загрузка...

Ископаемые ящеры

  • 16.06.2010 / Просмотров: 8665
    //Тэги: Гордон   животные   эволюция  

    Можно ли назвать современных ящериц потомками динозавров, некогда населявших нашу Землю? Что в них общего и чем они принципиально отличаются? Можно ли с биологической точки зрения считать ящерами птеродактилей и каковы генетические связи ящеров и птиц? О том, почему погибли динозавры, летающих драконах и чудовище озера Несс - палеонтологи Владимир Алифанов и Алексей Лопатин.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Расшифровка передачи


Александр Гордон. Сначала давайте мы начнём с
исчезновения, то есть с критики этой гипотезы… Пото-
му как нам здесь не обязательно в хронологическом
порядке идти – от первой найденной кости или первого
упоминания и до новейших теорий. Вот первый вопрос,
который у меня возник. Как же так красиво всё получи-
лось: упал метеорит, причём очень подробно описано,
что должно было произойти, если он такого размера
или такого, куда упал? В Мексике нашли кратер, там
нашли кратер. Вот пошла эта волна, ядерная зима. Вот
всё замечательно. Взяли и вымерли.
Вы говорите: «Нет, скорее всего, это было не так».
Почему?
Владимир Алифанов. Причин довольно много. Во-
первых, представление о том, что падение метеори-
та привело к всеобщей глобальной катастрофе, – оно
явно преувеличено. Мы знаем большое количество
групп, которые существовали до этого события и бла-
гополучно существуют после этого события. Во-вто-
рых, метеорит должен был оставить после себя следы.
Некоторыми специалистами по этому вопросу счи-
тается, что таким явным отчётливым следом является
иридиевый слой. Иридиевый слой был впервые открыт
где-то около 1980-го года в северной Италии. Занимал-
ся этим вопросом такой учёный Альварес. В тонких до-
вольно глинистых прослоях был найден иридий. Ири-
дий – металл платиновой группы; считается, что на зе-
мле он достаточно редок. Но его много в космическом
веществе, веществе метеоритов.
И была предложена гипотеза, что этот иридий кос-
мического происхождения. Стали проверять наличие
иридия в других районах: в Америке, в разных странах
Европы. Фактически по всему миру он прослеживает-
ся, этот иридий, в пограничных мел-палеогеновых по-
родах, с одной стороны.
Ну, а с другой стороны, через некоторое время выяс-
нилось, что жертвы предполагаемой катастрофы, ди-
нозавры, могли вымереть или исчезнуть в данном слу-
чае до появления иридиевого слоя.
Александр Гордон. То есть даже если метеорит был, то он упал уже
на землю без динозавров?
Владимир Алифанов. Без динозавров. В других случаях кости дино-
завров находятся выше иридиевого слоя. Таким обра-
зом, если катастрофа была, то динозавры её благопо-
лучно пережили. И не только, как мы знаем, диноза-
вры, но и другие крокодилы, ящерицы, змеи, черепа-
хи. Поэтому эта гипотеза, как минимум, по этим при-
чинам не проходит. Кстати, интерес к иридиевым про-
слоям показал, что иридий накапливался в породах и
более древнего возраста. Недавно были сообщения в
американской печати о том, что найден иридий ран-
неюрского возраста. Ну, и учёные, которые увлекают-
ся этим вопросом и ещё привязывают к нему исчез-
новение динозавров, сделали следующий вывод, что
предполагаемый упавший метеорит привёл к тому, что
древние животные, составлявшие конкуренцию дино-
заврам, исчезли. И таким образом, катастрофа очисти-
ла арену жизни для динозавров, и динозавров в тече-
ние большей части, остальной части мезозойской эры,
оставались господствующей группой.
Александр Гордон. А потом ещё один метеорит…
Владимир Алифанов. Да, ещё один метеорит. И ещё одно. Метеори-
ты падали, по-видимому, всегда. И раньше, и в мезо-
зое, и в кайнозое, и некоторые метеориты хорошо да-
тированы, известны. Вот известен таймырский метео-
рит под названием Попигай. Его возраст поздний оли-
гоцен. Значит, он упал около 30 миллионов лет тому
назад. Олигоцен – это кайнозой, эпоха расцвета млеко-
питающих. Он упал в тот момент, когда фауна млекопи-
тающих испытала кризис по вполне земным причинам.
Метеорит тут был совершенно не при чём. Просто на
земле сложились условия, которые привели к доволь-
но резкому похолоданию. И опять метеорит оказыва-
ется ни при чём. Я бы так кратко ответил на этот во-
прос. Может, Алексей Владимирович что-то добавит…
Алексей Лопатин: Да, я бы добавил, что есть ведь
ещё геологические свидетельства того, что иридиевый
слой не одновозрастен в разных местах. Эта диахрон-
ность доказывается тем, что он имеет разную намаг-
ниченность, прямую и обратную полярность.
Это очень верное свидетельство того, что он в раз-
ное время накапливался. Скажем, в Дании, скажем в
Испании, в Северной Америке и других местах. Его
стали связывать с земными причинами, а именно с
трапповым магматизмом, который возникает в эпохи,
когда с большей скоростью, чем обычно, движутся ли-
тосферные плиты, то есть перестраивается вся систе-
ма суша-море. Таким образом, трансформируются все
сообщества, которые и на суше, и в море располага-
ются.
Что же было по представлениям палеонтологов вот
в этот период? На самом деле, в мелу было, по край-
ней мере, ещё два кризиса, по своим масштабам не
уступающих кампан-маастрихтскому кризису. Так на-
зываемые коньякский и коньяк-сантонский кризисы.
Когда, скажем, морская фауна испытала не менее ка-
тастрофичное обеднение.
Но всё это довольно длительные процессы, которые
видимым образом как бы укорачиваются, и что проис-
ходит? Например, у нас существует пять или пятьде-
сят видов, которые вымирают на разных уровнях свое-
го эволюционного развития. Вот, кончики фаланг – это
конец времени существования каждого вида.
Но если мы в разрезе не имеем вот этой части, все
они вымирают одновременно, как нам кажется. То есть
это фоновое вымирание превращается в массовое. И
этот эффект в конце маастрихта вполне нагляден.
У нас очень мало морских разрезов, где нет этого
перерыва хотя бы длительностью в 1-2 миллиона лет.
Поэтому нам не кажется, что вымирание носило та-
кой уж массовый характер. Те же разрезы, где эта пол-
нота более или менее очевидна, не содержат остатков
макрофауны, то есть, там нет ни двустворчатых мол-
люсков, ни аммонитов. Там присутствуют в основном
остатки фитопланктона, остатки фораминифер.
И вот там мы видим достаточно быстрое исчезнове-
ние ряда эволюционных линий. И видимо, это угасание
связано с катастрофой, но опять-таки очень длитель-
ной по своему течению катастрофой экосистемы. То
есть полтора-два миллиона лет – это называется ката-
строфой. Но, наверное, именно с точки зрения теории
систем, когда у нас кризис – это такое событие в исто-
рии системы, когда стресс угрожает целостности си-
стемы. И существованию её главных, основных струк-
тур. Но кризис выдерживается системой за счёт того,
что распределяется по подсистемам и как бы нивели-
руется. А вот катастрофа – это когда система разва-
ливается. Но подсистемы сохраняются. И затем опять
собираются…
Александр Гордон. В уже другую систему.
Алексей Лопатин. Да, совершенно верно.
Александр Гордон. У меня вот какой вопрос. Когда вымерли диноза-
вры? И неужели невозможно по тем находкам, которые
уже сделаны, понять, было ли это массовым вымира-
нием, то есть на протяжении жизни одного поколения?
Или всё-таки это был процесс, растянутый во времени,
как вы говорите, на полтора-два миллиона лет?
Владимир Алифанов. Я бы так ответил на этот вопрос. Динозавры
стали вымирать с момента их появления. Ну, во-пер-
вых, вообще вымирание это другая сторонам медали.
Вымирание-появление – это взаимосвязанные вещи.
Первые динозавровые роды, которые достоверны,
которые мы обнаруживаем в летописи, это, допустим,
поздний триас.
Александр Гордон. Это сколько миллионов лет?
Владимир Алифанов. Это примерно 220 миллионов лет. Поздний три-
ас Африки и Южной Америки. Их уже нет в последую-
щие эпохи.
Александр Гордон. Благополучно вымерли…
Владимир Алифанов. Благополучно вымерли… Правда, существуют,
например, семейства, которые они представляют, ко-
торые существуют какое-то время, а потом исчезают.
Эта иллюзия, которую поддерживают некоторые лю-
ди, назовём их катастрофистами. Это иллюзия, что все
динозавры, появившись, просуществовали в течение
мезозоя до самого конца. Динозавры появились, потом
идёт какое-то развитие группы, адаптивная радиация,
появление новых форм, новых приспособлений, эво-
люционных изобретений. Но это всё сменяется в исто-
рии мезозоя следующим образом: одни группы исчеза-
ют, на их место приходят новые.
Например, взять хищных динозавров. Самый ран-
ний крупный хищный динозавр – мегалозавр, он оби-
тал в ранней юре Европы. Это были крупные двуногие
большеголовые ящеры, из которых вот конкретно ме-
галозавр не дожил до конца юрского периода. В кон-
це юрского периода существует в Северной Америке
огромный, тяжеловесный, крупноголовый цератозавр.
Он принадлежит немножко другой группе, которая не
известна в меловое время.
В меловое время эстафету крупноголовых хищников
принимают так называемые всем известные тиранно-
завры, которые существуют достаточно долго. Кстати
говоря, они существуют на территории Северной Аме-
рики и Азии.
Александр Гордон. До общего вымирания или чуть раньше?…
Владимир Алифанов. Они существуют до общего вымирания, но по
некоторым данным, именно тираннозавры существуют
даже после предполагаемого вымирания.
Александр Гордон. Хищники?
Владимир Алифанов. Хищники. Говорят о двух группах, которые пе-
режили границы мела и палеогена и жили немножко
в самом начале кайнозоя в Дании. Это трицератопс
и тираннозавр это в Северной Америке. Есть данные
о раннепалеогеновых или раннекайнозойских диноза-
врах в Индии.
