загрузка...

Великая отечественная как гражданская

  • 03.07.2010 / Просмотров: 6119
    //Тэги: ВОВ   Гордон  

    На стороне Германии во Вторую мировую войну воевало больше миллиона граждан СССР и русских эмигрантов. Позволяет ли это считать, что для значительной части населения СССР Великая Отечественная война носила характер гражданской? О том, что заставило этих людей взять в руки оружие и сражаться на стороне диктатора, не помышлявшего о восстановлении свободной России, - историки Николай Коняев и Юрий Цурганов.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Обзор темы


Современная российская и зарубежная историография Второй мировой войны, а также доступные для изучения источники, позволяют сделать вывод, что в период войны между Германией и СССР, в советском обществе не наблюдалось единодушия. Часть гражданского населения и военнослужащих Красной Армии проявила тенденцию связывать с немецким вторжением надежду на перемены к лучшему, а именно, на освобождение от сталинских порядков.
Уже в первые дни войны в ряде приграничных городов и деревень были зафиксированы случаи, когда представители местного населения приветствовали немцев как освободителей. Организовывали наступающим германским войскам торжественные встречи с цветами, хлебом и солью. В лагерях военнопленных и в занятых немцами населенных пунктах составлялись обращения к первым лицам Рейха, с предложением сотрудничества в деле борьбы с большевизмом. Переходы военнослужащих РККА на сторону немцев, отмечались на всем протяжении советско-германского фронта. Уже в 1941 году в составе германских вооруженных сил стали создаваться подразделения из перебежчиков, военнопленных, и представителей населения оккупированных территорий. С 1942 года создаются батальоны, полки, бригады, а в последствии — дивизии и корпуса. В разных регионах под оккупацией предпринимались попытки создания местного самоуправления и отрядов самообороны для борьбы с партизанами.
Исходной причиной сотрудничества граждан СССР с немцами явилась политика большевиков с момента захвата ими власти в России:
• Репрессии ВЧК-ОГПУ-НКВД, проводившиеся с большей или меньшей интенсивностью на протяжении всего периода большевистского правления, против всех слоев населения;
• Форсированная индустриализация, вызвавшая спад уровня жизни в городах, эксплуатация рабочих на государственных предприятиях, законодательства, направленные против интересов трудящихся — об уголовной ответственности за опоздания, о закреплении рабочих на предприятиях и т.д.;
• Насильственная коллективизация и раскулачивание, последовавший за этим голод, а так же реалии советской колхозной системы;
• Идеологический диктат в науке и культуре, сделавший невозможным полноценное развитие интеллектуальной деятельности;
• Оккупация Красной Армией национальных государств, сопредельных РСФСР и СССР.
Следует отметить, что до германского вторжения населению СССР было трудно адекватно оценить гитлеризм, как возможную альтернативу сталинскому режиму. Причиной этому явилась переменчивость отношения советской пропаганды к Гитлеру и национал-социализму. До подписания советско-германского пакта о ненападении нацистская Германия преподносилась населению СССР как враждебная держава. При этом советские пропагандисты не проводили принципиальных различий между политической природой гитлеровской Германии и «буржуазных» стран. После подписания договора о ненападении Германия «превратилась» в державу, дружественную Советскому Союзу.
22 июня 1941 года появились новые причины, стимулировавшие сотрудничество граждан СССР с немцами:
• Разочарование части гражданского населения и военнослужащих в способности большевистского руководства дать адекватный отпор наступающему противнику;
• Продиктованная из Кремля тактика «выжженной земли» для территорий, которые неминуемо должны были попасть под немецкую оккупацию, насильственное выселение жителей с этих территорий;
• Продолжение репрессий в Красной Армии на всех уровнях; объявление правительством СССР советских военнопленных предателями и отказ от помощи им;
• Самообеспечение советского партизанского движения за счет населения оккупированных областей. Партизанские акции, провоцирующие немцев на совершение карательных мер против мирных граждан. Преследование партизанами представителей населения оккупированных областей, занимавшихся какой-либо созидательной деятельностью.
Движение граждан СССР, выступивших декларативно или с оружием в руках для свержения государственного строя СССР в период 1941–1945 годов, обозначается термином «Освободительное Движение Народов России» («ОДНР»). Оно носило стихийный характер, не имело создателя и основателя в том смысле, в котором, например, Ленин был создателем и основателем партии большевиков.
