загрузка...

Причина времени

  • 15.06.2010 / Просмотров: 8021
    //Тэги: время   Гордон  

    Что такое время и где его источник? Почему оно меняет свой ход: течет, идет, бежит? Чем отличается время относительное и абсолютное, истинное и обыденное, биологическое и кажущееся? Как время трактуется разными языками и культурами? О "неслучайности жизни" и парадоксах времени - кандидат географических наук Геннадий Аксенов и доктор биологических наук Александр Левич.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Обзор темы


Что такое время? В частотном словаре русского языка «время» стоит на четвертом месте по числу употреблений. Но ответы на этот вопрос по большей части невразумительны. Очень хорошо сказал Августин Блаженный: я знаю, что такое время, пока никто не спрашивает меня об этом, но как только пытаюсь ответить, то становлюсь в тупик. В придуманных Зеноном Элейским логических задачах этот тупик был выражен с наибольшей определенностью как невозможность, точнее, немыслимость движения. Вот, например, апория «Стрела»: можно представить себе некий, сколь угодно малый, момент времени, в который летящая стрела покоится. Следовательно, движения нет, есть только иллюзия движения. Здесь парадокс («апория» буквально — «бездорожье») построен на понятии «моменты времени». Есть какие-то моменты, предполагает Зенон, а раз так, то в этот момент движущееся тело не движется, а покоится.
История науки дает богатейший материал для выбора направления и ориентации в этой сложной проблеме. Но самое интересное, что проблема эта решалась всегда конструктивно в ключевые, поворотные моменты развития науки, когда вырабатывалась научная картина мира. Если вместо вопроса «Что такое время и пространство?», мы спросим себя «Почему идет время?» или «Почему пространство трехмерно?», то эти вопросы натолкнут нас на представления о естественных источниках течения, направления и необратимости времени или трехмерности образования и симметрии пространства. Тем самым время и пространство из области универсальных философских категорий переводятся в сферу локальных естественных феноменов. Иначе говоря, в природе существует некая причина времени.
Но само понятие причина тоже нуждается в определении. Причины бывают разные. Они выяснены и классифицированы еще Аристотелем и с тех пор не претерпели особых изменений.
1) Причина порождающая. Происхождение предмета есть причина его свойств. Этот оттенок смысла слова «причина» здесь не подходит. Свойства детей не сводятся к свойствам родителей. Иногда производное ничем не напоминает производящее и описать одно через другое трудно или даже невозможно.
2) Причина как цель — то, к чему явление восходит, стремится. Знание есть причина обучения. Но и этот аспект причинности не работает в понятии «причина времени». Цель не выявляет специфики, она не похожа на предмет, цель если и служит стимулом появления данного явления, но ничего не говорит о его свойствах.
3) Причина действующая, движущая. Причина дождя содержится в конденсации водяных паров в облаках, причина грома есть прохождение разряда электричества через воздух. Действующая причина есть непосредственная и ближайшая к явлению. В какой-то степени время отвечает такой связи.
4) Причина как форма осуществления, как нечто присущее предмету по его устройству, как свойство, как детерминанта.
Наверное, два последних определения причины как непосредственного определяющего явления, ближе всего к задаче понимания причины времени. Как явления непростые, время и пространство можно попытаться определить и непосредственной движущей, и формальной причиной. Иначе говоря, следует утверждать, что время как и пространство, вызываются одними определенными явлениями и не вызываются другими.
В истории изучение времени можно начинать с Платона, который первым в философской и мифологической форме выразил идею, что мир создан Демиургом не во времени, но со временем. Время конгениально материи, то есть идет ровно столько, сколько существует небо или космос. Эту идею развивает далее Аристотель. Он убежден, что при помощи времени мы можем измерять движение, но время нельзя отождествлять с движением. Оно имеет собственное бытие, свою собственную природу и значение, время идет независимо от движения небесных тел и других материальных изменений. Источник времени находится в человеческой душе, говорит Аристотель, оно генерируется непрерывностью длительности и делением ее на равные части.