Так что катастрофическая картина – она не всё точ-
но и детально обрисовывает. Хотя, конечно, люди, ко-
торые это всё придумывают и используют, понятно, на-
правляют это на массовое сознание. А людям часто
бывает интересно, с одной стороны, но ломать голову
над такими сложными деталям и конкретными мелоча-
ми довольно сложно. Проще объяснить всё таким вот
образом. Один раз устроить катастрофу – и больше не
возвращаться к этому вопросу.
Александр Гордон. Давайте в качестве модели массового сознания
возьмём хорошо всем известный фильм «Парк Юрско-
го периода».
Потому что я абсолютно не специалист ни по фло-
ре, ни по фауне того времени, но когда я смотрел этот
фильм, я замечал некоторые противоречия. Я, напри-
мер, вспоминал и понял, что индейцы Северной Аме-
рики, то есть Канады и северных территорий нынеш-
них США, обитали в тех же лиственных лесах, в каких
обитали наши крестьяне. Я имею в виду, что это сме-
шанный лес: берёза, осина, там клён, а это как-то не
вяжется с картиной прерий, по которым эти индейцы
непременно должны скакать.
Вот так же у меня возник вопрос, когда я смотрел
«Парк юрского периода»: хвощи и папоротники, по-мо-
ему, это несколько другая эпоха. Здесь-то уже дубы и,
если не ошибаюсь, те же самые клёны. Нет?
Алексей Лопатин. Почти так. То есть хвощи и папоротники – это,
конечно, каменноугольный период, то есть, скажем так,
на 200, на 150, ну, на 100 миллионов лет древнее.
Александр Гордон. Чуть-чуть такая ошибочка.
Алексей Лопатин. Да, ошибка небольшая.
Владимир Алифанов. Но хвощи и папоротники, надо сказать, и сейчас
существуют.
Алексей Лопатин. Ну, конечно, но древовидные… Да, эпоха ди-
нозавров – это в растительном смысле эпоха господ-
ства голосеменных растений. А потом с середины ме-
ла уже покрытосеменные. И как раз, возможно, покры-
тосеменные сыграли свою роль в том, что исчезли вот
эти биотопы, в которых обитали динозавры. То есть
просто сообщество, в котором доминировали голосе-
менные и динозавры, сменилось сообществами, в ко-
торых доминировали покрытосеменные, птицы, насе-
комые и млекопитающие. Возможно, так и было. Но в
оправдание млекопитающих скажем, что они всё-таки
появляются в том разнообразии, которое мы можем се-
бе представить, – это 30 приблизительно видов, может
быть, и 60, это в основном мультитуберкуляты и плюс
20 видов плацентарных млекопитающих, – так вот, они
появляются уже тогда, когда динозавры сходят на нет.
Хотя те семь, наверное, видов динозавров, которые
встречаются выше иридиевого слоя в Северной Аме-
рике, они уже сосуществуют с разнообразной фауной
млекопитающих. И, видимо, в тех условиях, когда гос-
подствовали покрытосеменные.
Вообще, весь мир менялся с геологической точки
зрения весьма стремительно, исчезли эпиконтинен-
тальные моря. Соответственно, изменилась морская
биота, которая там пышно развивалась до этого вре-
мени. Изменился климат: он стал более сезонным.
Владимир Алифанов. Было похолодание.
Алексей Лопатин. Да, было похолодание. Динозаврам приходи-
лось в срочном порядке в геологическом смысле ме-
нять стратегию своего биологического существования.
Александр Гордон. Да, от кладки яиц до, в общем, жертв…
Владимир Алифанов. Представим себе такую простую картину, види-
мо, очень характерную для конца мезозоя, если отбро-
сить всякие катастрофические гипотезы. Что происхо-
дило реально? Допустим, на территории Азии, которая
нам более близка. Что показано реальными научными
работами и, в частности, палеоботаническими работа-
ми?
В течение позднего мела идёт постепенное угасание
голосеменных растений. Разнообразие гилкговых па-
дает в самом начале мелового периода: меловой пери-
од он длинный, он 70 миллионов лет практически длил-
ся. Итак, угасание гилкговых растений. Какие-то пи-
ки хвойных, видимо, в периоды похолоданий. Какие-то
ещё растения исчезают, которые существовали до это-
го. Но при всём при этом в течение позднего мела, осо-
бенно второй его половины, стремительно, по экспо-
ненте, растёт разнообразие покрытосеменных расте-
ний, то есть растений, которые окружают нас сейчас.
Для динозавров покрытосеменные растения – это
элемент новизны, с которым они столкнулись вот как
раз в конце мезозойской эры. Динозавры появляются
тогда, когда на планете повсеместно расселяются ра-
стения, как говорят, мезофитные, в основном это голо-
семенные. Это не только хвойные, это гилкговые, цика-
довые они были очень разные. Некоторые на низкоро-
слые пальмы похожи. И, по-видимому, они составляли
какую-то важную часть биотопов, в которых динозавры
обитали, где они отыскивали себе пропитание, где они
могли спрятаться, где могли репетироваться какие-то
приспособления, адаптации и так далее.
Таким образом, мир, когда появились динозавры
и когда динозавры исчезли, совершенно изменился.
Правда, некоторые динозавры попытались к этой но-
вой обстановке приспособиться. В меньшей степени
это можно сказать о хищниках, потому что хищники
среди динозавров, завязаны на жертве; им всё равно
какие, но для крупных хищников лучше крупные жер-
твы. Кстати говоря, крупные жертвы – это некий способ
защиты от крупных хищников. Но это отдельная исто-
рия.
Но теперь что касается растительноядных диноза-
вров. Таких было довольно много целая группа выде-
ляется так называемых птицетазовых динозавров, у
которых была склонность к потреблению растительно-
го корма. В меловом периоде процветают две группы
орнитоподы и рогатые динозавры, зубная система ко-
торых приспособлена очевидным образом для потре-
бления растительного корма. Это многочисленные ба-
тареи, которые обеспечивают ножницеобразный укус,
а таким укусом можно резать какую-то флору. Возмож-
но, это была водная растительность или береговая ра-
стительность. Точно про это сказать пока не можем,
но то, что они пытались приспособиться к питанию,
наверное, покрытосеменными растениями – это факт
очевидный.
Я бы ещё хотел сказать, что в биологии динозавров
есть очень важный момент: динозавры не просто ходят
и что-то едят, у динозавров своя жизнь, они должны
развиваться. И динозавры в этом смысле ведут себя,
как птицы. Они откладывают кладки с яйцами. Дино-
завры не птицы, современные особенно; они не могут
взлететь на дерево и свить там гнездо. Кладки откла-
дывались, как правило, на земле, в песке, это мы зна-
ем точно, например, по данным из Америки, из Монго-
лии, из Китая. Иногда они охранялись. Иногда кладки
затенялись, иногда открывались. В общем, это была
целая история.
А теперь представьте, что в конце мезозоя в Азии,
например, похолодало. Голосеменные растения, не
хвойные, а гилкговые и цикадовые, постепенно оттес-
няются на юг расширением ареала широколиственных
лесов покрытосеменных. Не только леса, но и трава,
например. Значит, происходит задерновывание пля-
жей, задерновывание мест, удобных для гнездования
динозавров. Это оказалось очень слабым таким эле-
ментом в биологии динозавров.
Здесь, кстати, они, динозавры, могли вступить в кон-
куренцию с млекопитающими, которые, по-видимому,
в приличном количестве пришли с новыми типами ле-
сов. С большими динозаврами им справиться было
сложно, и, может быть, им сложно было ломать яй-
ца динозавров. Известное дело, что яйца динозавров
имеют довольно плотную скорлуповую оболочку. А вот,
скажем, вылупившихся динозаврят, пока они ещё ма-
ленькие, хищные млекопитающие могли употреблять
в пищу. И не только млекопитающие.
В течение конца мелового периода и в начале кай-
нозоя неожиданно начинают процветать крокодилы со-
временного облика. Появляются ящерицы современ-
ного типа, в том числе и варановые, которые способны
обирать всё, что угодно, в том числе и питаться яйца-
ми…
Александр Гордон. Которые не вымирают, несмотря ни на какие…
Владимир Алифанов. Таким образом, как себе можно это всё пред-
ставить? Удобные зоны обитания динозавров в кон-
це мезозоя постепенно-постепенно сокращаются. При-
чём сокращаются не только площади обитания, пло-
щади пастбищ, но и места, удобные для гнездований.
И потихонечку они как бы прижимаются, опрокидыва-
ются либо к морю, либо к горам. К Азии в конце мело-
вого периода с юга подъехала Индия. И там обнару-
жатся формы складчатости, и вулканизм известен, до-
вольно интенсивный, кстати говоря. Поэтому лес мог
прижать динозавров к каким-то возвышенностям. В го-
ры они, например, могли и не пойти.
В Северной Америке немножко было по-другому. В
Северной Америке было Срединное море, которое,
кстати говоря, подсохло, поскольку в течение мезозоя
и кайнозоя Северная Америка, как и Азия, они немного
поднимались, и вода стекала. Динозавры могли быть
прижаты просто к побережью моря, где полоса, удоб-
ная для их жизни, оказалась очень узкой. Наверное,
где-то там какие-то рифугиумы ещё существовали. Но,
в общем-то, будильник был заведён, и он должен был
вот-вот позвонить…
Александр Гордон. Но исчезновение морских форм динозавров
ведь не объясняется наступлением покрытосеменных
лесов?
Владимир Алифанов. Да, совершенно справедливо. Только я бы хо-
тел поправить, морские формы – это не динозавры.
Динозавры – это обязательно наземные существа. Ди-
нозавры, как правило, двуногие.
Александр Гордон. Ихтиозавры.
Владимир Алифанов. Вот, это уже другое дело. Ихтиозавры – это от-
дельный отряд ископаемых рептилий, вымерших, ко-
торые до современности не дожили, которые появи-
лись в триасе, в условиях довольно тёплых, жарких
эпиконтинентальных морей, достаточно кормных. Так,
они появляются в триасе, но пик расцвета ихтиозавра
приходится на юрский период. В течение мела ихтио-
завры ещё существовали. Но до конца мела доживает
количество видов, которое на пальцах можно пересчи-
тать.
Алексей Лопатин. По-моему, всего один род.