В рамках ОДНР, отдельно рассматривают «Русское Освободительное Движение» («РОД»), составной частью которого являлось «Власовское движение», связанное с именем генерал-лейтенанта А. А. Власова.
Андрей Андреевич Власов родился в 1901 году в Нижегородской области, в семье крестьянина. Учился в духовной семинарии, затем — на агрономическом факультете Нижегородского государственного университета. В Красной Армии с 1920 года, участвовал в боях на Южном фронте против Русской Армии П. Н. Врангеля и повстанческих отрядов Н. И. Махно. После окончания Гражданской войны продолжил военную карьеру, занимал ряд ответственных должностей. В 1938–39 годах находился в Китае в качестве военного советника. После нападения Германии на СССР, проявил себя как талантливый военачальник при обороне Киева и Москвы. С 1942 года являлся заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-й Ударной армией. С частями армии оказался в окружении. 12 июля 1942 года в деревне Труховичи был выдан местными крестьянами патрулю 28-го пехотного полка 18-й армии Вермахта.
К моменту захвата Власова в плен, в германских вооруженных силах уже служило около полумиллиона военнослужащих из числа граждан СССР. Власов не был единственным человеком, который мог выступить в качестве лидера вооруженной оппозиции сталинскому режиму, в ее формировании приняли активное участие генерал-майоры РККА: И. А. Благовещенский, В. Ф. Малышкин, Ф. И. Трухин. Комбриги: И. Г. Бессонов, М. В. Богданов, А. Н. Севастьянов. Бригадный комиссар Г. Н. Жиленков. Полковники: А. Г. Алдан, Г. И. Антонов, В. П. Артемьев, В. Г. Арцезо, В. И. Боярский, С. К. Буняченко, А. Ф. Ванюшин, И. Волков, А. Н. Высоцкий, А. Горчаков, Д. Е. Закутный, Г. А. Зверев, В. А. Кардаков, В. И. Мальцев и др. Подполковники: М. А. Калугин, В. Д. Корбуков, А. Г. Москвичев и др. Профессора высших учебных заведений: Ю. А. Музыченко, Н. С. Этерлей, И. Москвитинов и др.
Среди советских военачальников, пошедших по пути сотрудничества с немцами, Власов был наиболее известным в Красной Армии человеком. Это, в конечном итоге, позволило ему стать главной фигурой в движении, которое получило его имя. Но и после этого, Власов был скорее символом, чем организатором.
Целью Власова было создание организации правительственного типа, которая стала бы альтернативой сталинскому правительству. Власов надеялся, что новое правительство станет равноправным союзником Германии, которая откажется от планов колонизации России, и будет вести борьбу только с большевистским общественно-политическим строем. Власов и его единомышленники планировали создание вооруженных сил нового правительства, в качестве рабочего названия для которых, использовался термин «Русская Освободительная Армия» («РОА»). Впервые этот термин встречается в декларации городской управы оккупированного Смоленска, направленной Гитлеру осенью 1941 года. «Русский Освободительный Комитет», как именовали себя авторы документа, изъявлял готовность взять на себя инициативу по организации активного сотрудничества населения оккупированных областей с немцами в борьбе против Сталина
Что такое Власовское движение? Зарубежные историки, занимавшиеся проблемой коллаборационизма в СССР в период II мировой войны, сходятся во мнении, что у части гражданского населения Советского Союза и военнослужащих Красной армии, проявилась тенденция связывать с германским вторжением возможность освобождения от сталинских порядков. Уже в первые дни войны в ряде приграничных городов и деревень были зафиксированы попытки представителей местного населения организовать торжественную встречу наступающей немецкой армии с цветами, хлебом и солью. Много писали о добровольной сдаче в плен, о переходе на сторону германских войск. Уже в 1941 году по инициативе командования Вермахта стали создаваться подразделения из военнопленных, перебежчиков и жителей оккупированных областей для борьбы с партизанами. С 1942 года создавались батальоны, полки, бригады, а в последствии — дивизии и корпуса.
Историческое явление, о котором идет речь, в зарубежной научной литературе определяется как «Освободительное Движение Народов России (ОДНР)» — движение граждан СССР и эмигрантов, выступивших декларативно или с оружием в руках для свержения государственного и общественного строя СССР в период 1941–1945 годов. Ввиду многонациональности ОДНР, в его рамках отдельно рассматривают «Русское Освободительное Движение (РОД)». Внутри РОД — Власовское движение. В плане морально-этической оценки большинство западных исследователей опираются на концепцию А. И. Солженицына. В «Архипелаге ГУЛАГ» автор безоговорочно признал право граждан СССР поднять оружие для борьбы со Сталиным в условиях советско-германского военного противостояния.
