загрузка...

Физические поля человека

  • 15.06.2010 / Просмотров: 11917
    //Тэги: Гордон   человек  

    Вокруг любого биологического объекта в процессе его жизнедеятельности возникает сложная картина физических полей. Какие это поля и какую информацию несет их распределение в пространстве и времени? Возможно ли с помощью пространственно-временного-амплитудного кода создание технологии превентивной медицины? О квантовании общеорганизменных состояний и современных подходах к контролю системной устойчивости организма академик РАН Юрий Гуляев и доктор физико-математических наук Эдуард Годик.

    Участники:
    Годик Эдуард Эммануилович – доктор физико-математических наук, профессор
    Юрий Васильевич Гуляев – академик РАН, доктор физико-математических наук.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Расшифровка передачи


Александр Гордон. Доброй ночи! Тема, о которой
мы сегодня будем говорить, всегда вызывала повы-
шенный, иногда нездоровый интерес среди обывате-
лей. Учёные относились к этому по-разному. Но иссле-
дования велись. И о результатах этих исследований
мы сегодня и поговорим.
Давайте начнём вот с чего, чтобы уже к этому не воз-
вращаться. Верно ли, что в 70-е годы чуть ли не по
указанию Политбюро, вы стали заниматься так назы-
ваемыми экстрасенсами, людьми с экстраординарны-
ми способностями? Если – да, то с какой целью и что
вам удалось узнать?
Юрий Гуляев. Не совсем так, конечно. У меня, соб-
ственно говоря, интерес к биофизическим исследова-
ниям возник именно в конце 70-х годов, когда два на-
ших замечательных учёных – академики Исаак Кон-
стантинович Кикоин и Юрий Борисович Кобзарев од-
нажды пригласили меня вместе с рядом других физи-
ков на квартиру к Кикоину, где жительница Ленингра-
да, гражданка Кулагина Инна Сергеевна, показывала
некоторые необычные явления. В частности, передви-
жение очень лёгких предметов по столу без видимого к
ним прикосновения. Например, бумажек. И лёгкие ожо-
ги при прикосновении.
Надо сказать, что при этом она, конечно, очень силь-
но напрягалась, так что у неё поднимался пульс за две-
сти, давление росло, пришлось даже вызвать врача.
Но во всяком случае, это как-то нас заинтересовало, и
потом мы в частности с Юрием Борисовичем Кобзаре-
вым, в порядке любительства несколько раз даже при-
езжали в Ленинград к ней, и пытались понять: если это
и фокус, то как он делается?
С другой стороны, сама она не производила впеча-
тления фокусницы. И она – просто достаточно серьёз-
ная женщина. Ну, и спрашивается: зачем ей это было
надо?
Кое-что удалось понять. Это связано, как мы счита-
ем, у неё с тем, что она обладала способностью выде-
лять из ладоней своих рук такой пот, несколько едкий
и частично заряженный. А движение, как мы считаем,
этих самых лёгких предметов происходило просто под
действием электростатических сил.
Александр Гордон. То есть это такая янтарная палочка, которая…
Эдуард Годик. У неё это было выпрыскивание.
Юрий Гуляев. Выпрыскивание таких капелек пота. И это вы-
прыскивание, кстати, ещё до нас, оказывается, у неё
наблюдал ректор Московского университета Рем Вик-
торович Хохлов. Потом мы его записки нашли. Он то-
же удивлялся. Ну, вот такая у человека физиологиче-
ская особенность. Но, к сожалению, она очень быстро
умерла. Поэтому, так сказать, всё это в принципе…
Эдуард Годик. Но мы успели поставить ряд экспериментов.
Юрий Гуляев. В общем, она, к сожалению, быстро сконча-
лась, и так это всё более-менее уже заглохло. Новый
всплеск был уже в 81-м году, когда Гурий Иванович
Марчук, который был тогда председателем Госкоми-
тета по науке и технике, попросил нас посмотреть на
Джуну. Поскольку мы занимались тогда с Кулагиной, и
я сделал несколько докладов на разных семинарах, и
просто было известно, что такие опыты проводились
нами.
Поэтому Григорий Иванович предложил мне и Ев-
гению Павловичу Велихову посмотреть, что из себя
представляет Евгения Ювашевна Давиташвили, Джу-
на. Она как раз в это время появилась в Москве. Мы ре-
шили на просьбу Гурия Ивановича Марчука отозвать-
ся. И так как уже был интерес у нас в целом к иссле-
дованию полей и излучений человека, поэтому я ре-
шил делать это уже серьёзно. А не на любительском
уровне. И вот пригласил, так сказать, Эдуарда Годи-
ка, одного из самых ярких наших экспериментаторов,
специалиста по измерениям сверхслабых полей и из-
лучений. В разных ситуациях приходится улавливать
очень слабые сигналы. В частности, скажем, наш Ин-
ститут радиотехники и электроники, где сейчас я ди-
ректор, институт, созданный Владимиром Александро-
вичем Котельниковым, в частности, занимался такими
вещами, как измерение различных параметров планет.
