В зависимости от расстояния от источника, или от температуры струй, механизма излучения и, соответственно, методов наблюдений мы будем различать рентгеновские струи (~ cm), оптические струи (~ cm), радиоструи ( cm), наблюдаются также протяженные рентгеновские струи ( cm). Однако, это деление несколько условно, например, радиоизлучение струй наблюдается практически на всем протяжении оптических струй.
В оптических спектрах струи проявляются и “движущиеся” эмиссионные линии водорода, и HeI. Линии перемещаются по спектру, из-за изменения наклона струй к лучу зрения в связи с прецессией. Струи удивительно узкие, их раствор в том месте, где излучаются линии водорода (расстояние соответствует 1-3 дням полета), равен . В оптических струях движутся облака газа с нормальной “астрофизической” температурой ~10000 . Для поддержания излучения газа в оптических струях необходим источник постоянного нагрева газа. Рентгеновские струи короткие (всего несколько сотен секунд полета), в них излучаются линии высокоионизованных, тяжелых элементов. Рентгеновское излучение струй формируется в горячем газе (T~ ), охлаждающемся по мере распространения струи за счет расширения и излучения. Раствор рентгеновских струй равен . Газ струй SS433 летит по строго баллистическим траекториям. Поток кинетической энергии или кинетическая светимость струй огромна, эрг/с.
В радиодиапазоне на масштабах несколько угловых секунд наблюдается знаменитая картина прецессирующих струй. Светимость эрг/с, механизм излучения синхротронный. На “масштабах VLBI” также хорошо видны струи вплоть до предела разрешения около 2 mas, где во внутренней области ~ 20 а.е. уже сильны эффекты самопоглощения радиоизлучения. Струи SS433 возбуждают радиотуманность W50, весьма похожую на остаток сверхновой. W50 вытянута в направлении оси прецессии струй с SS433 в центре, туманность простирается по обе стороны в этих направлениях до 50-70 пк. В этих же направлениях распространяются протяженные рентгеновские струи, которые заканчиваются оптическими волокнами.
“Кинематическая модель” SS433 очень хорошо предсказывает положение струй в пространстве и положения линий по спектру. Это геометрическая модель прецессии струй. Кроме прецессионного движения струи совершают так называемые нутационные колебания малой амплитуды с периодом 6.28 дня, который равен половине синодического орбитального периода. Нутационные качания струй (аккреционного диска) вызваны периодическими приливными возмущениями диска гравитационным полем истекающей звезды, либо возмущениями аккреционного потока. При этом наиболее успешным сценарием прецессии в SS433 является вынужденная прецессия звезды-донора, ось вращения которой не совмещена с осью орбиты, и плавающий или “ведомый” аккреционный диск.
Сейчас было бы преувеличением сказать, что “загадка SS433” разрешена; во многих проблемах, особенно касающихся формирования струй и внутренней структуры центрального объекта, самые интересные работы, вероятно, еще впереди. Однако, прогресс в понимании SS433, уже достигнутый, удивляет не меньше, чем сам SS433. Этот объект оказал огромное влияние на астрофизику, как в понимании критических стадий эволюции тесных двойных систем, так и понимании струй, выбрасываемых из молодых звезд, активных ядер галактик и микроквазаров. Последние являются самыми близкими родственниками SS433. Главным, но далеко не единственным, отличием SS433 от микроквазаров или некоторых рентгеновских новых, у которых возможны сверхкритичекие эпизоды аккреции в момент вспышки, является постоянный существенно сверхкритичекий режим аккреции на релятивистскую звезду. SS433 до сих пор единственный объект звездной массы, в котором мы можем непосредственно наблюдать работающий сверхкритический аккреционный диск, процесс выброса и распространения струй. Более того, этот диск (а также все газовые потоки в системе, ветер из диска и струи) постоянно разворачивается с периодом прецессии, затмевается с орбитальным периодом, это настоящий подарок для исследователей, уникальная лаборатория. Две струи SS433 должны быть тождественны друг другу, но часто выглядят весьма по-разному. Меняя свою ориентацию, струи также предоставляют замечательные возможности для исследований поведения газа на релятивистских скоростях и собственно релятивистских эффектов.