В советской литературе все вооруженные формирования из граждан СССР в составе Вермахта в 1941–1945 годах именовались «власовскими», а их участники «власовцами». Действия генерала Власова и других граждан страны, сотрудничавших с немцами, рассматривались с юридической точки зрения. В соответствии с ней, все граждане СССР, участвовавшие в войне на стороне Германии, являются «изменниками родины». По вполне понятным причинам советские авторы не задавались целью исследовать истоки такого явления, как сотрудничество с внешним противником, его сущность и историческую роль.
Целью Власовского движения было создание организации правительственного типа, которая стала бы альтернативой сталинскому правительству. Власов надеялся, что новое правительство станет равноправным союзником Германии, которая откажется от планов колонизации России и будет вести борьбу только с большевистским общественно-политическим строем. Власов и его единомышленники планировали создание вооруженных сил нового правительства, в качестве рабочего названия для которых, использовался термин «Русская Освободительная Армия (РОА)». До ноября 1944 года РОА представляла собой не единое целое, а совокупность разбросанных по всем немецким фронтам русских воинских формирований, подчинявшихся немецкому командованию.
Идеология и программа Власовского движения. В плане выработки идеологии и программы, движение прошло два этапа развития. Первый связан с именем майора М. А. Зыкова, для которого было характерно отрицание практики сталинского правления с опорой на базовые «ценности» марксизма-ленинизма. В качестве программы на этом этапе выдвигались только самоочевидные требования: уничтожение режима террора и насилия, ликвидация колхозов, предоставление интеллигенции права свободного творчества и т.д. Второй этап связан с идейной ориентацией Народно-Трудового Союза. Для него характерно последовательное отрицание теории и практики большевизма, более четкая и развернутая программа на будущее.
Первый политический документ Власовского движения был составлен 3 августа 1942 года. Это был меморандум германскому Верховному Командованию, за подписями генерала Власова и полковника В. И. Боярского. В документе говорилось о том, что офицерский корпус Красной армии, особенно попавшие в плен офицеры, стоят перед вопросом — каким путем может быть свергнуто правительство Сталина и создана новая Россия; к кому именно примкнуть — к Германии, Англии или Соединенным Штатам. «Главная задача — свержение правительства — говорит за то, что следует примкнуть к Германии… Однако вопрос будущности России неясен. Это может привести к союзу с Соединенными Штатами и Англией, в случае если Германия не внесет ясность в этот вопрос».
Эта, отчасти наивная, отчасти вызывающая, постановка вопроса свидетельствует, однако, о том, что предстоящее сотрудничество генерала Власова и его единомышленников с немцами не было основано на симпатиях к нацизму.
27 декабря 1942 года генералом Власовым и генерал-майором В. Ф. Малышкиным было подписано «Обращение Русского Комитета к бойцам и командирам Красной Армии, ко всему русскому народу и другим народам», известном, как «Смоленская декларация». Это была первая политическая программа на будущее, в которой указывалось — не только против чего ведется борьба, но и за что. Тринадцать пунктов документа охватывают все жизненно важные вопросы будущего России: ликвидация принудительного труда и колхозов, планомерная передача земли в частную собственность крестьянам; предоставление интеллигенции возможности свободного творчества; уничтожение режима террора и насилия; введение действительной свободы религии, совести, слова, собраний, печати; гарантия неприкосновенности личности; освобождение узников большевизма из тюрем и лагерей.
3 марта 1943 года вышло в свет открытое письмо генерала Власова «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом?» В этом документе он обозначил свои идейные позиции следующим образом: его лично ничем не обидела советская власть, но ничего из того, за что боролся русский народ в годы гражданской войны, народ в результате победы большевиков не получил. Власов заявил также, что с начала войны он считал себя обязанным честно выполнять свой долг по обороне страны, что он и делал до момента разгрома 2-й ударной армии. В то же время, наблюдения привели его к выводу, что русский народа не желает защищать большевистскую власть и созданную систему насилия. Власов сообщал, что именно это позволило ему призвать население на борьбу со Сталиным и большевизмом.