Владимир Алифанов. По другим данным, четыре, я читал… Долгое
время считалось, что один. Ну, 1 или 4 – это всё рав-
но немного. Фактически группа уже находилась в со-
стоянии вымирания. Потом надо иметь в виду одну та-
кую вещь. В течение мела, по-видимому, на планете
довольно резко и неоднократно менялся климат. Хотя
меловой период считается одним из самых тёплых в
течение мезозоя. Но, тем не менее, колебания суще-
ствовали. В течение позднего мела отмечаются палео-
климатологами три максимума палеотемператур. Вот
Алексей Владимирович про это говорил. Два миниму-
ма.
Александр Гордон. Если сравнивать с современным состоянием
климата – что было?
Владимир Алифанов. Что означает «максимум» вы хотите спросить?
Вообще климат был в мезозое, в целом, на 10-15
градусов был выше, чем современный. Никаких оле-
денений для мезозоя не было отмечено. Это раз. Тем-
пературы были выше в тропических зонах на 4-5 гра-
дусов. В умеренных зонах на 10-15. В приполярных зо-
нах на 20-30 теплее. В целом климат был достаточно
ровным. Температура океанической воды: по-видимо-
му, были колебания, но вот то, что удаётся отметить
– температура придонного слоя в океане была около
14 градусов. Плюс 14 градусов. А поверхностные слои
могли прогреваться до 30 градусов у побережья, допу-
стим, Аляски. 30 градусов. Это парное молоко.
Но особенно жарко было перед последним похоло-
данием, на границе мела и палеогена. Там было похо-
лодание, но перед этим был палеотемпературный мак-
симум. И в это время, что вы думаете, выплывают мо-
зазавры. Мозозавры это крупные хищные гигантские
ящерицы, но хотя они крупные, они, как и мелкие яще-
рицы, очень зависят от температуры окружающей сре-
ды. Как у всех рептилий у них несовершенный метабо-
лизм и температура тела прямо зависит от температу-
ры окружающей среды или они довольно часто в ка-
кой-то степени получают энергию от солнца. Ящерицы
и змеи по утрам разогреваются на солнышке. И тут в
тёплую воду постоянно тёплую, во все сезоны в тече-
ние суток выплывают ящерицы. И, видимо, в какой-то
момент с биологической точки зрения они становятся
суперхищниками. Вот тут они могли и прижать дожива-
ющий свои последние дни слой ихтиозавров.
Но как только новый пессиум – ящерицы исчезают,
больше мы их не видим. Они вымирают до начала кай-
нозоя. И, по-видимому, навсегда.
Александр Гордон. Вот вы сказали о метаболизме. Я бы очень хотел
узнать о биологии динозавров. Потому что для меня
тоже было удивительно, как могут сосуществовать на
очень небольшом пространстве огромные толпы, про-
стите за слово «толпы», крокодилов, пока я не узнал,
что у них такой метаболизм, что каждый крокодил съе-
дает в год только половину собственного веса. Понят-
но, как они могут уживаться. У динозавров то же самое
было? Хищники были не очень всё-таки хищными?
Владимир Алифанов. Ну, во-первых, на вопрос довольно сложно от-
ветить, поскольку с крокодилами разобраться легко:
мы их можем наблюдать непосредственно в природе
или в зоопарке. Динозавры абсолютно ископаемая вы-
мершая группа, поэтому все рассуждения на эту тему
носят только предположительный характер.
А рассуждают на эту тему давно – с момента по-
явления, наверное, первых динозавров. Вообще, пер-
вых динозавров, когда их обнаружили… Ну, слово ди-
нозавр появилось в 1841 году, его придумал англича-
нин Ричард Оуэн. У него было представление такое,
что для кайнозоя характерны крупные слоны, носоро-
ги, бегемоты, которых тогда называли толстокожими.
А динозавры – это толстокожие, только вторичного пе-
риода или мезозоя. И Оуэен представлял их в виде ги-
гантских ящериц. Ящерицы – но гигантские.
А потом в 1859 или около того, могу ошибиться не-
множко, нашли первого динозавра в виде целого ске-
лета. Это было в Америке. Изучавший его американ-
ский палеонтолог Джозеф Лейди был просто удивлён,
потому что перед ним предстало существо с длинными
ногами, с короткими передними лапами и вообще про-
порциями хвоста, головы и так далее – он напоминал
кенгуру или птицу.
И тогда стали задумываться, а, может быть, всё-та-
ки динозавры ближе к млекопитающим или даже пти-
цам. Когда нашли в Европе, в Бельгии огромное коли-
чество скелетов и стали их монтировать, все могли во-
очию убедиться, что динозавры совершенно не похо-
жи на крокодилов, на ящериц, а на кого? Рядом сто-
ял скелет птиц. И около ста лет тому назад появились
серьёзные учёные, эволюционисты, среди них такие
известные фамилии как Гексли, Геккель, которые пола-
гали, что динозавры очень похожи на птиц, что диноза-
вры могут быть родственниками птиц. И, может быть,
птицы произошли от динозавров даже. Это наклады-
вает на динозавров некий образ предптицы. А птицы,
известное дело, это высокоорганизованное животное,
летающее…
Александр Гордон. Теплокровное.
Владимир Алифанов. Летающее, теплокровное. Значит, у диноза-
вров, как минимум, что-то должно было быть преада-
птировано в их строении, внутреннем в том числе, в си-
стемах органов, к возникновению полёта, который тре-
бует много энергии. Потом была небольшая пауза; ди-
нозавровая гипотеза происхождения птиц вдруг ушла
в тень, возобладала другая гипотеза. Но где-то в 70-х
годах американец Остром стал публиковать статьи, в
которых он писал, что мелкие хищные динозавры ар-
хеоптерикс… Археоптерикс в то время считался пти-
цей и сейчас считается птицей. Но у археоптерикса ор-
ганизация скелета совершенно такая же, как у дино-
завра. Например, рядом с археоптериксом был най-
ден небольшой динозавр – ну, это почти археоптерикс,
только без перьев. И существует один скелет архео-
птерикса без перьев, который в Германии лежал с эти-
кеточкой «Компсогнат. Мелкий хищный динозавр». От-
личить довольно сложно. Но это, я бы сказал, косвен-
ные данные. А прямые указания на то, что динозавры
совсем были похожи на птиц, появились относительно
недавно. Эта череда сенсационных открытий пошла в
основном из Азии и особенно из Китая. Если интерес-
но, я могу 2-3 примера привести.
Александр Гордон. Конечно.
Владимир Алифанов. Совсем недавно была описана так называемая
номингия из Южной Монголии. Это знаменитая Неме-
гетинская котловина, там есть местечко, которое Но-
мингийское Гоби называется. Вот там была найдена
часть скелета такого птицеподобного овираптора, у ко-
торого короткий хвост, а последние позвонки хвоста
срастаются, как у птиц. У птиц сращённые позвоночки
коротенького хвоста называют пигостиль.
Следующая находка, тоже совсем недавняя, в той
же котловине была найдена монголо-американской
экспедицией. Им удалось обнаружить динозавра ави-
рапотора на кладке яиц. Причём скелет расположен
так, как будто это самка в позе насиживания. Наход-
ка недвусмысленно свидетельствует о том, что дино-
завры вели себя по отношению к своему потомству,
как птицы. Ну, а птицы кладку обогревают, заботятся о
ней и так далее. Обогревают или затеняют от жаркого
солнца. То есть в любом случае их поведение доста-
точно продвинутое, и, возможно, во всю используются
внутренние температурные ресурсы организма.
И совсем последние сногсшибающие, не оставляю-
щие сомнений в птицеобразности динозавров находки
последовали из Китая. Провинция Ляонин, местонахо-
ждение Исянь. Вот откуда идёт уже вал, уже целая че-
реда прекрасных находок.
Алексей Лопатин. Это ранний мел, 125 миллионов лет.
Владимир Алифанов. Да. Здесь на образцах сохраняются кости ске-
летов и отпечатки мягких тканей, покровов. Покровы в
виде перьев. Ну, например, было сообщение, посколь-
ку мы об авирапоторах говорим, что такого авирапо-
тора обнаружили: небольших, средних размеров ди-
нозавр, с длинными ногами, с динозаврьими руками,
с динозавровым строением таза. Но на хвосте венчик
перьев со стержнем и опахалом, а конечности облада-
ют перьями, похожими на маховые. Правда, лапки пе-
редние, или крылья, они достаточно короткие, поэтому
в том, что этот каудитерикс мог летать, есть некоторые
сомнения.
Александр Гордон. Ну, как курица, может быть, перепархивать.
Владимир Алифанов. Возможно. И некоторые учёные полагают, что
если птицы оперены, птицы летают, то перо это при-
знак птиц. Если мы нашли скелет птицеподобного су-
щества с перьям, то это птица. Это такой быстрый
взгляд на проблему.
Но если мы будем разбираться, что же составляет
специфику, морфобиологическую специфику птиц, то
мы быстро убедимся, что этот динозавр не летал так,
как птица. А перья использовал по какому-то друго-
му назначению. Допустим, этот динозавр мог планиро-
вать. Или трепетать, например, забираясь на жёрдоч-
ку, как куриные делают.
Александр Гордон. Но всё-таки в этом контексте теплокровие дино-
завров можно считать если не доказанным, то хотя бы
предпочтительным?
Владимир Алифанов. Из этого, что я сказал, наверное, можно сделать
предположение, что, по крайней мере, некоторые ди-
нозавры были теплокровны почти так же, как некото-
рые птицы.
Но, правда, из этого совершенно не следует, что все
динозавры были такими. Попытки определить тепло-
кровность некоторых динозавров, например, крупных,
не дают никакого результата. Надо сказать, что сами по
себе крупные размеры наводят на одну простую мысль
– скорее всего, крупные динозавры теплокровными и
не были.
Возьмём теплокровных млекопитающих. Особенно
хищников. Теплокровных хищников крупнее льва, на-
верно, нет.
Алексей Лопатин. Но были.
Владимир Алифанов. Были. Но они, к сожалению, как хищники, теря-
ют свои качества. Они крупные, и при погоне за жер-
твою идёт слишком интенсивная отдача тепла. Они,
грубо говоря, начинают потеть и уставать.
Алексей Лопатин. Они в таком случае переходят в нишу падале-
ядов, мусорщиков – например, как медведи.