В частности, нашим институтом с помощью, естествен-
но, наших космических фирм, которые запускали спут-
ники, удалось сделать первую карту Венеры. Венера
покрыта густыми облаками, поэтому можно её карту
делать только с помощью радаров. И с помощью таких
радаров удалось получить профиль Венеры и, в част-
ности, даже там обнаружили гору 11 километров высо-
той, которая выше, чем Эверест. Так вот сигналы, ко-
торые оттуда приходят, они очень-очень слабые. Но,
тем не менее, существуют уникальные способы выде-
ления сигналов из шума и получения таких картинок.
Эдуард специалист в этих делах, тоже заинтересовал-
ся очень, и мы с ним решили направить эти методы ис-
следования космоса на человека.
И составили некую программу, которая, конечно, не
имела никакого прямого отношения к этих экстрасен-
сам. Мы её рассчитывали на самого обычного, средне-
статистического человека. И в частности, мы выполни-
ли просьбу Григория Ивановича и посмотрели, чем от-
личаются поля излучения у Джуны и ещё ряда лиц.
Александр Гордон. Ну, любопытства ради: отличаются на самом де-
ле?
Юрий Гуляев. Отличаются точно так же, как отличаемся мы
все друг от друга. Скажем, я не могу прыгнуть в высо-
ту на два метра тридцать сантиметров, как это дела-
ет Брумель. У меня не та консистенция, понимаете. То
есть разброс в пределах человеческого разброса во-
обще. Никаких таких суперсильных, из ряда вон выхо-
дящих отличий, конечно, нет.
Эдуард Годик. Вы задаёте типичный вопрос: а не сильнее ли
у неё поля? А на самом деле мы отличаемся друг от
друга в более тонких деталях – насколько они по-друго-
му промодулированы или насколько чувствительность
выше. Это не большая амплитуда или меньшая ампли-
туда, а это то, чем отличается маляр от арта. Маляр
ведь может и краской красить очень такой насыщенной
и всё такое, а разница в деталях.
Эдуард Годик. И, кроме того, можно ведь натренироваться.
Скажем, есть такой приём аутогенной тренировки. Вот
человек говорит себе, «у меня рука нагревается» и при
этом смотрит на экран тепловизора. И обратная связь
при определённой тренировке может привести к тому,
что вы сможете силой воли немножко менять темпера-
туру своих рук.
Но мы составили программу, которая была рассчи-
тана вообще на измерение физических полей излу-
чения человека, тех полей излучения, которые могут
быть промодулированы функциями организма. То есть
могут нести какую-то информацию о том, что происхо-
дит внутри организма.
Вы понимаете, какая ситуация, никто не будет от-
рицать, что одним из самых крупных достижений ме-
дицины последних десятилетий является изобретение
компьютерной томографии. То есть методов, которые
позволяют видеть то, что происходит внутри организ-
ма, не раскрывая организм. Это рентгеновская томо-
графия. Рентгеновские лучи под разными углами про-
ходят через организм, измеряется рассеянное излуче-
ние, и с помощью решения так называемой обратной
задачи можно восстановить расположение органов и
их патологии. Или, например, ядерно-магнитная томо-
графия. В постоянном и переменном поле оказывается
человек, и, поворачивая его к направлению перемен-
ного поля можно тоже восстановить расположение ор-
ганов. Позитронно-эмиссионная томография. Челове-
ку вводят вещество, которое испускает позитроны. По-
зитроны аннигилируются электронами. Значит, возни-
кают гамма-кванты, это гамма-излучение фиксируется,
и можно восстановить то, что происходит внутри. Но
большинство этих методов дают морфологию. То есть,
рентгеновская томограмма фактически одна и та же
для живого человека и умершего. Там видны органы.
Эдуард Годик. Свежеумершего.
Юрий Гуляев. Да, свежеумершего. А есть проблема другая –
как увидеть не только расположение органов, но и их
функционирование. Вот в чём задача. Скажем, пози-
тронно-эмиссионная томография даёт такую возмож-
ность. Но каждая установка позитронно-эмиссионной
томографии стоит порядка 5 миллионов долларов. И
это, кроме того, инвазивная вещь – вам вводят в кровь
что-то. Поэтому мы, занимаясь приёмом слабых сигна-
лов, в частности из космоса, подумали о том, нельзя
ли применить именно эти методы так называемого ди-
станционного зондирования к человеку.