В марте и апреле 1943 года генерал Власов совершил две поездки по оккупированным районам России, выступал перед широкой аудиторией представителей местного населения. Лейтмотивом его выступлений был тезис, что свергнуть Сталина должны сами русские, и что национал-социализм навязан России не будет. Власов еще раз потребовал от немцев, чтобы они откровенно заявили о своих планах в отношении России. Генерал сказал также, что русских никогда не удастся превратить в колониальный народ.
В апреле 1943 года в школе пропагандистов РОА в Дабендорфе состоялась «Первая антибольшевистская конференция военнопленных командиров и бойцов Красной армии, ставших в ряды Русского Освободительного Движения». Центральным моментом конференции был доклад генерала В. Ф. Малышкина «Задачи Русского Освободительного Движения». В этом докладе обращают на себя внимание несколько моментов. Во-первых, здесь, как и в Открытом письме Власова, отмечается «подлинно народный» характер революции 1917 года и не проводятся четкие различия между Февралем и Октябрем.
Во-вторых, всякое национальное меньшинство, по убеждению Малышкина, само имеет право решать свое будущее — вплоть до отделения и полной независимости. Такая позиция применительно к национальному вопросу является новой для руководства Власовского движения.
В-третьих, речь была завершена предупреждением в адрес тех, кто мечтал о возврате дореволюционного мира, что им нет места в рядах Русского Освободительного Движения. Эта часть выступления Малышкина была явно адресована Белой эмиграции. Действительно, многие представители русского зарубежья связывали с советско-германской войной возможность реванша, но при этом они принципиально отказывались от каких-либо материальных притязаний для себя лично и от копирования дореволюционной модели российской государственности. Однако оратору это, судя по всему, было не известно.
В отношении идеологического развития Власовского движения в период его становления (примерно до середины 1943 года) правомочно утверждать, что с одной стороны, его участники полностью отвергали сталинизм, подчинявший частные интересы тоталитарному режиму и требованиям идеологии. С другой стороны лидеры движения: Власов, Боярский, Малышкин и другие — сами не избежали влияния социалистической доктрины. Полное упразднение системы казалось немыслимым. Для советских граждан, составлявших движение, многие социалистические идеи оставались в силе. Вопрос, какими социальными и политическими структурами следует заменить сталинский строй, продолжал оставаться неразрешенным. В конечном итоге, сформулировать ответ на этот вопрос Власовскому движению помог Народно-Трудовой Союз. «Схема национально-трудового строя» — программа НТС военного времени, созданная в соавторстве с соотечественниками из СССР, активно использовалась на курсах пропагандистов РОА в Дабендорфе.
Наиболее четко влияние идей НТС прослеживается в тексте Манифеста Комитета Освобождения Народов России (КОНР), принятого 14 ноября 1944 года в Праге. В нем заложена доктрина солидаристов о национально-трудовом строе. «Пражский Манифест» стал итоговой программой Власовского движения, Комитет — организацией правительственного типа, права создать которую так долго добивался Власов. Вооруженные силы КОНР составили русские боевыми соединениями, изъятые из подчинения немцев, и переданные под командование Власова.
Из 49 членов и кандидатов КОНР, подписавших Манифест, членами НТС были только 7 человек. К этому моменту большая часть руководства организации находилась в нацистских тюрьмах и концлагерях. Но при управлениях КОНР нашли работу более двух десятков солидаристов, избежавших ареста. Другие служили в его вооруженных силах.
Шансы на успех и причины неудачи Власовского движения непосредственно связаны с отношением к нему со стороны различных официальных и неофициальных структур Германии. Движение получало поддержку со стороны оппозиционных кругов, преимущественно среди военных. Ортодоксальные нацисты, партийное руководство до последних месяцев войны препятствовали его развитию. По убеждению Гитлера, все разговоры о Власове и РОА не должны были выходить за рамки пропагандистской кампании. Как только в ставке Гитлера стало известно о том, какую тональность Власов придал своим выступлениям во время поездок по оккупированным территориям, последовали санкции. Приказ об аресте Власова последовал 17 апреля 1943 года. 8 июня Гитлер принял «окончательное решение» по вопросу о РОА — разрозненные русские части Вермахта в единую армию не сводить, вместо этого, перебросить их на Западный фронт. Новый этап активной деятельности Власова начнется после встречи с Гиммлером 16 сентября 1944 года. В условиях, которые сложились для Рейха к этому времени, руководитель Гестапо был готов использовать любые возможности.