Владимир Алифанов. А с динозаврами немного проще. Если у них ме-
таболизм был несовершенный, то тогда размеры мо-
гли каким-то образом спасать. Как себе всё это мож-
но представить? Оказывается, при увеличении линей-
ных размеров объём тела растёт больше – на единицу
массы теплопродукции больше. Если взять, например,
крокодила, который больше, чем ящерица, то крокодил
за ночь, как и все рептилии, остывает, как и все суще-
ства с несовершенным теплообменом, но его внутрен-
няя температура остаётся выше температуры окружа-
ющей среды. К утру у него всё равно есть некоторый
запас энергии, чтобы нагреться на солнышке.
Алексей Лопатин. Это инерционная теплокровность, так называ-
емая.
Владимир Алифанов. Да, такой тип теплокровности – за счёт увели-
чения размеров – он называется инерционная тепло-
кровность.
Александр Гордон. Я слышал гипотезу, опять-таки в Америке, что
некоторым видам динозавров – диплодокам, скажем, у
которых достаточно длинная шея, голова далеко, они
эту голову поднимают – теплокровность нужна была
для того, чтобы качать кровь к голове. Значит, нужно
большое сердце, двух– или четырехкамерное, и нуж-
на высокая температура тела, которая позволит с этим
справиться. Высокое давление, как у жирафов совре-
менных.
Владимир Алифанов. Если шея была длинной, то поступление кро-
ви к ней каким-то образом обеспечивалось. Я толь-
ко, как человек профессионально любопытствующий
на эту тему, могу выразить сомнение, что динозавры
этой группы поднимали свою шею достаточно высоко.
Если смотреть тот же «Парк Юрского периода», то там
они все высоко вытягивают свои шеи, и они просту-
пают сквозь верхушки деревьев. Но дело в том, что
все завроподы не обладают хорошо оформленными
суставами, необходимыми для наземного передвиже-
ния. Ещё недавно справедливо писалось – почему-то
сейчас про это забыли, – что завроподы были полувод-
ными животными и шею они, наверное, не всегда за-
дирали высоко.
Александр Гордон. Шея нужна была, скорее, чтобы глубоко прони-
кать…
Владимир Алифанов. Они ходили по побережью или по литорали.
Если литораль была обнажена, то собирали какую-то
живность, которая там оставалась. Если здесь ресур-
сы кончались, они могли ходить по мелководью, пере-
пахивать своими ногами дно, и что всплывало, просто
подбирать с поверхности своею головою.
Шея у них, кстати сказать, была U-образной – не та-
кой, как иногда рисуют, змееобразной, а в виде латин-
ской буквы U. А такое положение шеи не предполагает
очень высокого её вздёргивания.
Александр Гордон. Ещё вопрос, тоже связанный с «Парком Юрско-
го периода», где смешанные леса наполнены рычани-
ем, урчанием, криками и воплями, раздающимися и
днём и ночью. Насколько это справедливо для диноза-
вров, поскольку я ни разу не слышал кричащего кроко-
дила, хотя, наверное, он может это делать. И пигмен-
тация. Как они раскрашены были всё-таки?
Алексей Лопатин. Если говорить о звуках, то крокодилы их, конеч-
но же, издают. Причём в разные периоды жизни это
разные звуки. Молодь пищит, особи постарше издают
что-то вроде чириканья, есть разное урчание, есть про-
сто рёв и гудение. То есть крокодилы издают достаточ-
но разнообразные звуки.
Владимир Алифанов. И не только крокодилы – змеи шипят и некото-
рые ящерицы шипят.
Алексей Лопатин. Но крокодилы заботятся о потомстве, заботят-
ся о кладках и молоди – имеются ввиду самки кроко-
дилов. Возможно, они как-то с этой молодью общают-
ся. Динозавры, как мы знаем по палеонтологическим
данным, тоже о молоди заботились. Значит, у них была
– пусть в зачаточной форме – некоторая социальная
структура и, таким образом, некоторая коммуникация.
Коммуникация наиболее просто осуществляется с по-
мощью всяких звуковых сигналов; наверное Владимир
Рудольфович того же мнения придерживается.
Владимир Алифанов. Есть целая группа динозавров, которые назы-
ваются орнитоподами, а среди них известно семейство
гадрозоврид. Гадрозовриды отличаются тем, что у них
на голове формируются выросты различной формы.
Иногда они полые, иногда – нет, но тогда возможно, что
на них формировались полые кожные мешки. По неко-
торым данным, эти выросты и полости могли служить
своеобразными резонаторами, усиливающими звуки.
Эти ящеры, по-видимому, тоже вели водный образ жиз-
ни. И если звуки раздавались по воде, то такие ме-
шочки вполне могли быть и резонаторами и, кроме то-
го, воспринимать сигналы определённых частот. Кста-
ти говоря, что касается слуха динозавров, то морфо-
логически он примерно такой же, как у ящериц и кро-
кодилов. Всё устроено примерно так же.
Алексей Лопатин. А если вспомнить о родстве с птицами, то то-
гда вообще нужно считать, что у них было очень много
разнообразных звуков, ведь у птиц на этом очень мно-
го основано.
Александр Гордон. Представляю себе какого-нибудь чирикающего
динозавра…
Алексей Лопатин. То есть ужасный безмолвный мир динозавров –
это тоже преувеличение: там были звуки.
Александр Гордон. А расцветка? Птицы ведь очень ярко окраше-
ны…
Алексей Лопатин. И ящерицы тоже.
Владимир Алифанов. И ящерицы тоже. Крокодилы, может быть, не
так: они достаточно однотонные.
Динозавры в большинстве своём были существа-
ми наземными. Те, кто вёл пассивный образ жизни –
растениеядные, например – должны были бороться с
хищниками, и у них на то были разного рода приспо-
собления, в том числе и окраска – предупреждающая,
маскировочная окраска и так далее. Здесь никаких кон-
кретных данных нет, и мы можем рассуждать только
предположительно, по аналогии с современными жи-
вотными. А эта аналогия нам подсказывает, что дино-
завры были окрашены по-разному. Какая именно рас-
краска была у конкретных динозавров, мы, конечно,
сказать не можем. Но какая-то она, несомненно, была.
Алексей Лопатин. К тому же это животные дневные. В отличие от
млекопитающих, которые, по-видимому, начинали как
ночные животные и поэтому, скорее всего, не были так
ярко окрашены.
Кстати говоря, Владимир Рудольфович, помните о
динозаврах, которые существовали якобы в условиях
полярной ночи? Есть такие данные по Австралии про
динозавров, которые жили за Полярным кругом в усло-
виях не то что бы полной темноты…
Александр Гордон. Сезонной темноты.
Алексей Лопатин. Да. И там развивались такие приспособления,
как огромные зрительные доли в мозге – у хищных
форм. У некоторых форм гадрозавров фиксируется в
костях изменения в развитии, которые возможно ука-
зывают на то, что они то ли впадали в спячку, то ли
по каким-то другим причинам ещё как-то замедлялся
рост. Для других предполагается, что они постоянно
мигрировали; в случае Австралии к северу, а в другое
время вновь возвращались.
Александр Гордон. А зрение цветное или чёрно-белое – об этом
сейчас можно что-то предположить? Потому что если
мы говорим об окрасе и о хищниках, то это предпола-
гает, что у хищников должно быть цветное зрение.
Владимир Алифанов. Я полагаю так: если, по крайней мере, неко-
торые динозавры являются родственниками птиц, а
у птиц цветное оперение, которое должно восприни-
маться оппонентами того же вида, то и у динозавров
должно было быть нечто подобное.
Кстати говоря, оперение динозавров могло иметь и
демонстрационный характер: «вот я такой красивый
самец» или «вот я такая-сякая самка, обратите на ме-
ня внимание». Так что это вполне возможно.
Алексей Лопатин. Кстати, тот же «Парк Юрского периода» когда
герои говорят: «Не двигайся! И он тебя не увидит». Это,
наверное, тоже неправда, потому что птицы прекрасно
видят неподвижные предметы…
Александр Гордон. Но там, видимо, сравнивают с лягушкой, кото-
рая видит только движущиеся предметы…
Алексей Лопатин. Поскольку они там ген лягушки используют…
Александр Гордон. И, поскольку время к концу близиться, послед-
ний вопрос. Легенда о тупоумии динозавров, о полном
отсутствии у них когнитивных способностей – она име-
ет право на существование? Объём мозга, распреде-
ление этого мозга?
Владимир Алифанов. Да, что касается объёма мозга и тела у совре-
менных животных и у динозавров. Вот если крокодила
взять за единицу…
Александр Гордон. А почему не ворону, интересно?
Владимир Алифанов. Сейчас-сейчас. Вот если взять крокодила за
единицу – достаточно крупное животное, – то оказы-
вается, что у некоторых динозавров объём мозга был
меньше, чем у крокодила. Но, с другой стороны, у неко-
торых динозавров объём мозга был больше, чем у кро-
кодилов. Если посчитать среднее значение, то в сред-
нем – как у крокодилов. Кроме некоторых случаев. У
динозавров, которые более всего проявляют сходство
с птицами, у них черепная коробка увеличена, они при-
ближены к птицам, и поэтому интеллект был пример-
но такой же, как мы можем предположить. К таким от-
носятся некоторые хищники, позднее раннемеловые: у
них организация мозга выглядит по-птичьему.
Александр Гордон. Каких открытий ждать сейчас в палеонтологии,
связанных с динозаврами? Есть какие-то магистраль-
ные направления?
Владимир Алифанов. Открытия происходят всё время. Подсчитано,
что с 1824 года, когда был описан первый динозавр, чи-
сло описанных видов достигло тысячи. Примерно две
трети из них – валидные, то есть правильные.
Я думаю, число видов динозавров будет расти – ве-
дутся интенсивные раскопки на всех континентах: и в
Южной Америке, и в Австралии и так далее. Старые
континенты Монголия, Китай – приносят всё новые и
новые находки. Из Монголии и особенно из Китая ва-
лом пошли оперённые динозавры.
Александр Гордон. Новое веяние такое…
Владимир Алифанов. Кроме того, нужно решить важный и старый во-
прос: археоптерикс – это птица или динозавр?