Кульминационным пунктом в историческом процессе формирования понятия о причине времени следует считать работы Ньютона. Обычно концепцию времени и пространства Ньютона называют абсолютной, не обращая внимания на то, что Ньютон описывает и относительные время и пространство, не менее важные для него. Что же для Ньютона абсолютно и что относительно? «Абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему протекает равномерно и иначе называется длительностью. Относительное, кажущееся или обыденное время есть или точная, или изменчивая, постигаемая чувствами, внешняя, совершаемая при посредстве какого-либо движения мера продолжительности, употребляемая в обыденной жизни вместо истинного математического времени, как-то: час, день, месяц, год».
Так же им разделено на абсолютное-относительное и пространство. В отличие от Галилея, для которого время есть нечто единое и обыденное, Ньютон впервые в науке разделяет время и пространство на две составляющие. Одно — истинное, сущностное. Оно протекает с непостижимой равномерностью и не имеет отношения ко всему внешнему, то есть к материальным вещам. Другое время — вульгарное, кажущееся. Его можно постичь обманчивыми человеческими чувствами, оно вычисляется посредством наблюдений за материальными перемещениями тел.
Тем самым Ньютон впервые четко разделил сущность и явление времени, первое из которых правильное, но непостижимое, второе же обыденно и приблизительно, но поддается измерению. Но что для него более реально, или: что первично и что производно? Где обретается главная причина? Что такое абсолют? Конечно, в отличие от нынешних механиков и физиков, Ньютон вкладывает в понятие «абсолют» духовное содержание. Он был человеком не просто глубоко религиозным, что обычно для того времени, но и богословом — он писал труды на библейские темы. Именно поэтому более реален для Ньютона божественный мир, обладающий истинной подлинностью и не подверженный тлению, а потому содержащий в себе источник математически точного равномерного течения времени. Окружающий же нас материальный мир бренных вещей тварен, вторичен, и потому лишь отражает реальное время, относится к нему посредством процедуры измерения. Ньютон считал материальный мир недолговечным. Поскольку в материальном мире царит тление, все движения должны прекратиться.
Выходит, что время, употребляющееся в механике — артефакт. Поскольку материальные, внешние вещи его не содержат, механика привнесла его в материальный мир со стороны, из выделенного абсолютного мира. Чтобы достичь точности, ей приходится усреднять большое количество измерений: «Возможно, что не существует [в природе] такого равномерного движения, которым время могло бы измеряться с совершенной точностью. Все движения могут ускоряться или замедляться, течение же абсолютного времени измениться не может. Длительность или продолжительность существования вещей одна и та же, быстры ли движения, [по которым измеряется время], медленны или их совсем нет, поэтому она надлежащим образом и отличается от своей, доступной чувствам, меры, будучи из нее выводимой при помощи астрономического уравнения».
Ньютон утверждает, что в материальном мире остается некая трасса времени, неотчетливый след, порождаемый реальным (т.е. нематериальным) миром. Большим количеством измерений мы находим этот след, принимая среднее число за равномерную длительность, и тогда можем производить все операции с движением. Так мы находим длительность — только одно из свойств времени. Именно ее Ньютон считает необходимой и достаточной для формул движения. Остается за пределами механики необратимость и однонаправленность времени, поскольку в длительности нет различения прошлого и будущего. Время в механике может иметь как прямое, так и обратное направление по галилеевской линии «t».
Таким образом, абсолют или сущность времени Ньютон оставляет философии и богословию, механике же надлежит иметь дело и измерять кажущиеся и относительные время и пространство. Здесь важно, что причины течения времени и формирования пространства во внешнем вещественном мире не содержится.
Конструкция мира, созданная Ньютоном, была освоена наукой и стала основой ее успехов. Но следом произошла не очень заметная тогда, но сама по себе очень существенная подмена: на место божественного непостижимого мира была поставлена бесконечная и безграничная Вселенная (эту подмену совершил Леонард Эйлер) и стало считаться, что причиной времени, источником его течения является всеобщее движение, в ней существующее.
Это шло не в русле рассуждений Ньютона, но так уж сложилось исторически, потому что нужно было работать с чем-то определенным, а не с раздвоенным временем Ньютона, нельзя было каждый раз решать, что истинно, а что только кажущееся. Эйлер придал построениям механики приемлемую форму, с этой целью упростив представления об абсолютном времени и пространстве. Абсолютное время было вынесено за скобки, работали только с относительным, измеримым часами, и за века оно стало сведено к единственному. Время и пространство предстали как атрибуты безмерного и бесконечного мирового вместилища, где время идет одновременно и синхронно для всех тел. Так явилась кинематика, в которой упрощенный взгляд на время стал главенствовать в механике. Время, измеряемое часами, и стало называться абсолютным, что привело впоследствии, на рубеже XIX и XX веков, к кризису всего естествознания.