По-иному на политику в отношении России смотрело немецкое военное руководство. Отношение к русской проблеме, как правило, формировалось с точки зрения военной целесообразности. Когда победы Вермахта начали чередоваться с ответными ударами РККА, а потом и с крупными успехами последней, среди немецкого офицерства и генералитета появилось немало людей, увидевших гибельность для Германии политики национал-социализма.
В качестве сторонников перемены восточной политики Гитлера первыми заявили о себе главнокомандующий сухопутных войск генерал-фельдмаршал В. фон Браухич и командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Ф. фон Бок. Они пытались способствовать отказу руководства Рейха от концепции превращения России в колонию. Предлагалась концепция освобождения России от большевизма в союзе с русским народом. Фон Браухич считал этот фактор решающим для исхода войны. Военачальникам было официально заявлено, что политические вопросы принципиально лежат вне ведения военного командования. Кроме того, высказанные соображения неприемлемы для фюрера. Фон Бок и фон Браухич были смещены с занимаемых постов.
В июле 1942 года возник кружок офицеров-единомышленников, оппозиционно настроенных к официальной политике на Востоке. В числе его организаторов был полковник граф Клаус фон Штауфенберг, который называл этот кружок «Обществом борьбы против опасного для жизни идиотизма». Именно члены этого «Общества» организуют покушение на Гитлера 20 июля 1944 года. Но прежде чем перейти к силовому решению вопроса оппозиционеры избрали тактику, выражавшуюся словами: «Политику мы не можем изменить, но мы можем попытаться создать в военной области фактор, повышающий боевую силу фронтовых частей, что, может быть, вынудит политическое руководство к пересмотру его нынешних установок». Этот фактор они видели в создании сильных русских добровольческих соединений. В лице какого-либо генерала Красной армии планировалось найти русского «де Голля», который мог бы возглавить русское движение сопротивления сталинскому режиму. Таким человеком и суждено было стать генерал-лейтенанту А. А. Власову. Именно с подачи этих людей, Власов принял тактику «малых шагов», которая заключалась в том, чтобы начать идейно-пропагандистское оформление движения, не дожидаясь санкции высших кругов Рейха на формирование русского антибольшевистского правительства и его вооруженных сил.
В плане эволюции надежды на успех историю Власовского движения следует разделить на три этапа. Первый (до июня 1943 года) связан с ожиданием перемен в официальной политике Гитлера по отношению к России. Второй (до июля 1944 года) — с ожиданием перемен в руководстве Рейха. Третий этап (до окончания войны) связан с надеждами на то, что западные союзники возьмут движение под защиту. Каждая из этих идей логически объяснима применительно к условиям своего времени, но одной из них не суждено было реализоваться.
Из книги Николая Коняева «Два лица генерала Власова»
«Как утверждает Свен Стеенберг, в июне 1943 года в германской армии имелось больше 600 000 добровольных помощников из России и 200 тысяч солдат в добровольческих частях. «Это был значительный резерв, из которого, в любой момент, как только последовало бы разрешение, могла бы образоваться Освободительная армия».
Может быть, и могла бы… Вполне возможно…
Только вот беда, хотя Власов и его соратники и действовали будто Русское освободительное движение уже признано вождями и идеологами Третьего Рейха, но все это было самообманом. Ни о каком формировании РОА немцы и слышать не хотели. Хотя русские батальоны и именовались Русской Освободительной армией, а солдаты и офицеры — «власовцами», подчинялись они только немецкому командованию. Ни Власов, ни его ближайшие помощники никаких прямых контактов с русскими добровольцами, воюющими в немецкой армии, не имели.
Руководители Третьего Рейха не позволяли поднять статус этих предателей-добровольцев до звания русских патриотов, сражающихся за освобождение своей Родины. В результате — в связи с успехами Красной армии, в конце лета и осенью 1943 года участились факты перехода на советскую сторону «добровольных помощников», а иногда, и целых «добровольческих» батальонов…
Гитлер, когда ему доложили об этом, пришел в ярость и приказал разоружить восточные батальоны, и отправить личный состав на угольные шахты.