Эдуард Годик. Причём пассивно.
Юрий Гуляев. То есть, измерять те поля излучения, которые
исходят от самого человека и от его органов. И по про-
странственно-временному расположению этих полей
по картинке восстановить, что же происходит с орга-
нами. И это же страшно важно, потому что болезнь и
патология, как правило, никогда не приходят так сра-
зу. Конечно, если вы попали там в аварию – это одно.
А обычно сначала начинается некая дисфункция орга-
нов. То есть неправильное функционирование. Это всё
накапливается, и в конце концов приводит к патологии.
Так вот, очень важно уже на самой ранней стадии
определить, что данный орган в своём функциониро-
вании отклоняется от своего динамического диапазо-
на.
Эдуард Годик. Меняется функциональный портрет.
Александр Гордон. Простите, я вас перебью на секунду, потому что
хочу всё-таки от печки плясать. Мы ещё поговорим о
том, как это можно использовать в медицине. Но всё-
таки, когда вы начинали эту работу, насколько было яс-
но, что человек является излучателем, какие именно
поля он излучает, и какие сюрпризы ожидали вас в са-
мом начале вашей работы?
Юрий Гуляев. Как раз не всё было ясно. Во-первых, не было
ясно, какую информацию эти поля излучений несут.
Эдуард Годик. Мы знали, какие величины мерить.
Юрий Гуляев. И это первое. Второе: можно ли это измерить?
Может, они столь слабые, что невозможно измерить?
Два вопроса было сразу: можно ли измерить? И нуж-
но ли это? То есть, какую информацию, если можно
измерить, можно получить? Так что ответы на эти во-
просы мы не знали. Хотя кое-что, конечно, было. Тер-
мометр обычный использовался издревле, правильно.
Но есть куча болезней, где в среднем температура че-
ловека не повышается, а где-то внутри есть область
повышенной температуры, например, рак. Так что най-
ти трехмерное распределение температуры внутри че-
ловека – это проблема.
Александр Гордон. Но всё-таки вернёмся к первой эксперименталь-
ной стадии. То есть надо было измерить сверхслабые
поля и излучения, надо было понять, как это сделать…
Эдуард Годик. Как это сделать не было проблемой. Но, когда
Юрий Васильевич меня пригласил в это дело…
Юрий Гуляев. Я теоретик, он – экспериментатор.
Эдуард Годик. Я – экспериментатор. И у меня интереса к био-
физике не было. У меня был интерес к биофизикам,
моя жена биофизик. Это очень хорошо. А когда я под-
ключился как экспериментатор, я очень был скептичен.
Я уважал великих учёных, но всё, за что я брался, я
должен был мерить. Я должен был тратить свою жизнь
и включать своих сотрудников.
Поэтому всё началось с листка бумажки, и более то-
го, это началось, я помню, в пятницу, когда он меня в
коридоре встретил и сказал: приди на некое совеща-
ние. Это было решающее совещание, когда нужно бы-
ло подготовить конкретный план, что будем измерять.
И в какие сроки. И я ещё подготовил бумажку – за ка-
кие деньги, потому что аппаратуру-то нужно было стро-
ить. Поэтому всё происходило так: мы написали, ка-
кие физические поля и излучения мы собираемся ме-
рить. Причём всё было совершенно детерминировано.
Мы собирались мерить только то, что мы можем ме-
рить. То есть инфракрасное излучение. Мы знали, там
будет картинка, что инфракрасное излучение вынь да
положь. Тело с комнатной температурой, это вынь да
положь с квадратного сантиметра – десять милливатт,
и мы должны были с определённой точностью…
Юрий Гуляев. Человек как стоваттная лампочка излучает.
Эдуард Годик. Да, да, светится. Вот если человека в абсолют-
но тёмную комнату ввести и сделать, чтобы глаза ви-
дели средний инфракрасный диапазон, можно газету
читать.
И это мы всё знали, это не есть наше открытие. Тут
разговор шёл, с какой точностью нужно получить ди-
намику температуры, чтобы углядеть какие-то особен-
ности. Второе – это поверхность тела. Теперь радио-
тепловое излучение. Это микроволновое тепловое из-
лучение.
Оно выходит с глубины, это и сантиметровый диапа-
зон, и миллиметровый диапазон. Мы все это положили
на бумажку. Глубинное распыление температуры, от-
ражающее метаболизм.