Кант был единственным философом и ученым, кто поддержал построения Ньютона. Время и пространство согласно Канту есть внутренние свойства человека, которые существуют до некоего научного опыта. Мы применяем их для измерения движения тел, но в самих телах они не содержатся. Таким образом, согласно Канту человек есть источник времени и пространства. Эти формы есть важнейшая характеристика человека, который с их помощью исследует научным образом окружающий мир. Без этих форм невозможны никакие суждения научного (чистого) разума, мир останется «вещью в себе». Таким образом, процесс исследования окружающего входит в реальность мира.
Анри Бергсон еще более усилил представление о действенности опыта человека. Он считал, что объем познанного и объем освоенного совпадают. Поэтому познавательная способность человека не является нейтральным созерцанием, но вторжением в материю. И потому время, которое принадлежит только человеку и не содержится в окружающем мире, является характерной чертой одушевленной природы. Бергсон анализирует и обобщает факты экспериментальной психологии и создает концепцию интуитивного времени или конкретного дления.
Развитие пространственно-временных идей в науках о Земле началось с эпохи Бюффона, который создал первую гипотезу происхождения солнечной системы и сформировал понятие о естественной истории и возрасте Земли. Бюффон полагал, что для образования всех структур поверхности планеты и прежде всего гор необходимо очень много лет, поскольку они образуются из раковин морских моллюсков. Мы находим эти раковины повсюду на суше, высоко в горах, из них состоят известняки, мел, мрамор и другие широко распространенные минералы.
Натуральная история в отличие от физического истолкования времени стала разрабатывать идеи необратимости, последовательности и невозможности поменять местами прошлое, настоящее и будущее. В астрономии один год ничем не отличается от другого, поскольку Земля как и другие планеты рассматриваются как не имеющие измерений точки, у которых нет никаких иных свойств кроме движения в поле тяготения. Однако согласно естественной истории два соседних года и даже конец года и его начало не похожи друг на друга, поскольку на поверхности шли необратимые изменения, воздвигались или разрушались горы, накапливались осадки в море. Время геологических событий нельзя было свести к времени-числу, его нужно было рассматривать как время-порядок. В конце восемнадцатого века в геологии был установлен Джеймсом Хаттоном принцип униформизма, а в начале и середине девятнадцатого века он был развит Лайелем, Дарвином и другими натуралистами. Согласно этому принципу, на Земле в прошлом всегда шли те же процессы, что и в настоящее время, и, следовательно, толща геологического времени есть величина неопределенная. Можно выяснить только относительный возраст геологических слоев, причем для этой цели был разработан стратиграфический метод «руководящих ископаемых», согласно которому слои, в которых находят одинаковые ископаемые организмы, одновременны, совпадают по относительному возрасту.
Однако, если тогда палеонтологические остатки казались лишь сопутствующим признаком, удобным средством для определения относительного возраста, то впоследствии постепенно выяснилось, что биологические явления в прошлом планеты играют более значительную роль и их сочетание с геологическими фактами не случайно.
Эта глобальная экологическая роль живых систем открыта русским натуралистом Владимиром Ивановичем Вернадским, создавшим учение о биосфере, геологической оболочке планеты, в которой центральным действующим агентом является живое вещество. Оно контролирует всю поверхность планеты путем поддержания на определенном уровне газов, воды, твердых веществ, или геохимических циклов всех атомов на поверхности планеты. Вернадский установил, что живое вещество геологически вечно, то есть в пределах наблюдения на Земле всегда выполнялся принцип Реди: все живое от живого. Следовательно, живое вещество существовало во все геологические времена.