Приказ это был выполнен лишь на половину. Восточные части были выведены из России, но не уничтожены на шахтах, как приказывал Гитлер, а переброшены на Западный фронт…
Забегая вперед, скажем, что, американцы и англичане понесли серьезные потери, когда после высадки в Нормандии, столкнулись с восточными батальонами. Тяжелые потери союзников во многом обусловила пропагандистская ошибка, совершенная ими. Перед своим наступлением, союзники завалили все окопы прокламациями, в которых уговаривали русских добровольцев сдаться, обещая немедленно отправить их на Родину в Советский Союз. В Советском Союзе добровольцев ждали трибунал, лагеря и верная смерть. В результате такой пропаганды сопротивление русских батальонов резко возросло и, хотя ошибка вскоре были исправлена, и листовки сулили теперь полное соблюдение Женевской конвенции, это было воспринято, как пропагандистская — а так и было на самом деле! — уловка…
Беседа (с Гиммлером) шла о войне, которая «кончится, как считал Власов, в 1946 году, а так как обе стороны несут большие потери, это приведет к возникновению гражданской войны, как в Германии, так и в СССР.
— Вот тогда, — говорил Власов, — я и проявлю себя в полной мере, возглавив ту сторону, кото-рая будет бороться против существующего строя. Тогда нужен будет человек, который, «встав на бочку», произнесет несколько слов и поведет за собой толпу. Я, Власов, и есть такой человек. Для того чтобы обла-дать авторитетом, надо обладать реальной вооруженной силой. Такая сила — РОА.
«Вероятно, никогда историки не смогут точно установить, сколько россиян пошли бороться на стороне немцев против коммунизма, против ненавистной власти Сталина, — утверждают «Очерки к истории Освободительного Движения Народов России». — Уже тогда насчитывалось под ружьем 600 000 человек, т. е. почти 50 дивизий. А сколько добровольцев было одиночным поряд-ком или горсточками вкраплено в разные немецкие части, шоферами автомашин, кашеварами, механиками — осталось неизвестным. По общим подсчетам послевоенного времени, можно считать, что численность добровольцев достигала одного миллиона человек. Если к этой массе прибавить еще около миллиона, а может быть и больше «остовцев», годных к военной службе, и остальных, которые могли работать в тылу и служить в вспомогательных частях, то прав А. А. Власов, когда он бросил немцам: — «Я вам дал 4. 500. 000 людей! Где они?»
«Ну, а теперь, — мягко сказал Гиммлер, — мой черед задать прямой вопрос, господин генерал: действительно ли русский народ и сейчас поддержит вас в попытке свергнуть политическую систему, и признает ли он вас, как своего вождя?
Власов тоже не растерялся.
— Я могу честно, в обоих случаях сказать „да“, — сказал он. — При условии, что вами будут выполнены известные обязательства.
И не останавливаясь, перешел в наступление:
— Вы вторглись в пределы моей родины под предлогом „самозащиты“ от нашего „удара в спину“. Это не совсем отвечает истине. Правда, Сталин замышлял в 1941 году напасть на Германию, но он не чувствовал себя достаточно сильным и подготовленным к этому. Уже давно он разрабатывал план напасть в начале 1942 года на южную часть Европы. Главный удар был бы направлен на Румынию, Болгарию, Грецию и Дарданеллы. По теории Ленина, в борьбе против капиталистического мира, страны капиталистов должны были падать одна за другой… Сталин раздумывал. Он боялся войны. Он надеялся распространить коммунизм в южной Европе без нападения на Германию, которая в это время была занята в войне с Англией. Поэтому он надеялся „без большой крови“ захватить ключевые позиции, с которых произвести нажим на Германию, и этим парализовать ее стремления к нападению. Поэтому мы и сконцентрировали столько ударных армий именно на юге России. Я должен признаться, что ваш неожиданный удар удался и застиг нас врасплох, в стадии приготовления и формировки. Этим и объясняются ваши первые молниеносные успехи… Я не могу удержаться, чтобы не похвалить ваши военные действия, ваших солдат, хотя уже в самом начале нам было ясно, что вы не выиграете войну по той стратегии и тактике, с которой вы ее вели… Я знаю, господин министр, что вам известно мое мнение, и именно поэтому вы меня так упорно