Обзор темы


Нет сомнений, что созданное силой эволюции разнообразие древних существ богаче людских фантазий. В этом убеждает палеонтология, которая почти 200 лет пытается воссоздать историю жизни на Земле. Среди невероятного числа групп вымерших организмов, открытых палеонтологами, наибольшей известностью пользуются динозавры. Этим названием, составленным из двух древнегреческих слов («ужасный, странный» и «ящерица»), знаменитый английский ученый Р.Оуэн в 1841 г. обозначил животных, которых он, поясняя свои взгляды, называл толстокожими вторичного периода. К толстокожим в те времена относили крупных и массивнотелых бегемотов, слонов и носорогов, а вторичным периодом считали мезозойскую эру.
В начале 50-х годов XIX в. в Лондоне Оуэн и скульптор У. Хоукинс оформили выставку фигур доисторических животных в натуральную величину. Гвоздем экспозиции стали динозавры. Чтобы подчеркнуть их гигантизм, внутри одного огромного ящера был устроен обед на 20 персон. С тех пор научный и общественный интерес к динозаврам постоянно расширялся и достиг небывалого размаха в последние десятилетия. Страшные рептилии стали излюбленными героями книг и фильмов, изображения ящеров воплощены в детских игрушках, тиражированы в виде сувениров, мелькают в рекламе товаров. По миру путешествуют просветительские выставки со скелетами или движущимися фигурами динозавров. Не только любители, но и профессионалы не устают удивляться причудливости внешнего облика и ломают голову над тайной исчезновения мезозойских ящеров 65–60 млн. лет назад.
Раньше, чем где-либо, остатками этих рептилий интересовались в Китае. Там более трех тысячелетий назад находки окаменелых динозавровых зубов использовали как доказательство существования мифических Драконов. Начиная с III в. н. э., в письменных источниках указывалось местоположение районов с дракононосными породами. Секрет этого прост: в китайской медицине тех времен из ископаемых костей готовили лекарства. В соседней Монголии наблюдательные араты (скотоводы) также с глубокой древности знали об останках гигантских существ, которые иногда в большом количестве выветриваются или вымываются из осадочных пород в южных районах страны. В религиозных монгольских сказаниях их называют «лууны яс» — священные кости Небесных драконов. В Европе также практически всюду существуют предания о страшных драконах, которых побеждают герои, а рассказы о чудовищах, живущих в озерах Британии и Ирландии записаны не только в средневековых хрониках этих народов, но бытуют и в наше время. Может быть, отчасти на появление подобных мифов повлияли останки гигантских ящеров, которые могли находить люди прошлых столетий.
Сведения об останках динозавров в Европе впервые появились в книге профессора Оксфордского университета Р. Плотта «Естественная история Оксфордшира», вышедшей в 1677 г. В ней описывалась и изображалась случайно найденная в одном из карьеров часть окаменевшей бедренной кости. Огромные размеры находки заставили автора вспомнить о слонах, которых в начале нашей эры могли завезти в Англию римские легионеры. Однако основной стала версия о принадлежности кости титану — гигантскому человеку из допотопных времен. Такой взгляд соответствовал представлениям западноевропейских богословов, видевших в ископаемых организмах не только игру природы, но и доказательства Всемирного потопа. В связи с этим наибольшую известность получил обнаруженный в 1715 г. в Швейцарии скелет гигантской саламандры. Церковь его признавала за останки человека — свидетеля потопа (homo diluvii testis), а в простонародье называли утонувшим грешником.
Между тем еще в античности существовал естественноисторический взгляд на природу окаменелостей. В Древней Греции по раковинам ископаемых моллюсков, найденным вдали от морского берега, Ксенофан (VI-V вв. до н. э.), а позже Аристотель (IV в. до н. э.) судили об отличиях природных условий далекого прошлого от современных. Интересно, что выбитый однажды в карьере отпечаток ископаемой рыбы послужил поводом для Анаксимандра из Милета (VI-V вв. до н. э.) к весьма примечательным рассуждениям в духе представлений об органической эволюции. В частности, философ полагал, что жизнь возникла в морских водах, а предками наземных позвоночных животных были рыбы.
Судя по изображению, обсуждаемое в книге Плотта ископаемое бедро принадлежало ящеру, с которого позднее и началось научное изучение динозавров. В 1824 г. преподаватель геологии одного из оксфордских университетов У. Баклэнд доложил в собрании Королевского общества об открытии им в юрских сланцах Стоунзфилда (графство Оксфордшир) огромных зубов и фрагмента нижней челюсти ящерицы, названной в соответствии с внешними данными мегалозавром. А через год Г. Мэнтл, хирург из английского городка Льюис (Суссекс), предварительно убедив в своей правоте основателя палеонтологии позвоночных Ж. Кювье, аналогичным способом представил нового ископаемого гигантского ящера — растительноядного игуанодона. Он оказался вторым научно охарактеризованным динозавром. Мэнтла создал и первую реконструкция внешнего вида игуанодона. С именем льюисского хирурга связан еще один ящер — растительноядный гилеозавр, третий в ряду известных науке. Р.Оуэн выстроил свою научную концепцию о динозаврах на фундаменте знаний, добытых в основном Мэнтлом.
В третьей четверти XIX в. европейская палеонтология дала миру еще несколько новых динозавров. Среди них наибольшую известность получили хищный компсогнат из позднеюрских сланцев Баварии (Германия) и растительноядный гипсилофодон из раннемеловых известняков о. Уайт (Англия). В изучении этих сохранившихся в достаточно полном виде ящеров приняли участие и известные биологи-эволюционисты Э. Геккель и Т. Гексли. Каждый из них пришел к неожиданному для того времени заключению о значительном сходстве и возможном родстве динозавров и птиц. После апреля 1887 г. всему миру стала известна бельгийская деревня Берниссар. На местной угольной шахте вскрылось гигантское скопление ископаемых костей и скелетов, большая часть которых принадлежала динозаврам игуанодонам. Тщательные раскопки продолжались более 25 лет и увенчались изъятием почти 30 целых скелетов. Некоторые из них были смонтированы на подиуме в виде двуногих существ. В Западной и Центральной Европе динозавров находят до сих пор. За последние годы они обнаружены в Португалии, Испании, Италии, Румынии и Швеции, в дополнение к прежним выявлены новые находки в Англии, Германии и Франции.
В начале XIX в. мощный импульс к изучению динозавров был дан в CША. В 1820 г. один из американских научных журналов поместил статью некоего С. Элсворта Младшего о находке окаменелых костей гигантского человека в районе Коннектикут Вэли. Недавно останки «грешника» из Нового Света переопределили и стало ясно, что это — анхизавр. Задолго до того были обнаружены крупные кости в Нью-Джерси, но кому они принадлежали, можно лишь догадываться, так как находка исчезла. В том же штате окаменелости нашли снова в 1858 г. По ним Дж. Лейди описал первый довольно полный скелет позднемелового родственника игуанодона — гадрозавра. Новые данные впервые навели палеонтолога на мысль о возможности двуногой позы у динозавров, которых он сравнивал с австралийскими кенгуру.
С этого началась эпоха сенсационных палеонтологических открытий в Северной Америке. В последующие годы охоту на динозавров открыли Э. Коп и О. Марш, нередко скупавшие образцы у случайных сборщиков или нанимавшие специальные поисковые и раскопочные отряды. Стремление опередить друг друга иногда побуждало ученых к молниеносному сочинению сообщений, публиковавшихся даже в газетах. Торопливость приводила к многочисленным ошибкам, путанице и … взаимным обвинениям, не всегда отличавшимся корректностью. Несмотря на карнавальный оттенок некоторых эпизодов во взаимоотношениях Копа и Марша, они внесли колоссальный вклад в развитие палеонтологии. За 20 лет они описали почти 130 новых видов динозавров, что кажется неправдоподобным по современным меркам. В начале ХХ в. соотечественники и продолжатели дела Копа и Марша открыли в канадском штате Альберта крупное местонахождение древних рептилий. Это неожиданно подстегнуло местных любителей палеонтологии на собственные поиски ископаемых костей, и незначительный в целом эпизод вошел в историю палеонтологии под громким названием «динозавровая лихорадка».
В 1922 г. сотрудники Американского музея естественной истории отправились в маршрут по малоисследованным в те времена внутренним районам Китая и Монголии. Уже в первый год отряд палеонтологов проник в самый центр каменистой пустыни Гоби. Там, в красно-бурых бедлендах местонахождения Баин-Дзак, известного также под поэтичным названием Пылающие cкалы, ученые обнаружили несколько видов позднемеловых динозавров. Особо многочисленными оказались черепа и скелеты растительноядного протоцератопса. Однако наибольшей ценностью охотники за ископаемыми сочли обнаруженные ими яйца динозавров, поскольку до того времени достоверные знания о биологии размножения древних ящеров отсутствовали.
В эстафете легендарных путешествий за костями ископаемых животных заметное место занимает экспедиция Палеонтологического института АН СССР в Монголию, проведенная в 1946–1949 гг. За короткое время русские исследователи открыли множество новых динозавровых кладбищ. Особенно поразило ученых обилие и качество находок у подножия скального кряжа Алтан-Ула. Этот гигантский горный массив представляет собой часть южного отрога Гобийского Алтая и частично окаймляет северный борт обширной межгорной Нэмэгэтинской котловины. Крупный ученый и известный писатель И. Ефремов, руководивший первыми полевыми исследованиями в Гоби и описавший сопровождавшие их события в книге «Дорога ветров», назвал полюбившееся ему обнажение Могилой Дракона. Материалы ефремовской экспедиции составляют значительную часть экспозиции динозавров Палеонтологического музея, в которой почетное место занимают гигантские скелеты утконосого завролофа и хищного тарбозавра.
В середине 90-х годов экспедиция Американского музея естественной истории и Монгольской академии наук случайно натолкнулась на небольшие песчаные холмы местонахождения Уха-Толгод. В нем оказалось множество черепов и скелетов меловых млекопитающих, ящериц и динозавров, в том числе кости овираптора, застывшего на гнезде поверх кладки яиц. Подобные находки заставляют задуматься не только о сложном гнездовом поведении динозавров, но и о правоте некоторых энтузиастов, полагающих, что у динозавров были перья. Впрочем, сейчас это уже не слишком смелое предположение, а факт. За последние годы в китайской провинции Ляонинь обнаружено немало сравнительно небольших раннемеловых динозавров с отпечатками перьевого покрова на сланцевой породе. Пожалуй, это — самая громкая палеонтологическая сенсация последнего времени, которая увенчала многолетние усилия китайских, американских и канадских ученых.