В конце девятнадцатого, в начале двадцатого веков наметился кризис физического истолкования времени и пространства. Кризис был вызван применением классических принципов понимания и применения времени к миру околосветовых скоростей и сверхмалых масс в субатомных процессах. В теории относительности создано новое понимание этих параметров, преодолевающее классическое истолкование. Однако Анри Бергсон был убежден, что теория Эйнштейна, напротив, подтверждает ньютоновское время и пространство (но не классической механики), внушая современному человеку мысль о единственности времени. В самом деле принцип относительности полагает, что время относительно для всех физических систем, что утверждал и Ньютон, и ни одну из безжизненных систем нельзя отождествлять с абсолютным временем. Это подтверждается абсолютным характером скорости света, которая не зависит от движения его источника. Но отсюда следует, что она зависит от измеряющего ее человека, наблюдателя. Следовательно, теория относительности относится только к физическим системам, но не к живым объектам.
Если внимательно присмотреться к роли, которую сам человек играет в системе понятий и Канта, и Бергсона, становится понятно — человек есть существо, не только созерцающее, но и действующее, не оппозиционное природе, а встроенное в нее. Человек — явление природы, следовательно, и время, им продуцируемое — есть явление природы. Именно так прочел Бергсона Вернадский и это явилось вторым после Ньютона решающим шагом в создание нового мировоззрения, уже не механического и не физикалистского, а натуралистического, в который включается живая природа во главе с человеком. Вернадский сделал следующий шаг в уточнении понятия «реальное время», которое ввел Бергсон. Разумеется, не одна философия составила содержание его представлений, но и все предыдущее естествознание, в особенности изучение реальной длительности естественных процессов (Хаттон, Лайель, Дарвин).
Человеческая жизнь, по Вернадскому, от внутренней активности которой происходит время, еще не вся жизнь. С геологической, планетной точки зрения — это только часть «монолита жизни». И если Бергсон источником времени считает внутреннее психологическое или интуитивное движение, то Вернадский распространяет его положение на весь живой мир. Время и пространство есть прерогатива жизни вообще и биосферы Земли в частности. «В русском языке, — пишет он, — можно выделить эту „dur?e“ Анри Бергсона как „дление“, связанное не только с умственным процессом, но общее и вернее с процессом жизни, отдельным словом, для отделения от обычного времени физика, определяемого не реальным однозначным процессом, а [механическим] движением».
Где образуются время и пространство? «Время Бергсона есть время реальное, проявляющееся и создающееся в процессе творческой эволюции жизни; оно выражается в научных явлениях и фактах и как таковое может изучаться и в науке, и в философии». Т.е. время и жизнь — синонимы, говорит Вернадский. Время есть другое, абстрактное обозначение бергсоновского «потока жизни», бессознательного течения нашего собственного бытия и имеет объективное значение потому, что вместе с нами длятся все ныне живущие существа. Все известные ныне и различимые у времени и пространства черты или свойства совпадают со свойствами живого вещества. Это заставляет нас полагать, что пространственно-временные свойства задаются разными сторонами жизненных явлений. Они синтезированы в биологическом пространстве — времени и только для удобства мы можем их выделить и перечислить.
Впервые после Ньютона Вернадский начинает совершенно новую главу в истории науки: изучение внутреннего строения времени. Если в физике это понятие неопределимое, с которого все начинается, то здесь оно становится именно определимым, а неопределимым — понятие жизни. Вернадский обращает внимание прежде всего на необратимость времени. Но такой же мы всегда называем и жизнь саму по себе. Ни время, ни жизнь не поворачивают вспять. Необратимость интуитивно понятна каждому, поскольку собственное бытие каждого и любого наблюдаемого нами живого организма без всякого воздействия извне никогда не повторяется, оно непрерывно обновляется, становится. Все наши состояния — и значит, состояния других живых существ — следуют одно за другим, никогда не возвращаясь к пережитому.
Еще одно свойство и жизни, и времени — однонаправленность, последовательность прошлого, настоящего и будущего. Для жизненных явлений прошлое, настоящее и будущее не может меняться местами, как это имеет место для явлений безжизненных. Оно упорядочено по направлению. Вернадский называет это свойство полярностью времени. Время имеет полярный вектор, то есть направления прямое и обратное — не совмещаются, не совпадают.
Вернадский связывает источник необратимости, а также однонаправленность и полярности времени с делением живого вещества. Самый яркий процесс жизнедеятельности любых организмов — размножение, происходящее для одноклеточных организмов делением. Деление происходит только в одну сторону. Таким образом, временной фон всеобщего движения вещества и энергии создается течением жизни в биосфере; длением и делением живого вещества, причем самым существенным сопутствующим свойством дления является необратимость живого вещества и его направленность в одну сторону посредством деления (но не слияния) организмов, которое мы называем движением из прошлого через настоящее в будущее.