отстраняли. Может быть, обо всем этом не стоит говорить, но я должен вам, господин министр, объяснить, почему я еще в 1941 году знал, что если вести войну так, как вы ее ведете, вы никогда не победите. Если у вас была возможность этого достигнуть, так это было под Москвой и Ленинградом, куда вы должны были бросить всю немецкую военную силу. Это заставило бы нас бросить на произвол судьбы всю южную часть фронта. Господин министр! Я знаю, что еще сегодня я могу покончить войну против Сталина… Если бы я располагал ударной армией, состоящей из граждан моего отечества, я дошел бы до Москвы, и тогда закончил бы войну по телефону, поговорив с моими товарищами, которые сейчас борются на другой стороне. Вы думаете, что такой человек, как, например, маршал Рокоссовский, забыл про зубы, которые ему выбили в тюрьме на допросе? Это мои боевые товарищи, сыны моей родины, знают, что здесь происходило и про-исходит, и не верят в честность немецких обещаний, но, если появится настоящая Русская Освободительная армия, носительница национальной, свободной идеи — массы русского народа, за исключением негодяев, массы, которые в своем сердце антикоммунисты, поверят, что час освобождения настал, и что на пути к свободе стоят только Сталин и его клика… Господин министр, вы должны мне верить в том, что я имею достаточно авторитета, чтобы командовать Освободительной армией и поднять на ноги народ России. Я — не какой-нибудь маленький человечек. Я не перебежал к вам из-за шкурного вопроса, как многие другие, которых никто на моей родине не знает, или как те, которые ищут пищи своему честолюбию. Я попал в плен, потому, что не было другого выхода. Не физического выхода, а потому, что в дни моего раздумья в Волховском „мешке“, я начал понимать многое, что делалось в России. Именно благодаря этому пониманию, у меня созрело решение принять предложение немцев включиться в общую работу, несмотря на опасность стать „изменником родины“… Я никогда не думал, господин министр, что мне придется так долго ждать встречи, которая произошла сегодня… Однако, несмотря на все оскорбления, на все ра-зочарования, я и дальше придерживаюсь взгляда, что то-лько в сотрудничестве с Германией мы найдем путь к осво-бождению России. Возможно, что сама судьба, успехами Сталина, ускорила это свидание. Господин министр, я — не нищий. Я не пришел к вам сюда с пустыми руками. По-верьте, что в спасении и освобождении моей родины ле-жит и спасение Германии!
Гиммлер спокойно дослушал яркую, темпераментную речь Власова. Видно было, что речь эта произвела на него благоприятное впечатление.
— Я могу вам заранее предсказать дальнейшие операции Красной армии. Я следил за ней ежедневно за все время моего плена, я делал эти предсказания, но никто меня об этом не спрашивал. Каждая насильственная система имеет свои слабости, также и коммунистическая. Она очень негибка и чувствительна ко всему неожиданному… — тут Власов сделал паузу и оглянулся, как бы ища карту, но не нашел и, возвысил голос… — Вот такой неожиданностью для большевиков было бы создание национальной, освободительной армии! Дайте мне необходимую русскую силу! Я все время был против того, чтобы многочисленные батальоны, сформированные из моих соотечественников, перебрасывались во Францию, на западный фронт или в любые другие места. Теперь они попали под волну англо-американского наступления. Они должны бороться, а за что — они сами не знают. Они разрознены, они разбиты. А ведь вы можете их срочно собрать, поставить под мою команду и положить этим начало большой освободительной армии!.. Еще не поздно, господин министр. Еще не поздно! Находящихся в Германии русских людей достаточно для армии в миллион и больше человек — не только в лагерях военнопленных, но, главным образом, там, где около шести миллионов моих земляков работают на оборону Германии. Из них вы всегда можете создать костяк настоящей армии, которая может кардинально изменить положение на Востоке. Если вы мне дадите свободу действий, мне легко созвать людей. Но помните, что только я, русский, могу призвать их под знамена. Ни один немец это сделать не может, так как именно вас всех обвиняют во всех перенесенных и переносимых страданиях и унижениях».