Сейчас число известных видов древних ящеров приближается к 700, а их кости обнаружены на всех континентах, даже в Антарктиде. Столь обширная география обитания объясняется возникновением группы во времена существования сверхконтинента Пангеи, разделившегося на части в позднем триасе — 215 млн. лет назад. Длительное существование, всесветное распространение и разнообразие жизненных форм оставляют большой простор для новых открытий этих рептилий.
Первые ящеры, разделявшиеся на две важных (для их дальнейшей эволюции) подгруппы (ящеротазовые и птицетазовые) появляются в конце так называемого Пермского периода, т. е. 270–225 млн. лет назад (отметим, что из ныне существующих на Земле видов, гораздо старше — тараканы и близкие к ним виды насекомых, насчитывающие уже более 300-х млн. лет, а также рыбы семейства лососевых). Эти виды были относительно невелики размерами (вес — 20–25 кг, длина — 1,5–2 м). В так называемый Триасовый период (225–180 млн. лет назад) появляются новые виды, гораздо большего размера (Меланозавр — 12 м, 1800 кг и др.), причем выделяются плотоядные виды. Расцветом жизни динозавров считается Юрский период (180–135 млн. лет назад), когда преобладали растительноядные виды, достигавшие в длину до 30 м и весившие до 50 тонн (Брахиозавр, Бронтозавр и др.). Тогда же появляются первые птицы. Меловой период отличается большим разнообразием видов, причем начинают вновь появляться относительно небольшие рептилии, отличающиеся, как правило, новым типом поведения — агрессивность, стремительность, чему способствует и морфологические изменения — например, появление когтей (ср. Дейноних, 2,4 м, 45 кг). К меловому периоду относят и появление первых млекопитающих.
Появление первых рептилий относят к так называемому Каменноугольному периоду (270–350 млн. лет назад), т. е. еще к Палеозою. Видимо, само их выделение из рыб-амфибий было вызвано изменениями в климате — потепление вызвало обмеление морей и одновременно уменьшался запас кислорода в воде, поэтому некоторые из них были вынуждены выходить на сушу (так называемые кистеперые рыбы), постепенно научились передвигаться, хотя еще долгое время размножение их могло происходить только в воде. Предположительно постепенно выделился какой-то вид амфибий, икринки которых смогли сохраниться вне влажной среды, а затем из поколения в поколение естественный отбор благоприятствовал развитию тех особей, которые откладывали яйца с более плотной оболочкой, менее нуждавшейся в водной среде. Постепенно внутри оболочки появилась система мембран, защищавших зародыш, который с этих пор завершал свое развитие внутри яйца, уже с собственным запасом влаги и питательных веществ. Новорожденный был способен сразу начать охоту за насекомыми. Так появились рептилии с более надежным, чем у рыб, позвоночником, более прямыми и подвижными конечностями и более развитым мозгом.
Находки первых рептилий (листозавра и тринаксодона) в Антарктиде подтверждают гипотезу, что в конце Палеозоя Южная Африка и Антарктида еще составляли единую часть суперконтинента. В начале Мезозоя (букв. «средняя жизнь») существовали виды рептилий, напоминающих скорее млекопитающих (особенно — в строении челюстей, зубов и нёба), которые были развиты выше, чем позднейшие мезозойские рептилии. Более того, высказывается предположение, что у них могли быть уже зачатки волосяного покрова и подкожного жирового слоя. Видимо, от них затем произошли современные виды млекопитающих. Но — прежде, чем сами они вымерли, вытесненные гигантскими ящерами.
Причины их гибели не ясны. Видимо, в конце Пермского периода климат был довольно холодным, и физиологическая система, сохраняющая в организме тепло, была несомненным преимуществом. Однако, в Триасе произошло потепление, а данные виды рептилий были не способны охлаждать кровь и тело в жаркую погоду. В результате выжили только те виды, которые отличались относительно небольшими размерами — поскольку излучающая тепло поверхность кожи у мелких животных по сравнению с объемом их тела относительно больше, чем у крупных, они эффективнее избавляются от избыточного тепла. На исходе Триаса почти все млекопитающеподобные рептилии по размеру не превосходили крысу и питались растениями или насекомыми. Их «современниками» были так называемые текодонты, не имевшие ни шерсти, ни жирового слоя, и именно их потомки расселились по Земле к началу Юрского периода. Тогда появились летающие рептилии (из них появились первые птицы) и предки современных крокодилов. Существовали и рептилии, жившие преимущественно в воде. Всех отличали гигантские размеры, и все они по не ясной до сих пор причине вымерли к концу мелового периода. Причем именно тогда, когда, кстати, суша разламывается на отдельные континенты, появляются млекопитающие — подобные современным утконосу и ехидне, они были однопроходными, кормили детенышей молоком, но еще, подобно динозаврам, откладывали яйца. Чуть позже выделилась группа сумчатых, которые были уже живородящими. Следующим этапом было появление плацентарных млекопитающих, которые не откладывали яиц и не нуждались в «сумке» для донашивания детенышей.
В Кайнозойскую эру от огромного разнообразия рептилий остаются только крокодилы, ящерицы и черепахи (происхождение, эволюция и видовая «стойкость» последних также представляет собой загадку). В то же время появляются млекопитающие — примитивные копытные и креодонты (хищники), отличающиеся еще очень небольшими размерами мозга.
В настоящее время выделяют два основных отряда динозавров — ящеротазовые с трехлучевым строением таза (как у крокодилов) и птицетазовые, с четырехлучевым тазовым поясом (как у птиц). И те, и другие передвигались на четырех конечностях, хотя соотношение передних и задних конечностей у разных видов могло существенно различаться. Например, брахиозавр имел длинные передние конечности, а бронтозавр — укороченные. Практически у всех динозавров была чешуйчатая кожа со слабо выраженной пигментацией. Установлено, что динозавры не издавали никаких звуков, что вообще характерно для рептилий (из современных ящериц, например, может издавать звуки только гаттерия, кроме того, нечто в роде писка и стона могут издавать крокодилы).
Гигантские рептилии юрского периода подразделялись также на разные подвиды в зависимости от среды обитания. Кроме наземных, существовали водные ящеры, которые морфологически отличались от рыб. Их существует несколько видов, обычно объединяемых названием ихтиозавр (букв. «рыбо-ящер»). Они были от 3 до 13 метров длиной. Вытянутыми челюстями и веретенообразным телом они напоминали современных дельфинов, а высокий вертикальный хвостовой плавник придавал им сходство с быстроплавающими пелагическими рыбами. С приобретением ласт рыбоящеры лишились возможности выходить на берег, став на путь живорождения. Об этом известно по находкам беременных самок ихтиозавров на известном в Германии местонахождении Хольцмаден. 200 млн. лет назад, или в начале юрского периода, там существовал отделенный от моря отмелями залив, который из-за скопления ядовитого сероводорода в придонном слое превратился в гибельную для молодых и сильных животных ловушку. В конце юрского периода ихтиозавров коснулась тень вымирания. Однако еще с середины мезозоя в царстве морских драконов поселились завроптеригии, или крылоящеры. Основу разнообразия этих рептилий составляют плезиозавры. Они отличались коротким хвостом и четырьмя крупными конечностями-ластами, с помощью взмахов которых можно достаточно быстро продвигать обтекаемое тело в толще воды. Такое плавание называют «водный полет». Среди современных животных в воде «летают» тюлени, морские черепахи и пингвины. Характерная для некоторых плезиозавров длинная шея позволяла легко хватать добычу с ходу, а крупноголовые и короткошейные формы размерами и охотничьими повадками напоминали современных кашалотов.
Особый интерес представляют летающие ящеры, птерозавры, которые обладали крыльями с особой перепонкой. Все они, как правило, были хищниками. Размеры летающих ящеров были обычно не очень велики, кроме того, собственно летающими их можно назвать лишь условно — это был не собственно полет, но скорее планирование на относительно небольшой высоте. Птерозавры обладали также цепкими лапами с когтями, при помощи которых могли с легкостью перемещаться по веткам деревьев.
Далеко не все детали строения древних ящеров в настоящее время функционально ясны для современных палеонтологов. Так, например, стегозавр, который достигал 6 метров в длину, но высотой не превышал 3, имел вдоль стены характерный двойной ряд треугольных роговых щитов, точное назначение которых не ясно. Щитки сидели глубоко в мышцах стегозавра, прилегающих к позвоночнику, что явно давало ему возможность поднимать и опускать их. Однако — цель этого не совсем понятна, возможно — они играли роль своего рода брони и оружия.
Из последнего ясно, что с распространением и развитием на земле гигантских рептилий все большая их часть постепенно переходит к белковой пище, требовавшей одновременно и изменений в образе жизни, и строении тела. Если поедание зеленой массы, которая в тот период при теплом и влажном климате была очень обильна, не требовало ни быстроты реакции, ни особого оружия, то хищные динозавры неизбежно должны были и выглядеть, и вести себя уже иначе. Характерный пример — дейноних — ящер, размеры которого не превышали 2,5–3 м, с громными когтями, некоторые из которых были явно предназначены для разрывания толстой кожи гигантского динозавра.
Об образе жизни динозавров известно не так уж много, кроме того, совершенно ясно, что разные виды могли отличаться и разной стратегией поведения. Так, предположительно, это были в большинстве дневные животные, возможно — живущие стадами (в первую очередь, травоядные виды). Последнее утверждение противоречит данным, которые можно получить, наблюдая современных ящериц и крокодилов, однако ряд находок свидетельствует о зачатках стадного образа жизни у динозавров, что говорит о том, что у них уже возникала идея заботы о потомстве, совершенно утраченная их потомками, а точнее — дальними родственниками.
О ящерицах не часто говорят как о доживших до наших дней сверстниках мезозойских динозавров. Однако для палеонтологов, изучающих историю жизни на Земле, это давно установленный факт. Секрет эволюционного долголетия ящериц состоит в том, что им лучше всех удалось освоиться в роли мелких наземных хищников. Для этой группы рептилий всегда доступен такой обильный пищевой источник, как насекомые. Могут они съесть и себе подобного — позвоночное. Подвижная верхняя челюсть уподобляет череп ящериц механической конструкции, возможности которой можно сравнить с пинцетом или системой большого и указательного пальцев человеческой руки. С таким аппаратом можно безопасно выдержать конвульсивные рывки жертвы, а затем быстро перехватить и протолкнуть ее в глотку.