Таким образом, Вернадский заложил некоторые основы и наметил перспективы изучения причин, вызывающих появление времени-пространства как обычных, «естественных тел природы». Он еще более «приземлил» ньютоновский абсолют, указав не мистическую, а обычную материально-энергетическую причину времени и пространства. Как и для Ньютона, для Вернадского время одно, не может быть множественно, и потому также не универсально, не является всеобщей формой бытия материи, как трактуется оно в философских словарях. Время-пространство служит генеральным процессом, который вызывается жизнедеятельностью живого вещества. «Мы видим уже сейчас, — пишет он, — а в дальнейшем история науки выяснит это еще яснее, что к идее о реальном едином, неразделимом пространстве-времени подходят давно, и уже со времен Ньютона, отдельные мыслители с этими представлениям считались в своей мысли и в своей работе в течение XVIII и XIX столетий».
Вернадский фактически нашел абсолютное время, которое для него также выделено и единственно, как для Ньютона божественное.
То же самое произошло для понятие пространства, а именно для представления о диссимметрии. Этот подход, идущий от Бергсона, был включен Вернадским в концепцию биосферы, которая в части пространства и времени является синтезом точного естествознания и описательного естествознания. Фундаментальной основой учения Вернадского служит понятие биологического времени и пространства, которое соединяется у него с представлением о геологической вечности живой материи. В конечном итоге оно вылилось в принцип космичности жизни, несводимости ее к физическим явлениям. Отсюда возникла идея «пластов реальности», которые есть суть живая материя, инертная материя и энергия. Вернадский считает их неразделимыми и не сливающимися, один пласт нельзя описать посредством другого.
Итак, источник течения времени расположен:
1. По Аристотелю — в душе человека;
2. По Ньютону — источником истинного математического времени (и пространства) является абсолютное движение нефизического свойства. Это прерогатива Бога;
3. По Канту — время и пространство существуют до всякого опыта в самом человеке и проявляются в процессе познания как удобные его формы;
4. По Бергсону — время течет в результате прохождения внутренней жизни человека и проявляется в процессе освоения мира человеком;
5. По Вернадскому — время и пространство образуются в биосфере как следствие действия всего живого вещества биосферы.
По всей видимости, этои есть исторический путь решения проблемы времени.
Итак, усилиями этих ученых и философов создана современная научая парадигма времени и пространства. Парадокс Зенона решен: время не является признаком безжизненных материальных предметов и потому не обладает такими свойствами как деление на моменты. Физического времени нет, и потому нет моментов, через которые стрела якобы прыгает. Она летит во внешнем, постороннем для нее времени и потому никакой иллюзии движения нет. То что мы видим, и есть движение.
Научная парадигма существует, но не принимается и даже более того: в ней нет никакой как бы необходимости — а зачем? Физика — как бы лучшая часть науки, никакой тоски по ней не испытывает. Ее кризис преодолен, ей нет дела до природы времени. Зато все остальные науки — а это 9/10 всех наук, связанных с живыми и с общественными процессами, с процессами естественными безжизненными, но имеющими источник в биосфере, обладающих прошлым и будущим, — эти науки в такой парадигме испытывают тоску. И для них требуется парадигма Вернадского.
Принять ее мешают два обстоятельства (здесь и есть основание для дискуссии). Первое: статус жизни состоит в наших общих представлениях о науке. Является ли она явлением случайным, недавним, произошедшим из инертной материи, и следовательно, преходящим, или вечным, всегдашним явлением, существенной чертой космоса. Аксиома — то, что жизнь произошла на Земле.
Для Вернадского это совсем не аксиома. Живое вещество не есть незначительная и случайная подробность космоса, которая могла быть, а могла и не быть. Он выяснил, что «происхождение жизни» и «нарушение» ею фундаментальных законов, открытых на неживом веществе, эмпирически не подтверждается. Нет ни одного факта синтеза живого вещества из неживой материи, произошедшего само собой, без участия другого живого вещества.