Микроквазары. Кратко опишем свойства микроквазаров, как самых близких родственников SS433, а также других объектов - ультраярких рентгеновских источников во внешних галактиках, которые, вероятно, имеют непоспедственное отношение к SS433 и микроквазарам. Заметим, что современая литература по микроквазарам весьма обширна.
Микроквазарами считаются рентгеновские двойные звезды с релятивистскими струями. Прототипом микроквазаров, вероятно, следует считать SS433, так как впервые, у этого объекта были обнаружены релятивистские струи. Однако, название “микроквазар”' впервые было применено к рентгеновской двойной ScoX-1, имеющей радиоструи. Радиоизображения некоторых рентгеновских двойных с релятивистскими выбросами и радиоярких квазаров (и радиогалактик) настолько подобны, что без дополнительных данных их невозможно отличить. Поэтому сам термин “микроквазар”' в первую очередь должен был подчеркнуть морфологическое подобие радиоструктур этих объектов. Массы черных дыр в микроквазарах составляют несколько солнечных масс, что в миллионы, десятки миллионов раз меньше массы квазаров (сверхмассивных черных дыр в ядрах галактик).
Под микроквазарами, как правило, понимаются рентгеновские двойные с нейтронными звездами или черными дырами, у которых обнаруживается струйная радиоактивность. Этот класс сейчас включает чуть менее 20 объектов классифицируемых как микроквазары, и около десятка кандидатов. Например, известная массивная рентгеновская двойная CygX-1 также является микроквазаром. Считается, что с аккреционной активностью всегда связана струйная активность, однако разнообразие объектов несколько размывает сам класс микроквараров.
Можно говорить о “классических” микроквазарах - GRS1915+105 и GROJ1655-40. Обе рентгеновские двойные содержат черные дыры с массами, соответственно, ~14 М и М. Класические микроквазары являются "сверхсветовыми" синхротроными радиоисточниками. Скорость струйных выбросов в них 0.92-0.98 скорости света. Они являются транзиентными объектами, т.е. струи выбрасываются в определенные моменты активности, время жизни радиовыбросов в струях составляет от нескольких дней до нескольких недель. В активных состояниях рентгеновская светимость существенно повышается. Весьма вероятно, что струи в этих микроквазарах лептонные (в отличие от SS433), т. е. непосредственно во внутренних областях вокруг черной дыры происходит ускорение и коллимация релятивистских частиц. В момент формирования релятивистского выброса (на интервале времени несколько минут) наблюдается инфракрасное синхротронное излучение. Это, а также особенности поведения рентгеновского излучения во вспышке говорит о том, что в отличие от SS433 сама область генерации струи вполне открыта для наблюдений. Возможно, будет обнаружено оптическое синхротроное излучение при образовании струи.
Во всей совокупности микроквазаров скорость струйных выбросов весьма разноообразна (0.1-0.9 скорости света). Однако почти во всех случаях скорость струй невозможно определить более или менее точно, т. к. не известны расстояния до объектов и ориентация струй. Наблюдательные проявления микроквазаров, как уже говорилось, чрезвычайно многообразны, особенно хорошо изучена переменность рентгеновского блеска и квазипериодические осцилляции.
Несмотря на большое количество данных, пока не было замечено значительных различий в струйной активности микроквазаров, содержащих нейтронные звезды и черные дыры. Это обстоятельство весьма примечательно, казалось бы, в выбросе струй принимают участие самые внутренние области, где различие между нейтронной звездой и черной дырой становится принципиально важным.
Известно, что для формирования радиоизлучающих струй необходимо, чтобы релятивистская звезда не имела большого магнитного поля ( Гс) и чтобы был высокий темп аккреции (), а также, что в момент образования струй происходит кардинальные изменения в аккреционной структуре. В случае рентгеновских двойных с нейтронными звездами магнитное поле не должно быть сильным, чтобы аккреционый поток не был канализирован полем вплоть до внутренних областей.