Однотонные и пестрые, планирующие и безногие, древесные и даже бегущие по воде — все это мир современных ящериц, который включает несколько тысяч видов. Его максимальное средоточение наблюдается в тропических широтах, где суточные и сезонные колебания температур незначительны. Прохлада быстро вводит небольших хладнокровных рептилий в оцепенение, делая их более доступными для хищников. Особые ценители подобного рода добычи существуют среди змей, птиц и млекопитающих. Раньше к этому кругу принадлежали и динозавры. О последнем дает представление вскрывшаяся однажды в Германии сланцевая плита, на поверхности которой сохранился полный скелет небольшого позднеюрского ящера компсогната с остатками в области желудка ископаемой ящерицы — баваризавра.
Порой в вихрях эволюции крупные и прожорливые хищники исчезали, не оставляя достойных преемников на роль «царя зверей». И тогда маленькие старожилы планеты сами превращались в сверхпожирателей. Длина крупнейшей современной ящерицы достигает 3,5 м. Именно столько достаточно, чтобы варану с острова Комодо прослыть драконом. В рационе этого гиганта значатся свиньи и даже олени. Немного больше миллиона лет назад в Австралии обитали семиметровые мегалании, которые вымерли вслед за своей главной добычей — дипротодонами, сумчатыми кроликами размером с бегемота. Однако рекорда среди ящериц достигли ископаемые мозазавры. Эти создания пережили расцвет во второй половине мезозойской эры или во времена царствования динозавров тираннозавров. Крупнейшие мозазавры не уступали размерами признанным гигантам, достигая иногда 15 м в длину. Вот только встретиться с тираннозаврами они не могли, поскольку, в отличие от всех своих ближних и дальних наземных сородичей, являлись водными обитателями.
Первый мозазавр был найден в Голландии в 1780 г. В 1824 и 1825 годах сообщалось об обнаружении изолированных костей еще двух крупных «ящериц» в Англии. Однако через полтора десятка лет всемирно знаменитый ученый Ричард Оуэн отнес их к наземным динозаврам. В течение второй половины XIX века палеонтологам удалось извлечь на поверхность остатки множества причудливых водных, наземных и летающих рептилий. В потоке сообщений пришло также известие об открытии полных скелетов мозазавров в американском штате Канзас.
Первым к изучению этих находок приступил профессор Эдвард Коп. Он сразу обратил внимание на недоразвитие конечностей мозазавров, которых немного поспешно представил в качестве родственников змей. Позднее американский палеонтолог изменил свою точку зрения и отнес ископаемую группу к самостоятельному отряду рептилий. Но и в этом случае ученый остался в одиночестве перед лицом многоопытных оппонентов. Например, Ричард Оуэн считал мозазавров водными ящерицами, сравнивая их с ластоногими в отряде хищных млекопитающих, а Отниел Марш, постоянный и недружелюбный критик Копа, доказывал их тесное родство с современными варанами.
Несогласие в мире «светил» палеонтологии возбудило активный интерес к изучению мозазавров. В результате удалось установить множество новых фактов об их разнообразии, образе жизни и характере распространения. В вопросе ближайшего родства ископаемой группы большинство специалистов до сих пор придерживаются представлений Марша. Но вот в наши дни, когда жар первых споров, казалось бы, давно остыл, появились научные сообщения, где утвердившаяся гипотеза ставится под сомнение.
Мезозой длился 180 млн. лет. За этот колоссальный промежуток времени сдвигались со своего места материки, возникали и разрушались горы, разливались и отступали моря. Теплый и ровный климат на протяжении большей части мезозоя способствовал небывалому расцвету разных групп пресмыкающихся, среди которых хозяевами мезозойских континентов стали различные по размерам, внешнему облику и образу жизни динозавры. На рубеже триасового и юрского периодов начинается эпоха наступления морей на выположенные участки континентов. Вскоре над затопленной сушей закружили, расправив свои плавники-крылья, водные ящеры. Многоликость мира этих хищных существ определялась изобилием добычи — рыбы и головоногих моллюсков, неограниченно плодившихся в теплых водах континентальных морей. Однако, практически все виды плавающих рептилий постепенно вымерли, кроме мозазавра, который к середине мелового периода расселился почти во всех водоемах.
Весь облик мозазавров говорит о том, что это были хорошо приспособленные к водному образу жизни существа. Укороченные конечности видоизменились в плавни в Англии. Однако через полтора десятка лет всемирно знаменитый ученый Ричард Оуэн отнес их к наземным динозаврам. В течение второй половины XIX века палеонтологам удалось извлечь на поверхность остатки множества причудливых водных, наземных и летающих рептилий. В потоке сообщений пришло также известие об открытии полных скелетов мозазавров в американском штате Канзас.
Первым к изучению этих находок приступил профессор Эдвард Коп. Он сразу обратил внимание на недоразвитие конечностей мозазавров, которых немного поспешно представил в качестве родственников змей. Позднее американский палеонтолог изменил свою точку зрения и отнес ископаемую группу к самостоятельному отряду рептилий. Но и в этом случае ученый остался в одиночестве перед лицом многоопытных оппонентов. Например, Ричард Оуэн считал мозазавров водными ящерицами, сравнивая их с ластоногими в отряде хищных млекопитающих, а Отниел Марш, постоянный и недружелюбный критик Копа, доказывал их тесное родство с современными варанами.
Несогласие в мире ки и использовались только в качестве рулей. Длинный и уплощенный с боков хвост походил на гребную лопасть и являлся основным двигателем в воде. Ростр на вытянутой голове у некоторых видов указывает на достижение мозазаврами высоких скоростей. Крупные и обычно загнутые назад острые зубы мозазавров обладали значительной прочностью. Она обеспечивалась развитием слоя толстой эмали на верхней части и значительными отложениями зубного цемента в основании зубов. Вероятно, мозазаврам приходилось нападать не только на живую добычу, но также подбирать выносимые реками и смываемые с берегов приливами трупы животных. Нередко пищей морским ящерицам служила рыба. Попутный для ускользающей жертвы ток воды, возникающий под давлением закрывающихся челюстей, частично нейтрализовался узостью черепа мозазавров. Подвижность в средней части ветвей нижней челюсти обеспечивала амортизацию рывков крупной и сильной добычи. Среди современных ящериц сходная особенность установлена у варанов.
Палеонтологам давно известны спиралевидные раковины меловых головоногих моллюсков аммонитов со следами мозазавровых челюстей. Не исключено, что их оставил глобиденс, отличающийся от остальных луковицеобразной формой верхушек зубов. Так же выглядят зубы у некоторых современных ящериц, использующих в своем рационе раковинных моллюсков. Но более всего совпадений имеют детали зубной системы ископаемого глобиденса и современной драцены из южно-американского семейства тейид. Этих современных ящериц иногда называют американскими варанами.
Найденный в Маастрихте мозазавр Хоффмана и его североамериканский родственник клидаст относятся к наиболее архаичной группе, которая освоила только самые мелководные участки побережий. В линии длиннохвостого платекарпа возникла возможность охотиться далеко от берега. В погоне за добычей подобные ему представители могли глубоко нырять, о чем можно догадаться по отвердевшим барабанным перепонкам. Самыми крупными среди мозазавров считаются хайнозавр и тилозавр. Эти формы не опасались выходить на океанические просторы.
Мозазавры, которых к настоящему времени насчитывают около 30 видов, открыты на всех континентах, кроме Антарктиды. Суммируя эти данные, можно сделать вывод о достижении морскими ящерицами пика разнообразия 80–70 млн. лет назад в маастрихте и в предшествующем ему кампане, когда площади континентальных морей максимально расширились. Однако первые мозазавры появились еще в поздней юре, или примерно 150 млн. лет назад, в прибрежных водах европейских морей.
В России первая находка мозазавра указана в 1872 году. В 1901 году председатель тогдашнего палеонтологического общества России Н. Н. Яковлев описал из кампанских отложений юга европейской части России фрагмент скелета гигантской ящерицы, назвав ее «доллозавр». Этим были отмечены заслуги известного бельгийского палеонтолога Луи Долло, посвятившего мозазаврам ряд ставших классическими работ. В России остатки морских ящериц встречаются чаще всего в отложениях мела Поволжья. Обычно это отдельные позвонки, челюсти или зубы.
В конце позднемеловой эпохи произошло всеобщее снижение биологического разнообразия, затронувшее разные группы растений и животных. Множество выдвинутых по этому поводу объяснений сводится к двум главным направлениям. В рамках одного из них обсуждается возможность связи между исчезновением тех или иных организмов с действием конкретных катастрофических факторов. Сейчас, например, популярна гипотеза о падении на Землю огромного астероида диаметром 10 км, взрыв которого при ударе о поверхность планеты вызвал глобальное запыление атмосферы и кратковременное похолодание, сказавшееся на вымирании разных (но почему-то далеко не всех) биологических видов. Гипотезы другого типа подчеркивают силу воздействия на органический мир малозаметных и постепенных причин некатастрофического характера. Палеонтологам давно известно, что история жизни на Земле не имеет размеренного характера, а представляет собой процесс перехода в состояние расцвета одних биологических форм или групп и упадка для других. Горообразовательные процессы, оледенения, дрейф континентов, колебания уровня мирового океана и изменения средней температуры океанической воды — некоторые наиболее важные факторы, которые по отдельности или вместе сказывались на изменении климата планеты. Последние проявлялись в виде чередования холодных и теплых или сухих и влажных эпох, что непременно оказывало влияние на изменения в составах фаун и флор.
С биологической точки зрения проблема вымирания мозазавров не представляется неразрешимой. Распространение хищников всегда зависит от наличия конкурентов и обилия добычи. Известно, что в конце мелового периода в морских бассейнах сокращается разнообразие и биомасса головоногих моллюсков. Одновременно широкое распространение получают подвижные и маневренные костистые рыбы, которые в подавляющем большинстве населяют современные реки, озера и моря. Для мозазавров новая добыча могла оказаться слишком неудобной.