Юрий Гуляев. Если мы принимаем радиоизлучение на длине
волны 20 сантиметров, то, значит, оно идёт с глубины,
примерно, 3 сантиметра. Потом мы начинаем прини-
мать, скажем, излучение на длине волны 30 сантиме-
тров, получается 4 сантиметра глубины. А потом реша-
ется математическая задача, очень сложные процеду-
ры решения, и в результате мы находим излучение от
тонкого слоя, который находится на глубине, скажем,
3 сантиметра. То есть, мы фактически делаем срез че-
ловека. Температурный срез.
Так что мы это положили, инфракрасное излучение,
радиотепловое излучение. И это давало фактически
трехмерный портрет процесса.
Затем акустическое, акустотепловое излучение. Та-
кой же планк, но акустический. Когда при тепловом
движении не меняется гиплоидный момент. Затем,
естественно, информацию об организме несут элек-
трические поля на поверхности тела.
Юрий Гуляев. Карты, электрокардиограммы.
Эдуард Годик. Это всё карты магнитные были. Мы развили их
потом. На бумажке нарисовали магнитную кардиогра-
фию. Наше тело для электрических полей практически
непрозрачно. То есть токи искажают картину источни-
ка, потому что текут по неоднородной среде.
Юрий Гуляев. Ну, потому что один человек толстый, у него
жира много. А вот другой худой. И поэтому сердечный
ток миокарда по электрокардиограмме трудно восста-
новить, можно судить очень косвенно.
Эдуард Годик. Поэтому мы и развили магнитную кардиогра-
фию.
Юрий Гуляев. А магнитное поле не экранируется, оно идёт
прямо, прямо даёт ток миокарда. Но оно, конечно,
очень маленькое. То есть магнитное поле, скажем,
сердца в пике примерно в 10 миллионов раз меньше
магнитного поля Земли. Тем не менее, его удаётся из-
менять.
Эдуард Годик. Это надёжно регистрировалось в центре Мо-
сквы, не где-нибудь. В начале это было только ночью,
а потом мы так научились…
Юрий Гуляев. И эти приборы мы делаем у нас в институте.
Вот такие у нас есть замечательные учёные.
Эдуард Годик. Но не просто делаем. А теперь эти приборы рас-
плодились, и их продают многие.
Юрий Гуляев. А когда-то Эдуард Эммануилович, так сказать,
имел рекорд. Например, измерение магнитного поля
мозга при переходе человека с одной мысли на другую.
Это, это примерно одна пикотесла. Причём, чувстви-
тельность такая, что повышать эту чувствительность
уже не надо. Потому что, когда у нас мысли бегают, мы
ни о чём не думаем, не сосредоточились…
Александр Гордон. Шум стоит.
Юрий Гуляев. Шум стоит 30 фемтотесла. А у нас чувствитель-
ность – десять. То есть мы уже ниже шума. Поэтому
даже некуда уже увеличивать чувствительность.
Эдуард Годик. Это делает товарищ Матлашов, который сейчас
доблестно трудится в Лос-Аламасе, да?
Юрий Гуляев. Лучшие силы уехали в Соединённые Штаты.
Эдуард Годик. В результате, мы наметили к изучению инфра-
красные, микроволновые, электрические, магнитные,
акустические поля. И более того, оптическое свечение
поверхности тела. Мы всё это нарисовали, какие диа-
пазоны, это было в пятницу, а в понедельник они с Ве-
лиховым поехали к Марчуку.
Там мы просто написали, какие нужно иметь чув-
ствительности, чтобы об этом не разговоры вести, а
мерить.
Юрий Гуляев. Чтобы делать уже реальные приборы.
Эдуард Годик. Мы просто взялись за профессиональное дело,
и подход был такой. Мы ничего не ловили. Мы, вместо
того чтобы диковинных животных ловить, которых кто-
то видел, или кому-то они приснились, прочесали весь
лес под названием «физические поля и излучения во-
круг человека».
На самом деле, люди говорили об ауре. Я очень по-
том очень сильно общался с медиками, психофизио-
логами, к нам привели очень интересных партнёров.
Так вот нужно сказать, что мы начали с чисто физиче-
ской ауры. А вот та аура, о которой говорят, «я вижу
там человека в каком-то цвете»…
Александр Гордон. Фотографируют даже, да.
Юрий Гуляев. Это совсем другое.
Эдуард Годик. Совсем другое. Это тоже интересно.
Юрий Гуляев. Это эффект Кирлиан, это вот что такое.