В знаменитой вспышке микроквазара GRS1915+105, произошедшей 9 сентября 1997 г. на фоне мощных коротких (~50 sec) осцилляций рентгеновского излучения произошло значительное ослабление рентгеновского потока за время, сравнимое с временным масштабом осцилляций. При этом рентгеновский спектр стал более жестким. В это же время, более плавно слабело инфракрасное и радиоизлучение. Примерно через 7-8 минут рентгеновского ослабления возник резкий изолированный рентгеновский всплеск. Этот момент считается моментом выброса струи. Далее начинают возрастать инфракрасный и рентгеновский потоки (опять появляются осцилляции), чуть позже инфракрасной появляется радиовспышка. Вся история от начала до конца развивается за 30-40 минут. Это рентгеновское поведение интерпретируется как быстрое пропадание (опустошение) и последующее восстановление внутреннего аккреционного диска.
В массивной рентгеновской двойной CygX-3, которая, как считается, вероятно, включает нейтронную звезду в очень тесной паре (орбитальный период 4.8 часа) со звездой Вольфа-Райе, а также в самом SS433 перед мощными радиовспышками также заметно ослабляется радиоизлучение. Выброс струй происходит, вероятно, в момент внезапного угасания жесткого и радио излучений.
Поведение рентгеновского излучения во вспышках микроквазаров может определяться излучением появившегося струйного выброса - синхротронное излучение релятивистских электронов и обратное Комптоновское (рассеяние внешнего света на этих электронах), а также опустошением внутренних частей аккреционного диска. Возможно, что корреляция рентгеновского и радиопотоков, резкое ослабление рентгеновского излучения, возрастание жесткости в рентгеновском минимуме классических микроквазаров, - все эти явления обязаны появлению дополнительного поглощения рентгеновского потока при запуске струй. В этот момент активности происходит резкое увеличение темпа поступления газа во внутренние области или резкая перестройка газовых потоков.
В классических микроквазарах (GRS1915+105) характерные времена развития вспышек составляют минуты. Возможно, что в классических микроквазарах мы наблюдаем “голый” релятивистский объект? Точнее, все процессы там мы наблюдаем “в реальном времени”'. Поэтому данные наблюдений микроквазаров рассматриваются как прямые тесты для физики черных дыр. В CygX-3 (и тем более SS433) такое невозможно, поглощение окружающим газом (аккрециоными потоками) существенно более сильно, поэтому внутренние области скрыты от наблюдателя.
Сверхкритические транзиенты. Есть свежие исследования (2002 года) распределения по светимостям (функции светимости) рентгеновских двойных нашей Галактики по данным RXTE All-Sky Monitor. В основном рентгеновская светимость зависит от темпа аккреции газа на релятивистскую звезду, что, в свою очередь, определяется темпом потери газа донором. Поэтому ожидается непрерывное, в общем случае степенное, распределение рентгеновских двойных по светимостям вплоть до критической светимости , соответствующей массе нейтронной звезды или несколько большей ( ) erg/s. Поскольку аккреционная светимость не может заметно превысить Эддингтоновский предел, в области критической светимости возможно “накопление”' объектов, а при больших светимостях ожидается излом функций светимости.
При “умеренных”' транзиентных превышениях критических темпов аккреции, , конечно, возможно появление примерно или слегка super-Eddington источников. Темп потери массы звездой-донором и темп захвата массы релятивистской звездой зависит от многих причин. В частности, повышение темпа истечения может быть реакцией донора на аккреционную активность, но в общем случае темп потери массы донором не связан со вторым компонентом (совершенно не связан с наличием Эддингтоновского предела светимости). Резкое усиление обмена массой может быть следствием внутренних процессов в атмосфере донора, особенностей истечения, возможных прецессионных движений, прохождения компонентов через периастр и проч.