Для организмов, как доказано Пастером, незыблем принцип Реди: все живое — только от живого. Следовательно, утверждает Вернадский, жизнь была всегда. Жизнь — вечна, одновременна Космосу. Представление о вечности жизни делает понятие о биологическом времени и пространстве далеко не банальным. Локализованное в области живого вещества, как бы на крохотном известном нам участке материи, время и пространство в полном согласии с прежним определением Ньютона и с представлениями Канта и Бергсона — не универсальны. Вернадский, как и Ньютон, одно и только одно время делает выделенным, иначе говоря, абсолютным, а именно — биологическое время.
Космичность живого вещества позволяет сделать вывод, что причина времени содержится только в живых организмах. Все свойства времени-пространства совпадают с основными качествами биоты. Оно единственно, оно длится и делится на мерные куски, оно имеет направление и обладает всеми остальными качествами, например, имеет неравенство левых и правых структур или диссимметрию. В других «пластах реальности» время и пространство разделяются и начинают терять свои свойства, становятся неполными и недостаточными.
Оказалось, что последующее развитие понятия биологического времени и идей вечности и космичности жизни подтверждается прежде всего геохронологией, которая раздвинула горизонт реального, то есть документально подтвержденного возраста Земли. Если во времена Вернадского считалось, что Земля существует 1,5 — 2 миллиарда лет, то теперь — 4,5 — 5 миллиардов. Вместе с тем микробиологическая экология доказала, что весь этот срок существует биосфера на основе бактерий. Бактерии не менялись на протяжении всей геологической истории и всегда контролировали всю поверхность планеты. Они являются самой мощной геологической силой.
С точки зрения микробиологической биосферы становится ясно, что ее существование определяет собой геологическое настоящее планеты. Бактерии сформировали и поддерживают в одном и том же динамическом равновесии актуальную поверхность планеты. Абсолютный возраст любого куска горной породы начинается на актуальной поверхности планеты, поэтому возраст самой планеты принципиально неопределим. Из этого с логической неопровержимостью следует, что идущее всегда на поверхности планеты биологическое время есть то самое абсолютное время, о котором говорили Ньютон и Кант.
Так понятие причины времени помогает понять, что функционирование биоты с ее делением клеток (основной процесс живой материи) есть вместе с тем процесс образования времени и формирования пространства. Никакого иного не существует. Митоз несет все основные качества и свойства времени и пространства. Однако неделящиеся клетки, как, например, наиболее глубоко специализированные нервные, являют собой основу другого процесса — памяти, который наслаивается на течение биологического времени-пространства. С точки зрения причины времени у одноклеточных организмов есть только течение времени, у организмов многоклеточных появляется чувство времени и у человека — сознание времени. Ясно, что материальной основой последних служит мозг человека, его разум и общественная практика.
Современная наука — эти факты множатся и об этом следует говорить и спорить — дает широкий спектр подтверждений вывода Вернадского о вечности жизни.
Прежде всего:
-палеонтология показывает сопряженность геологической истории и биологической. Геология определяет и постоянно отодвигает вдаль возраст планеты, а палеонтология все время подтягивается за ней;
— микробиологическая экология. Оказалось, что наиболее устойчивой, обладающей наибольшей геохимической активностью и продуктивностью обладают бактерии. Они не эволюционируют на протяжении всей геологической истории и составляют основу биосферы. Выяснилось только сейчас, что вся эволюционирующая часть биосферы составлет по времени только 1/7 часть не-эволюционирующей биосферы (труды Г. А. Заварзина). Таким образом, бессмертные и неэволюирующие организмы составлют фундамент биосферы, на что прямо указывал Вернадский;
— экзопалеонтология. Находки современных палеонтологов и геохимиков следов жизни в метеоритах. Жизнь обнаруживается в космосе;
— космическая петрография. Доказательство материального единства солнечной системы уже не спектральное, то есть на атомном уровне, а на уровне материальных комплексов (минералы) (труды академика А. А. Маракушева);
— гипотеза Гея (Дж. Лавлок и Линн Маргулис). Развивающееся активно направление о Земле как живом организме. В основании лежит принцип Хаттона (18 век): самые важные события в космосе — геологические;
— понятие биологического времени со времен книги Леконта дю Нуи (1936) развивается по экспоненте. В основном это эмпирические исследования, но есть и обобщения (Детлаф, Мауринь).
И это только некоторые из направлений современной науки, подтверждающие выводы Вернадского о вечности и всюдности жизни, и следовательно о биологическом времени, на фоне которого идут события всех масштабов, в том числе и космических. Наука будет идти решением частных проблем, приближаясь к выводам Вернадского о времени как биологическом времени, на фоне которого идут события всех масштабов.