У человека, это естественно, через пору кожи ис-
паряются разные вещества, имеется микроатмосфе-
ра. Каждый из нас пахнет по-особому, выделяет что-
то. Если его поместить в конденсатор, а обкладки по-
крыть фотоплёнкой, то возникнет разряд. И этот раз-
ряд, естественно, светится. И фотография даёт биолю-
минесценцию тех веществ, которые мы выделяем. Вы
испугались, у вас выделяется адреналин, значит ясно,
что он тут будет тоже виден и цвет изменится, вот. То
есть это, это физика…
Эдуард Годик. Но это не интересная, я бы сказал, физика, пото-
му что мерить через газоразрядную фотографию… Га-
зоразрядная фотография вообще применяется в про-
мышленности, например, когда надо определить хоро-
шо пристала или нет краска к крылу самолёта. Это нор-
мально, без экзотики.
А когда смотрят кирлианом влажность на кончиках
пальцев, так влажность же можно как угодно визуали-
зировать. Нужно только отдать себе отчёт. Да это всё
есть нормально. Понимаете, это использование физи-
ки для… Но на этом деньги лучше делаются.
Александр Гордон. Так вы начали с физической ауры.
Эдуард Годик. Мы начали с физической ауры. И я хочу сказать,
что на самом деле аура психофизиологическая не име-
ет отношения к физической ауре. Это интереснейшая
штука, что человек способен, вот так своё мнение о
другом человеке окрасить. Но тут физика ни при чём.
Это другая наука, очень интересная наука, но это не
наша наука. Мы выделили ту часть, которую мы можем
сделать.
Юрий Гуляев. Это для психиатра.
Эдуард Годик. С психиатрами очень интересно говорить, но это
другое.
Юрий Гуляев. Психиатрия – это очень интересная область ме-
дицины, очень.
Эдуард Годик. Поэтому, мы сделали фактически не свою рабо-
ту. Мы фактически прочесали лес, в котором видели
экзотических животных, и дальше мы позвали медиков
и тех, кто понимает, что вокруг человека может быть.
Показали им, что мы можем видеть, и всё – мы дальше
работу вели с медиками. Причём, я вам скажу, что в
начале мы были в большом гоноре. Я постепенно на-
шёл среди медиков выдающихся экспертов, и мы по-
лучили партнёров очень хороших, потому что они бы-
ли заинтересованы в нашей аппаратуре. И то, что нам
удалось получить очень интересные результаты о том,
как эти поля отражают функционирование организма,
это только благодаря тому, что мы работали с самыми
лучшими и кардиологами, и пульмонологами, и онко-
логами. И мы гордились этим.
А, надо сказать, что с такими феноменами мы до-
вольно прилично разобрались. «Наука против рели-
гии»: видение лбом, кожное зрение, телекинез.
Юрий Гуляев. Была такая дама, Карабельникова, которая мо-
гла делать вот что. Карточки Зенора, это такой кусо-
чек белой бумаги, на котором тушью нарисован, допу-
стим, квадрат, или круг, или треугольник. Этот листок
закладывается в конверт, даже можно из металличе-
ской фольги. И все они перемешаны, она берёт, при-
кладывает ко лбу и через какое-то время говорит: круг.
Открываем. Да, круг. Треугольник и так далее.
Юрий Гуляев. Мы взяли этот конверт, приложили его ко лбу
Эдуарда Эммануиловича…
Эдуард Годик. Аккуратно приложили.
Юрий Гуляев. Да, аккуратно, и направили на объектив нашего
тепловизора. Кстати, у нас созданы тепловизоры, ко-
торые в инфракрасном свете видят с огромной точно-
стью, до одной сотой доли градуса. А для периодиче-
ских процессов, как дыхание и биение сердца, и до од-
ной тысячной, то есть почти как гремучая змея, кото-
рая видит на огромном расстоянии кролика по теплу.
Так вот, приложили этот самый конверт на лбу к объ-
ективу тепловизора, и смотрим на его экран. И видим,
через несколько минут этот треугольник проступает на
экране. Почему? Потому что ото лба идёт поток тепла.
А сопротивление теплу чёрной туши и белой бумаги
разное, и проступает контраст, примерно три десятых
градуса. Средний нормальный человек может разли-
чать порядка нескольких десятых градуса. Когда мать
кладёт руку на лоб ребёнку, она же скажет, у него 36,6
или 37 температура. И она, видимо, рукой просто чув-
ствовала…
Эдуард Годик. Но это не просто, а контрастная чувствитель-
ность.
Юрий Гуляев. То есть опять же никакой мистики, понимаете.
Эдуард Годик. Нет, но от этого результата мы сильно в восторг
не пришли. Потому что, когда это поняли, то задума-
лись – это даже и печатать нигде нельзя. Когда что-
то понимаешь, значит на основе этого что-то сделать
можно. А тут… Я называю это так – «наука против ре-
лигии».