При значительных транзиентных увеличениях темпа аккреции массы на короткое время возникнет синдром SS433 - резкое ослабление рентгеновского потока из-за поглощения излучения в ветре из аккреционного диска. Материя выбрасывается из системы за счет светового давления. Кроме того, могут возникнуть мощные дископодобные потоки, затемняющие центральный объект или даже всю систему. Переработка формирующегося в центре рентгеновского излучения в мощном ветре должна привести к появлению пекулярного объекта весьма слабого в рентгеновском диапазоне, но яркого в УФ и оптическом диапазонах. В спектре такого объекта в этот момент ожидается появление широких эмиссий, формирующихся в ветре со скоростью несколько тысяч км/с. Очевидно, ожидается появление струй, резкое повышение радиоизлучения. Кроме того, вполне возможно, что в эти сверхкритичесие моменты жесткое излучение объекта становится коллимированным в направлении перпендикулярном диску.
Знаменитую гигантскую вспышку сентября 1999 года необычно быстрого транзиента V4641Sgr (“звезда Горанского”, релятивистский объект - черная дыра) объясняют как сверхэддингтоновский взрыв в этой системе. Необычно быструю и сильную вспышку транзиента CICam (нейтронная звезда или черная дыра в паре с B[e]-сверхгигантом) так же объясняется как сверхкритический эпизод аккреции. В обоих случаях короткое время рентгеновской вспышки связано с появлением ветра и поглощением рентгеновского излучения. При этом соответствующие оптические вспышки были необычно яркими. Максимум болометрического излучения таких вспышек должен приходиться на оптический или УФ диапазон. В обоих случаях наблюдались широкие эмиссионные линии в оптических спектрах, указывающие на формирование ветра из внутренних областей аккреционной структуры.
Появлялись ли во вспышках V4641Sgr и CICam “тяжелые и холодные” струи типа как у SS433? Сообщений о необычных линиях во вспышках этих объектов не было, однако сами спектры были весьма сложными и быстро эволюционировали. Можно предположить, что появление холодных струй в эпизоде сверхкритической аккреции маловероятно, так как для коллимации струи и удержания холодных облаков газа в струях требуется канал и развитый уже сформировавшийся ветер из диска.
Образовывалось ли во вспышках 4641Sgr и CICam коллимированное излучение? На этот вопрос тем более ответа нет. Возможно, в относительно недалеком будущем мы дождемся сверхкритической вспышки рентгеновского транзиента, ориентированного “face-on”'. Если раствор телесного угла канала во сверхкритической вспышке , то на сверхкритических транзиентов придется один, когда мы зарегистрируем ярчайший ( rg/s) рентгеновский транзиентный источник.
Face-on SS433 и ультраяркие рентгеновские источники в галактиках. Рентгеновская светимость всей нашей Галактики по сумме рентгеновских источников в диапазоне 2-10 keV составляет erg/s. Причем полная светимость определяется в основном несколькими наиболее яркими объектами. Примерно такая же картина наблюдается в галактике M31, ее полная светимость в диапазоне 2-20 keV составляет erg/s. Ярчайшие рентгеновские источники в нашей Галактике и в Местной группе имеют рентгеновские светимости erg/s, некоторые микроквазары в пике вспышки достигают светимости erg/s. Следует заметить, что во внешних галактиках встречаются существенно более яркие объекты, это ультраяркие рентгеновские источники (ULXs). Количество XLFs в галактиках существенно зависят от эффективности звездообразования. Они встречаются в тех галактиках, где много молодых массивных звезд.
Сейчас стало ясно, что ультраяркие источники ( erg/s) в галактиках являются отдельным классом объектов. В принципе, можно несколько “повысить”' Эддингтоновский предел светимости (за счет эффектов геометрии или специфического химического состава) в попытке избежать противоречий с огромной светимостью ULXs. Однако совокупность наблюдательных данных по ULXs рентгеновским источникам в галактиках все равно заставляет искать “кардинальные” методы решения этой проблемы. Либо эти объекты a) не сверхкритические аккреционные диски, а являются черными дырами промежуточной массы () между черными дырами звездной массы и сверхмассивными черными дырами, - так называемые intermediate-mass black holes (IMBHs); либо эти объекты b) ориентированные face-on сверхкритические аккреционные диски в двойных системах (SS433, микроквазары), излучение которых может быть как коллимированно за счет геометрии канала, так и усилено за счет релятивистских эффектов движения излучателя в направлении близком к лучу зрения.