Интересное наблюдение сделал в конце XIX века известный американский палеонтолог Сэмюэл Уиллистон. Он заметил, что ископаемые находки морских ящериц не содержат костей молодых животных. Это навело ученого на мысль о возможности обитания молоди мозазавров в каких-то особенных условиях. Например, в период размножения самки мозазавров вполне могли заходить в эстуарии и дельты рек для откладки яиц на песчаных пляжах. Юные мозазавры какое-то время проводили в речной воде, спасаясь от акул, и только с возрастом выплывали в открытое море. Весьма вероятно, что к концу мелового периода стали сокращаться площади пригодных для откладки песчаных пляжей. Между тем к концу мезозоя в береговых зонах развивают активность эвзухии — крокодилы современного облика, а также птицы и млекопитающие. Истребляя яйца и молодь мозазавров, представители этих групп несомненно оказали влияние на процесс вымирания морских ящериц.
Спустя миллионы лет закрепиться в роли верховных правителей морских просторов имели шанс змеи, несколько групп которых в первой половине кайнозоя ринулись осваивать роль водных хищников. Однако резкое похолодание в середине кайнозоя не позволило реализоваться им в качестве еще одной династии. А эстафету крупных морских животных подхватили китообразные и ластоногие. В отличие от рептилий, эти группы млекопитающих обладают способностью выдерживать температурные колебания воды, благодаря чему их нередко можно увидеть в богатых пищей приполярных морях.
В настоящее время существует «предание», что отдельные виды ископаемых рептилий каким-то чудесным образом сумели сохраниться и существуют в отдельных районах в наши дни. В первую очередь следует назвать, конечно, знаменитое чудовище озера Несс в Шотландии. Косвенным «подтверждением» реальности этого существа может послужить тот факт, что упоминания о подобных существах, живущих в озерах Шотландии и Ирландии часто встречаются и в средневековых источниках — хрониках и житиях святых. Однако, это «подтверждение» может интерпретироваться и, напротив, как аргумент против реальности чудовища из Лох-Несс: это означает лишь то, что легенды о нем существовали очень давно и сумели «дожить до наших дней». Источником для возникновения подобных преданий, которые встречаются и среди жителей прибрежных районов возле о. Байкал, и в Китае, в Японии и др., скорее всего послужили найденные там еще в давние времена кости динозавров, явно поразивших воображение древних людей.
Кроме «динозавров», среди легендарных животных можно назвать и огромных змей — например, огромного червя Олгой-хорхой, о котором бытуют предания в Монголии. Говорят, что он имеет более полутора метров в длину, способен очень быстро закапываться в песок и смертельно поражать человека, находящегося на расстоянии от него.
Проблема возможного (а точнее — невозможного!) сохранения древних рептилий не отделима от проблемы причины их вымирания. Она не решена до сих пор, но очевидно, что ответ на этот давний вопрос следует искать в климатических изменениях. Во всяком случае — эта причина универсальна, и поэтому никаких «исключений из правил» в данном случае быть не может!
Вопрос «Почему вымерли динозавры» должен быть поставлен (и решен) значительно шире — а почему время от времени на Земле почти полностью вымирают те или иные виды, причем, как правило, виды, отличающиеся значительными размерами особей. Гораздо позже, если мы вспомним, аналогичная судьба постигла мамонтов и гигантских лошадей Северной Америки, причем теория «катастрофы» в данном случае оказывается гораздо менее правдоподобной.
Определение причины (и датировки) вымирания мамонтов важно не только с биологической, но и с геологической точки зрения, так как обычно причину вымирания мамонтов видят в изменениях климатических условий (окончание последнего оледенения). Одновременно параллельной причиной называют усиление охоты на мамонтов человека позднего палеолита. Безусловно, эти факторы имели большое значение, но, возможно, не решающее. Вопрос об исчезновении мамонтов можно рассматривать, учитывая и другие обстоятельства. Надо принимать во внимание, что мамонты являются одной из последних ветвей отряда Proboscidea, появление которого фиксируется в конце эоцена или начале олигоцена. Расцвет отряда хоботных приходится на миоцен-плиоценовое время. Только в группе мастодонтов насчитывается более 300 видов. Что касается собственно семейства Elephantidae, то его развитие происходило в плиоцене и плейстоцене. Два современных вида слонов (и мамонты в том числе) являются по сути последними представителями огромной группы вымерших животных. Таким образом, мамонты обязаны своим исчезновением не только человеку, а прежде всего ? завершающему этапу развития отряда Proboscidea. Нельзя также категорически утверждать, что мамонтовая фауна вымерла. Правильнее говорить, что мамонтовый комплекс распался. Часть животных откочевала в северные области (северные олени, овцебыки, песцы и др.), другая часть отошла к югу (сайгаки и др.). Оставшиеся виды (лоси, бурые медведи, лошади и др.) вошли в современный комплекс (существенно лесостепной и лесной), сформировавшийся в полосе прежней перигляциальной зоны. Однако, это лишь один из возможных подходов к данной проблеме.
«Геологический» подход к проблеме действительно отчасти соприкасается с так называемой теорией катастроф, которые, предположительно, могли иметь место на ранних этапах формирования земной флоры и фауны. Изучение причин одной из наиболее поздних глобальных природных катастроф на рубеже плейстоцена и голоцена не представляется сейчас полноценным без всестороннего исследования вымерших фаун этого периода. В их числе и широко распространенная плейстоценовая «мамонтовая фауна» севера Евразии и Америки. За последнее десятилетие устоявшиеся гипотезы вымирания мамонтов и других гигантов плейстоцена были поставлены под сомнение. Одной из таких гипотез была «ландшафтная», по которой вымирание произошло из-за смены тундро-степей на современную тундру. Накопление палинологических данных свидетельствует об отсутствии на переходе от плейстоцена к голоцену сплошной тундро-степи с твердыми почвами и степной растительностью. Тундровые ландшафты были широко распространены в конце плейстоцена и их господство не было основной причиной вымирания мамонтовой фауны. Сенсационное открытие в 1993 году голоценовых мамонтов острова Врангеля разрушило стройную теорию их катастрофического вымирания на рубеже плейстоцена и голоцена около 10000 лет тому назад. Здесь мамонты сохранились на 6000 лет позже рокового рубежа и вымерли скорее всего в результате инбридинга в небольшой по численности популяции. Полученные за последние годы радиоуглеродные датировки остатков плейстоценовых лошадей, овцебыков и бизонов убедительно доказывают, что эти виды сохранялись на севере Сибири также на 4–6 тысяч лет позднее границы плейстоцена и голоцена. Роль человека в вымирании мамонтов и других млекопитающих плейстоцена была слишком переоценена, гипотеза о гибели мамонтов от рук людей не выдержала испытание временем. Несмотря на многочисленные экспедиции археологов на север Сибири, никаких следов многочисленных людских племен в начале голоцена здесь не найдено. По-прежнему большое внимание ученых различных специальностей привлекает возможность изучения замороженных организмов и тканей из вечной мерзлоты Сибири. Реализация таких проектов позволит подойти несколько ближе к решению проблемы морфологических и функциональных адаптаций крупных млекопитающих к тяжелейшим условиям сильных холодов и многомесячной полярной ночи. Молекулярные исследования замороженных мышц и кожи мамонтов показали полную бесперспективность поисков сохранившихся целых клеток, которые могли бы быть использованы в генной инженерии. Тысячелетнее вымерзание тканей разрушает клеточные мембраны за счет увеличения объёма жидкости внутри клетки, ДНК представлено короткими фрагментами, по которым с трудом удалось восстановить только один ген у мамонтов.
Несколько лет назад была предложена гипотеза вымирания мамонтовой фауны от эпизоотий, вызванных неведомыми вирусами. В ближайшие годы следует ожидать определенный бум в этой области, связанный в первую очередь с возможностью изучения неразмороженных тканей вымерших зверей. Однако, если предположительно такую же теорию перенести на много тысяч лет назад и попытаться объяснить «неведомым вирусом» гибель динозавров, станет очевидна ее несостоятельность, поскольку к началу вымирания они обитали на практически никак друг с другом не сообщающихся территориях.
Крупные млекопитающие распределены очень неравномерно по поверхности континентов. Это связано, в основном, не с нынешними климатическими и иными условиями, а с опустошительными вымираниями крупных (средний вес самки 40 кг и выше) наземных зверей в конце плейстоцена? начале голоцена (50–5 тыс. л. н. ), в наименьшей мере затронувших Африку, в наибольшей ? Америку и Австралию. Если раньше в кайнозое (последние 63–65 млн. лет) крупные звери обычно вымирали с более-менее равноценной экологической заменой (т.е. одни формы сменялись другими, экологически близкими, но более совершенными) то эти вымирания происходили без подобной замены; их называют некомпенсированными. Для их объяснения предложено много глобальных, региональных и местных, общих (для всех или многих видов того или иного региона) и частных (для отдельных видов) моделей. Эти модели то дополняют, то исключают друг друга. Закономерным этапом разработки проблемы должна стать выработка синтетической концепции, в которую органически впишутся верные мысли предшествовавших моделей, а их противоречия будут устранены.

Библиография


Алифанов В. Р. Древнейший геккон из нижнего мела Монголии//Палеонтол. журн. 1989. № 1.
Алифанов В. Р. Макроцефалозавры и ранние этапы эволюции ящериц Центральной Азии. М., 2000.
Алифанов В. Р. Загадка происхождения черепах//Природа. 2001. № 8.
Биологический энциклопедический словарь/Под ред. М. С. Гилярова. М., 1986.
Величко А. А. Природный процесс в плейстоцене. М., 1973.
Иорданский Н. Н. Макроэволюция: Системная теория. М., 1994.
Иорданский Н. Н. Эволюция жизни. М., 2001.
Карр А. Рептилии. М., 1975.
Кэролл Р. Палеонтология и эволюция позвоночных. М., 1992.
Несов Л. А. Динозавры Северной Евразии: Новые данные о составе комплексов, экологии и палеобиогеографии. СПб., 1995.
Основы палеонтологии: земноводные, пресмыкающиеся и птицы/Под ред. А. К. Рождественского, Л. П. Татаринова. М., 1964.
Современная палеонтология: методы, направления, проблемы, практическое приложение. М., 1988. Т. 1,2.
Татаринов Л. П. Очерки по теории эволюции: Сер. «Академические чтения». М., 1987.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X