И второе, более глубокое и важное, что мешает принять логические выводы, но что в дальнейшем поможет их уяснению. Изменение положения человека в системе природы, уяснение им своего места. В течение веков положение человека считалось страдательным, подчиненным. От него ничего не зависело. Это находило отражение в обобщениях философии (смеющийся над людскими претензиями Демокрит и плачущий над участью человека Гиппократ одинаково находили эту участь жалкой и эти две линии дошли до наших дней), в религиозных эсхатологических воззрениях о невозможности Царства Божьего на земле, в искусстве, глубоко художественно переживавшем человеческую ущербность, несовершенство и конечность.
И вот положение начинает меняться. Исчезают бедность (в цивилизованных странах бедных осталось 20 %), войны, болезни и другие напасти. Человечество преодолевает внешние беды. Но главное, меняется внутренний мир. От фрейдовского понимания личности как ущербной, патологической идет переход к психически здоровой самоактуализирующейся личности (работы Абрахама Маслоу), положительно ориентированной, творческой и самодеятельной. Таких людей немного, но их достаточно, чтобы наука их заметила и начала исследовать. Во всяком случае, это они создавали и создают нашу цивилизацию.
Тезисы для дискуссии (примерный план):
1. Апории Зенона ставят вопрос тупиково: «Что такое время?» Достаточно спросить «Почему течет время?» и проблема из общефилософской переводится в здравую и научную, определяя не запредельную сущность, а ощутимое явление природы.
2. В истории к такой постановке склонялись Аристотель, Галилей, Ньютон, Кант, Бергсон, Вернадский. Они не считали время универсальным, локализуя его в определенной области. Для всех них источника времени во внешнем физическом мире нет.
3. Ограничимся двумя: Ньютоном и Вернадским. Первый дал отрицательное определение времени: в физическом мире и движение, и время, и пространство могут быть только относительные, то есть не истинные, а кажущиеся, условные. Правильно разделив движение, Ньютон построил его законы для неживых тел.
4. Вернадский четко разделил мир на живое и неживое. Источником дления времени, его необратимости и диссимметрии пространства в нем служит движение живых тел с переменной (размножающейся) массой. Он дал законы биосферы (1926) и термин (1929) «биологическое время». Фактически он описал искомое ньютоновское абсолютное время.
5. Биовремя обладает полнотой свойств. В двух других видах движения (механика — макротела) и (электродинамика — энергия) постепенно исчезают необратимость, диссимметрия, направление из прошлого в будущее, становление, трехмерность и остается чистая бескачественная длительность, то есть просто сохранение материального комплекса в каком-то состоянии.
6. Какова судьба понятия Вернадского о биовремени в современной науке? События в теоретических науках: в физике, в науках о Земле и в науках биологического цикла. Развиваются представления о биологическом времени, с генетикой и молекулярной биологией углубляется понимание о неслучайности жизни, понятие о дополнительности ее закономерностей закономерностям, полученным для безжизненных процессов. Сюда же относятся достижения микробной экологии, палеонтологии, экзопалеонтологии, то есть находки жизни за пределами Земли, гипотеза Геи, космическая петрография. Мы находимся на пороге совершенно нового периода, множества новых данных, которые пора осмысливать.
7. Натиск на проблему биологического времени и на время естественных необратимых процессов (Козырев). Все наталкивает на странный вывод Вернадского о неслучайности жизни, одноранговость ее материи и энергии, одновозрастность жизни и Космоса.
7. Апории Зенона решены еще Ньютоном: если время не является признаком физического мира, то ни дление, ни деление его не свойственно безжизненным объектам. Поэтому никаких парадоксов времени не существует, в том числе и знаменитого парадокса близнецов, т. к. время не зависит от скорости перемещения объекта вовне, а зависит от процессов внутри живых объектов.
8. А. П. Левич утверждает, что положение о вечности жизни, биологическом времени и всем с этим связанным является предметом веры, а не науки. Если это принять, все остальное идет по логике. А выбор тут зависит от позиции.
Интрига состоит в том, что самое главное доказательство (положения, что не время, а мы проходим!) предъявляется и в самом деле не в области науки, а через жизненную позицию самого человека, через его самоактуализацию и превращение его в управляющего (то есть не Бог и не раб — а нечто среднее).