Для удачливого наблюдателя, который мог бы непосредственно видеть центральные части канала SS433 этот объект предстал бы ультраярким рентгеновским источником, светимость которого была бы эрг/сек, т. е. до раз ярче CygX-1. Рентгеновский поток SS433, ориентированного face-on, менялся бы с характерным временем прохождения струи через канал сек. Ориентация SS433 не позволяет нам непосредственно изучать канал (однако, ее нельзя назвать неудачной, т. к. благодаря затмениям мы можем эффективно исследовать саму двойную систему и аккреционный диск). Объекты, подобные SS433 в других галактиках могут проявить себя как экстремально яркие рентгеновские источники.
Как правило, ULXs находятся в спиральных и иррегулярных галактиках, в спиральных ветвях и в ядерных областях, т. е. в областях активного звездообразования. Это соответствует предположению, что ULRs принадлежат молодому звездному населению. В нашей Галактике известен только один SS433. Расчеты моделей эволюционного синтеза также предсказывают наличие единичных объектов такого типа в спиральной галактике подобной нашей. Однако, в молодых областях звездообразования плотность наиболее массивных звезд (из которых мог образоваться SS433) повышается в сотни раз по сравнению со средней плотностью по галактике. Fabrika and Mescheryakov (2001) предположили, что объекты ULXs есть объекты типа SS433 или микроквазары, ориентированные face-on. В последние годы объекты ULXs исследуются весьма активно на костических аппаратах. Их основные свойства (светимость, спектр, переменность) не противоречат гипотезе, что в ULXs мы наблюдаем сверхкритические аккреционные диски, ориентированные так, что луч зрения близок к оси диска.
Практически все хорошо исследованные ULXs показывают значительную переменность рентгеновского потока. Это является весьма сильным аргументом в пользу того, что ULXs - ориентированные face-on сверхкритические аккреционные диски. Даже такая хорошо исследованная звезда как SS433, будучи ориентированной face-on, превращается в “гипотетический объект”, свойства которого (например, спектр) известны очень плохо.
Частота встречаемости ULXs в галактиках примерно близка к ожидаемой, если это сверхкритические аккреционные диски. Это примерно один объект на 20 галактик. Такая частота встречаемости количественно могла бы быть понята так, что в каждой галактике находится один объект типа SS433, причем полный раствор конуса коллимированного излучения этого объекта , и ориентация этих объектов случайна. По спектрам (индексы жесткости) выделенные объекты являются в среднем жесткими источниками.
В самое последнее время ULXs были выделены также и в эллиптических галактиках, где, как считается, нет молодых звезд. Это не противоречит интерпретации ULXs как микроквазаров, ведь среди микроквазаров много так называемых двойных низкой массы, а двойные низкой массы присутствуют в эллиптических галактиках.
Спектры ULXs весьма напоминают спектры рентгеновских двойных, иногда они хорошо описываются так называемой моделью многоцветного диска, но часто требуется более сложное описание спектра. ULXs так же как и рентгеновские двойные с черными дырами могут совершать переходы “мягкое/высокое - жесткое/низкое” состояния спектра. Переменность рентгеновского потока, весьма значительна, она может достигать фактора 2 за время около часа. Исследования переменности на коротких временах ограничены, вероятно, только чувствительностью современных детекторов.
Весьма важны оптические отождествления ULXs, так как именно они могли бы дать надежный ответ о природе этих источников. ULXs, если и отождествляются, то с весьма слабыми объектами 20-25 звездных величин, часто в туманностях. Обычно это голубые объекты, которые, впрочем, могли бы быть и молодыми скоплениями.