Александр Гордон. Ну, фокус, да.
Эдуард Годик. Но это не главное. А вот поля когда мы откар-
тировали, то действительно оказалось, что это путь
к наиболее естественному медицинскому картирова-
нию. Причём, мы впереди были в мире, когда уже про-
ектировали аппаратуру, мы рассчитывали на то, что
будем смотреть не один кадр, а временную последо-
вательность кадров.
Александр Гордон. То есть в динамике.
Эдуард Годик. Да. Потому что организм-то – система динами-
ческая. А тепловизоры применялись в больнице и до
нас.
Юрий Гуляев. Но они давали всегда статику, статическое рас-
пределение, а у нас была динамика. Вы знаете, что бы-
ли всегда у нас земские врачи. И земский врач наблю-
дает семью. И когда он знает очень хорошо своих паци-
ентов, он приходит, на лицо смотрит и говорит, вот, ба-
тенька, у вас то-то и то-то. Но почему? Потому что ока-
залось, что температура лица, если её измерять с та-
кой точностью, как у нас, одна сотая градуса, она не по-
стоянна, она играет, меняется. Вы вдыхаете, у вас но-
здри холодеют, а в это время оказывается, если посмо-
треть, щёки горячеют. Потом, вы когда выдыхаете, на-
оборот, ноздри горячие, щёки охлаждаются, и это игра
идёт такая. У нас есть такие программы, где можно в
память компьютера записать эту игру в виде так назы-
ваемой функциональной фотографии. То есть одним
и тем же цветом закрасить те места, которые в фазе
функционируют.
Эдуард Годик. Которые ведут себя однотипно, на один мотив.
Там, где один мотив, один цвет – временное проявле-
ние.
Юрий Гуляев. И вот оказывается, что эта функциональная фо-
тография, это и есть ваш паспорт сегодня. И диагно-
стику человека можно строить на основе этого паспор-
та. Когда вы более-менее здоровы, с вас снимается вот
этот функциональный портрет, эта вся игра, и записы-
вается в память компьютера. Эти портреты у всех лю-
дей более-менее одного типа, но они так же, как от-
печатки пальцев. То есть, более менее одного типа,
но всё-таки индивидуально более-менее. Ну, и вот вы
его записали. Теперь, возникла у человека какая-то бо-
лезнь, он должен идти сначала к хорошему доктору,
самому лучшему, этот доктор определяет, что у него за
болезнь. Дальше он приходит к нам, и мы с него снова
снимаем этот самый портрет.
Так вот оказывается, что игра крови в подкожных ка-
пиллярах, которая приводит к игре температуры, раз-
ная при каждой болезни. И оказывается, огромное ко-
личество болезней отражается на подкожном крово-
токе капилляров. То есть фактически у человека ока-
зывается этот портрет функциональный уже немножко
отличающимся. Вот, скажем, место, которое было там
зелёным, стало жёлтым. Тогда мы говорим, что дан-
ной болезни соответствует такое-то изменение портре-
та. Но это ещё не всё, это только для одного челове-
ка. Теперь нужна статистика. Надо 50, 100 больных с
этой болезнью. Если у них у всех при индивидуальном
различии этих функциональных портретов всё-таки это
место делается жёлтым вместо зелёного, это уже дан-
ные. Это уже можно положить в банк данных и этот ап-
парат уже может данную болезнь распознавать.
Поэтому, если этот самый аппарат поставить в ка-
кую-то отдалённую деревню, где нет хороших докто-
ров, всех жителей этой деревни, когда они более ме-
нее здоровы, с их функциональным портретом поме-
стить в память компьютера, то если у человека возни-
кает та болезнь, которую распознавать эта машина уже
обучена, то она её распознает и без доктора, вы пони-
маете.
Александр Гордон. То есть диагноз будет поставлен.
Юрий Гуляев. Да, это метод диагностики. И так же и с глубин-
ными температурными полями и другими полями. Вот,
собственно говоря, в чём идеология. Есть определён-
ные тесты – естественное дыхание, либо можно ка-
кой-нибудь искусственный тест сделать, например, за-
держка дыхания, или, наоборот, гипервентиляция, или
приём каких-то лекарств, тоже тест. При этих тестах
возникает некая динамика, изменение. И по этому из-
менению можно судить, правильно функционирует ор-
ган или нет.
Александр Гордон. Но это возможности диагностики. И это замеча-
тельно. Но продолжим ваш пример. Та же самая глу-
хая деревня, где врача нет, но установлен вот такой
компьютер. Приходит человек, жалуется компьютеру
на то, что он себя нехорошо чувствует. Тот говорит: у
вас, батенька, болезнь Боткина. Но врача-то всё рав-
но нет. То есть, как от диагностики в данном случае пе-
рейти собственно к профилактике и к лечению?