Библиография


Аксенов Г. П. Причина времени. М., 2001.
Аксенов Г. П. Вернадский. М.: Молодая гвардия, 2001.
Библиотека Института исследований времени: www.chronos.msu.ru
Вернадский В. И. Изучение явлений жизни и новая физика/Труды по биогеохимии и геохимии почв. М.: Наука, 1992.
Вернадский В. И. Проблема времени в современной науке/Труды по философии естествознания. М.: Наука, 2000.
Вернадский В. И. Труды по философии естествознания. М.: Наука, 2000.
Гайденко П. П. От онтологизма к психологизму: понятие времени и длительности в XVII-XVIII вв. //Вопросы философии. 2001. № 7.
Заварзин Г. А. Становление биосферы: Доклад на заседании Президиума РАН//Вестник РАН. 2001. Т. 71. № 11.
Конструкции времени в естествознании: на пути к пониманию феномена времени: Междисциплинарные исследования/Под ред. А. П. Левича. М., 1996.
Левич А. П. Субституционное время естественных систем//Вопросы философии. 1996. № 1.
Левич А. П. Время — субстанция или реляция? Отказ от противопоставления концепций//Философские исследования. 1998. № 1.
Левич А. П. Природные референты «течения времени»: становление как изменение количества субстанции/Философия науки. М.: Институт философии РАН, 2000. Вып. 6.
Левич А. П. Темпоральные проблемы естествознания в 3-м тысячелетии/Теоретические представления экологии и эволюция. Тольятти, 2000.
Маслоу А. Психология бытия. М., 1997.
Левич А. П.. Рождение парадигмы открытого генерируемого «временем» Мира//Вопросы философии. 2002 (в печати).
Macey S. L. Encyclopedia of Time. New York, London: Garland Publishing, 1994.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

  • Gost 2012-10-13 11:55:06

    Разгадан этот природный феномен – Время,
    в работе «Физика причинно-следственных свойств пространственного физического времени» дан ответ на вопрос что такое пространственное физическое время. Физикой показано, как и почему течёт время, почему события развиваются так, а не иначе, каким образом движение тел в пространстве влияет на цепь событий во времени. Подробнее см. сайт- «Разгадана сущность природы ВРЕМЕНИ |Раскрыта физика причинно-следственной связи временных событий» http://www.otvp.info/

  • Тарас Атавин 2012-03-29 08:06:19

    Омоложение звезды происходит при поглощении свежего водорода. Причём, не доказано, что при этом ядро не остаётся старым. Человек тоже может убрать морщины, внешне это то же самое. А повторное сжатие после взрыва рождает уже другую звезду, при этом одна молодая звезда может получить вещество многих взорвавшихся, а вещество одной взорвавшейся достаться многим молодым. Ну так в каннибальском племени и человек может съесть многих предков, а одного предка - многие потомки, но из рождения не следует воскрешение. Звёздная эволюция столь же необратима и существует во времени, а без времени нет необратимости. Но мертвы ли звёзды? Да и сама вселенная? Кто сказал, что жизнь должна быть белковой? Может сама наша планета - представитель силикатной жизни? А звёзды - ещё одна форма? Обратное столь же недоказуемо, как и существование Луны, когда на неё ни кто не смотрит (был такой разговор Бора с Энштейном, Бор спросил, может ли Энштейн доказать существование Луны, когда на неё ни кто не смотрит, Энштейн вообще ничего не смог ответить). Так что раз уж постулировать космичность жизни, то придётся допустить, что живыми могут быть и планеты, и звёзды, и галактики, и сама вселенная. Кстати, активное поддержание неравновестности со средой - это как раз и есть тот единственный признак жизни, который вроде бы может быть положен в её определение.

  • as 2012-02-23 11:55:49

    видео заблокировано

  • Владимир 2010-08-26 16:07:33

    "Причина времени" это причина необратимых эволюционных изменений, суть которых в перманентной неравновесности всех систем, возникающей в результате взаимодействии: гравитационных, электромагнитных, сильных и слабых.

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X