Альтернативной моделью для ULXs являются IMBHs с массами , которые могли быть сформированы из самых первых звезд Вселенной (так называемое население III) или в шаровых скоплениях. Такие черные дыры могут аккрецировать межзвездный газ и становиться яркими рентгеновскими источниками только в случае если окружающий газ достаточно плотный, а скорость движения IMBHs относительно газа очень мала. Последние два условия существенно ограничивают количество IMBHs, доступных для наблюдений.
Какие критерии для выбора между двумя альтернативными моделями ULXs могут быть предложены? При исследовании туманностей, окружающих эти источники следует искать свидетельства динамического воздействия струйных выбросов объекта на межзвездный газ. По аналогии с SS433 на масштабах в десятки парсек можно ожидать возмущений межзвездной среды с амплитудой в десятки км/с. Такие особенности вокруг ULXs легко могут быть зарегистрированы даже в наземных наблюдениях в галактиках до расстояний~ 10 Mpc. С другой стороны, IMBHs могут только ионизовать межзвездный газ, но никак не могут возмутить его динамически. Радиус захвата межзвездного газа черной дырой с массой 1000 солнечных масс, движущейся со скоростью 10 км/сек составит всего 0.1 парсек.
Как уже говорилось, одним из возможных тестов может служить переменость блеска. Черные дыры не способны произвести сильную переменность блеска на временах значительно короче чем сек. Если считать, что черные дыры в ULXs излучают на Эддингтоновском пределе, то можно сказать, что переменность блеска черных дыр весьма маловероятна на временах sec, где рентгеновская светимость выражена в единицах erg/sec. Для детального исследования переменности ULXs на таких коротких характерных временах необходимо дождаться следующего поколения рентгеновских телескопов.
В 2002 году на 6-метровом телескопе БТА с помощью мультизразкового спектрографа были проведены наблюдения ULXs в галактике HolmbergII. Вокруг ULXs была обнаружена туманность, излучающая в линии в “горячей” линии HeII4886, то есть эта туманность возбуждена самим рентгеновским источником. Туманность состоит из двух горячих пятен, которые разлетаются из общего центра со скоростью 50 км/сек. Такое динамическое воздействие на межзвездную среду могут оказать только струи микроквазара, но никак не IMBH.

Библиография


Липунов В.М. В мире двойных звезд. М., 1986
Черепащук А.М. Объект SS433. Физика космоса (маленькая энциклопедия). М., 1986
Черепащук А.М. Данные фотометрических наблюдений SS433 и их интерпретация // Итоги науки и техники. Сер. Астрономия. 1988. Т. 38
Fabrika S.N. The Supercritical Accretion Disk of SS 433 // Astrophys. Space Sci. 1997. V. 252
Fabrika S., Mescheryakov A. Face-on SS433 stars as a possible new type of extragalactic X-ray sources // Galaxies and their Constituents at the Highest Angular Resolutions: IAU Symposium № 205 / Еd. by R.T. Schilizzi. 2001
Gies D.R., Huang W., McSwain M.V. The Spectrum of the Mass Donor Star in SS 433 // Astrophys. 2002. V. 578
Grimm H.-J., Gilfanov M., Sunyaev R. The Milky Way in X-rays for an outside observer. Log(N)-Log(S) and luminosity function of X-ray binaries from RXTE/ASM data // Astron. and Astrophys. 2002. V. 391
Katz J.I. SS433 - Another view // Comments Astrophys. 1986. V. 11
Margon B. Observations of SS433 // Ann. Rev. Astron. Astrophys. 1984. V. 22
Milgrom M. Review of the theories on SS433 // Vistas Astron. 1981. V. 25
Mirabel I.F., Rodriguez L.F. Sources of Relativistic Jets in the Galaxy // Ann. Rev. Astron. Astrophys. 1999. V. 37
New Views on Microquasars, the Fourth Microquasars Workshop / Ed. by Ph.Durouchoux, Y.Fuchs, J.Rodroquez. Kolkata (India): Center for Space Physics, 2003
Shakura N.I., Sunyaev R.A. Black holes in binary systems. Observational appearance // Astron. Astrophys. 1973. V. 24
http://www.sao.ru
http://jet.sao.ru

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X