Юрий Гуляев. Наши методы в основе своей – это именно пре-
вентивная медицина. То есть, работа не с больными
людьми, а с ещё здоровыми, у которых только-только
начинаются отклонения – вот где место этих методов.
Эдуард Годик. Но всё равно, в глухой деревне это вопрос та-
кой… Как лечить – это для физиков вопрос более слож-
ный, чем диагностика.
Александр Гордон. Но вы же с врачами работаете?
Эдуард Годик. Мы с врачами работали. Но вы же говорите –
глухая деревня, врачей нет. Пример с лицом не так жи-
вотрепещущ. Например, очень острая проблема – ран-
няя диагностика рака молочной железы. У нас она не
меньше, но в Штатах просто больше шума, 40–50 мил-
лионов женщин должно пройти через скрининг.
Скрининг делается с помощью мамографа в боль-
ших госпиталях. Грудь зажимают в параллельки, при-
нимают обезболивающие, и просвечивают рентгеном.
А можно обнаружить отклонения очень рано, если смо-
треть инфракрасный портрет молочной железы, запи-
санный в динамике. Дело в том, что подкожные сосу-
ды, как везде в организме, пульсируют с периодами 10
секунд и 40 секунд. И есть некий портрет, на котором
каждая точка выполняет свой мотив определённый. И
есть для конкретной женщины этот очень характерный
индивидуальный портрет с динамикой.
И если это записывать каждый раз, когда женщина
приходит к врачу по любому поводу – потратить мину-
ту, две минуты, – и на дискетку это скинуть, то возника-
ет мощный опорный динамический портрет, где каждая
точка – это динамическая кривая, это мотивчик. Это ха-
рактерный оркестр записан. Это очень мощная опора,
чтоб выявить самые ранние признаки искажения этого
портрета. Это и есть скрининг. И если какие-то части,
какие-то точки по-другому поют, то их компьютер тут же
красит другим цветом.
Юрий Гуляев. В чём отличие и положительная черта этого ме-
тода? Это же абсолютно не инвазивная вещь. Это аб-
солютно безвредно, её можно делать утром, женщина
сама может это делать. Я думаю, в будущем это будет
превращено в прибор, который можно будет купить, и
женщина, встав утром, сама посмотрит свои груди. И
если там что-то уж появится такое серьёзное, тогда уж
надо идти на рентген или на серьёзное обследование.
Потому что это же нельзя ведь делать часто, сами по-
нимаете.
Александр Гордон. Рентген имеется в виду?
Юрий Гуляев. Конечно. А вот эту вот процедуру можно делать
каждое утро.
Эдуард Годик. Но вот по поводу вашего вопроса с деревней. Я
думаю, и у нас скоро появится то, что называется те-
лемедицина. Пока не появилось чёрного пятна на бе-
лом фоне, а чёрное пятно означает, что функция изме-
нилась.
Александр Гордон. Но это ещё не болезнь. Это ещё просто дис-
функция.
Эдуард Годик. Это ещё ранняя стадия. И в этот момент от-
правьте картинку в районный госпиталь. Это совер-
шенно реально.
Александр Гордон. Не такая уж это фантазия.
Эдуард Годик. Эту картинку компрессируют, отправляют, и если
это ранняя стадия, тут уже врач может дать совет, что
можно принимать. На ранних стадиях есть много спо-
собов. Ведь наш организм – уникальная саморегули-
рующая система, и когда мы даём какие-то радикаль-
ные пилюли, даже не режем, это чудовищная штука.
Вообще говоря, у нас в медицине отсутствует самая
естественная часть. Мы сейчас раскручиваем превен-
тивную медицину…
Юрий Гуляев. Новую программу.
Эдуард Годик. Да, новую программу на основе того, что мы
увидели. Потому что медицина – это парадоксальная
вещь. Человек – уникальная саморегулирующая си-
стема с огромным диапазоном устойчивости, которая
себя держит в хорошем состоянии, несмотря на изме-
нение жизненных условий.