Из интервью Юрия Цурганова «Русскому Журналу», ноябрь 2001:
«Другое дело — то, что Великая Отечественная Война, как и Гражданская, разъединила многие семьи. Это было, что ж теперь делать. Один миллион сто тысяч советских людей воевало на стороне немцев — это то что доказано документами, это та цифра за которую можно ручаться, она приводится в серьезной литературе. Скорее всего, их было больше, некоторые исследователи считают, что около полутора миллионов. Более того, я подчеркиваю, что это стало возможным не благодаря Гитлеру, а вопреки. Еще накануне войны он сказал, что самая большая глупость, которую мы можем сделать — это дать оружие населению покоренной страны. Немецкие командиры на свой страх и риск пополняли редеющие дивизии русскими, украинскими и другими добровольцами. Туда шли разные люди. Были люди, которые верили в правоту своего дела, были люди, которые просто спасали свою жизнь, я не могу их осуждать, я не был в тех условиях, чтобы кого-то осуждать, естественно были и просто проходимцы, преследовавшие свои цели. Это естественно для любого движения. Но меня, прежде всего, интересует доминанта — то есть те люди, которые шли сознательно и осмысленно… И те люди, которые поступали, так как они поступали — о ком собственно эта книга — они руководствовались патриотическими соображениями, каким бы парадоксальным это не казалось. Для них власть большевиков была преступной и нелегитимной, они желали ее свергнуть, но они не желали бедствий народу своей страны. Да, они пошли на союз с Гитлером, полагая, что, может быть, таким образом они смогут победить большевизм, но себя они искренне считали патриотами… Факты же таковы: по самым смелым подсчетам в вооруженных силах антигитлеровской коалиции служило всего лишь 6 тысяч эмигрантов из России, причем далеко не все из них простили Ленина, Сталина, большевиков, а скрепя сердце пошли воевать вместе с англичанами и американцами, посчитав фашизм злом еще большим чем коммунизм. Что касается Движения Сопротивления — французского Resistance — оно было не таким большим, как почему-то считают, насчитывало оно около 600 человек. А в частях вермахта самым маленьким белоэмигрантским войсковым подразделением был полк „Варяг“ капитана Семенова — вот вам уже 600 человек. А ведь был еще Казачий стан Доманова, была 1-я Русская Национальная Армия Смысловского, 15-й казачий кавалерийский корпус. В стане Доманова на момент выдачи казаков советским частям летом 1945 было 1430 только офицеров. Общее же количество белоэмигрантов служивших у немцев было 20 тысяч человек — втрое больше, чем у союзников. Повторюсь, это не благодаря, а вопреки. Гитлер до последнего момента не хотел видеть русских в вермахте, им был закрыт доступ на оккупированные территории, он совершенно не хотел использовать белую эмиграцию как единое целое. В индивидуальном порядке — да, это официально допускалось — допустим, переводчиком при штабе или зав.столовой. И, несмотря на это 20 тысяч просочилось в строевые части. Тут есть интересная аналогия со временами Гражданской Войны в США — несмотря на официальное запрещение Конгресса Конфедерации Южных Штатов, негры воевали в регулярных частях конфедератов, не только кашеварили, допустим, или были портными, но принимали участие в боевых действиях, причем белые южане и негры сражались плечом к плечу. И таких была не горстка а около 40000, цифра немаленькая. Тоже факт, не особенно известный в истории, более того порой замалчивающийся…»

Библиография


Алдан А. Армия обреченных: Воспоминания заместителя начальника штаба РОА. Нью-Йорк, 1969.
Андреева Е. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение. Лондон, 1990.
Артемов А. Трагедия Власовского движения//Посев. 1971. № 11.
Бахвалов А. Генерал Власов. Предатель или герой? СПб., б. г.
Власов А. Последний миф//Посев. 2000. № 5.
Дробязко С. И. Вторая мировая война 1939–1945. Восточные легионы и казачьи части Вермахта. М., 1999.
Дробязко С. И. Вторая мировая война 1939–1945. Русская Освободительная Армия. М., 1999.
Дубов А. Изменники или патриоты? Брукфилд.
Киселев А. Облик генерала А. А. Власова. (Записки военного священника). М.
Колесников А. РОА — Власовская армия. Судебное дело генерала А.А .Власова. Харьков, 1990.
Коняев Н.. Два лица генерала Власова. М., 2001.
Материалы по истории Русского Освободительного Движения (1941–1945 гг.): Сб. статей, документов и воспоминаний/Под. общ. ред. А. В. Окорокова. Вып. 1. М., 1997.
Поздняков В. Андрей Андреевич Власов. Сиракузы (США), 1973.
Русские без отечества: Очерки антибольшевистской эмиграции 20–40-х годов/Отв. ред. С. В. Карпенко. М., 2000.
Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение. М., 1993.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

  • maestro 2012-04-03 18:50:03

    Тема из цикла - 5-я колонна против России :)

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X