Но в чём беда? По сравнению с автомобилем, кото-
рый набит сенсорами, и его можно починить, не дожи-
даясь, пока произойдёт крупная поломка, то человек
появляется в госпитале, когда у него либо колесо отва-
лилось. Тут уже говорилось, что реально болезнь на-
чинается с функциональных стадий. Сначала функции
меняются и всё. Но ведь человек-то с этими дисфунк-
циями продолжает ходить до тех пор, пока у него что-
нибудь не отвалится, грубо говоря. Пока он инвалидом
не станет, пока боль не возникнет. Вот тогда он идёт в
госпиталь и сдаётся там. Его классифицируют, какая у
него патология…
Александр Гордон. Нет, он ещё долгое время принимает обезболи-
вающие…
Эдуард Годик. Надо сказать, что всё это картирование физи-
ческих полей и излучений, оно в принципе ведётся ме-
тодами пассивного дистанционного зондирования, это
вообще подход к организму системный, интегральный.
Ведь общеорганизменные подходы только студентам
читают. Серьёзные врачи, серьёзная медицина, даже
институты имеют отдельные названия, каждый зани-
мается своей частью тела.
Поэтому мы включились вблизи норм. То есть нор-
ма – это в принципе системная вещь. И это о том, как
работает саморегуляция. Поэтому картинки, которые
мы получили – функциональные портреты, это была
в принципе системная, превентивная диагностика. Мы
просто на это натолкнулись.
Александр Гордон. Хорошо, но это только диагностика. Вы научи-
лись распознавать на самых ранних стадиях дисфунк-
цию. Следующий-то шаг – это поправить её без вме-
шательства традиционной, разделённой на функции,
на органы химиомедицины.
Юрий Гуляев. И это тоже есть. Цикл, например, работ, кото-
рый длился несколько десятков лет под руководством
академика Девятко Николая Дмитриевича, он недавно
скончался. Он в двухтысячном году получил со свои-
ми сотрудниками большую нашу научную награду – Го-
сударственную премию Российской Федерации за раз-
работку как раз методов приведения отклонившихся
функционально органов в норму с помощью миллиме-
трового излучения. Это, так называемая КВЧ-терапия.
Вот, пожалуйста, это один из таких методов.
Теперь разного рода гомеопатия и методы, кото-
рые изучает профессор Бурлакова. Это методы очень
слабых воздействий химических веществ, когда очень
сильно разбавленное вещество…
Александр Гордон. Гомеопатическая доза…
Эдуард Годик. Гомеопатия – это обычно сбивает.
Юрий Гуляев. Тут и химия, тут и разные другие методы фи-
зиотерапии. Это гораздо более лёгкие методы, чем хи-
рургия.
Эдуард Годик. В чём отличие? Допустим, мы видим, что ис-
казился функциональный портрет. То есть саморегу-
ляция не справляется. Что такое – не справляется?
Система вышла из динамического диапазоны – нор-
мы, как, допустим, бутылка вышла через горлышко. И
обычный подход – это попытаться вправить обратно,
а вправить трудно. Ведь если вышла через узкое гор-
лышко, вправить трудно. Но, оказывается, у организ-
ма есть такое свойство – широкая часть бутылки мо-
жет удлиниться. Это как бы расширение динамическо-
го диапазона. Человек сам может справиться при не-
коей стимуляции, активации своего ресурса… Само-
регуляция работает так: параметры уходят, а саморе-
гуляция сгоняет их в норму, чем длиннее рука, тем
больше динамический диапазон. Поэтому, если орга-
низм проактивировать, инициализировать, компьютер-
ный метод для этого применяют, то он в принципе мо-
жет вернуть параметры и они окажутся опять в дина-
мическом диапазоне. И как это сделать? То есть не ис-
правлять это медициной, обычно это боком выходит.
А нужно обращаться к организму с помощью сенсор-
ных сигналов. И организм очень внимательно слуша-
ет, и видит, и химически чувствует на сигнальных уров-
нях. Это очень низкие дозы или очень низкие интенсив-
ности излучений. Они должны быть промодулированы
соответствующим образом. Почему мы этим занима-
лись? Мы же знали, как экстрасенс рукой радикулит
лечит. Мы видели, что действительно это людям помо-
гает. Вот как-то вице-премьер, когда мы ему говорили:
«У этого такие-то причины», – сказал: «Я не знаю, ка-
кие объяснения, а я вот лежал, и помогло». И он прав.
Поэтому мы стали разбираться: что же можно делать?
И мы увидели, что, допустим, палец, если он идёт воз-
ле тела, то он посылает с квадратного сантиметра де-
сять милливатт. А мы просто сымитировали 10 милли-
ватт на поверхность кожи и стали мерить физиологи-
ческий отклик. Оказалось, что можно мерить 300 ми-
кроватт. То есть запас есть, зацепление есть. Если за-
цепление есть, тогда есть разговор. Все же понимают,
что массаж может помогать. Часто спрашивают – чем
отличается экстрасенс, Джуна, например. Я говорю –
зацепление есть. Тепло, которое посылает её рука на
тело, оно замечаемо кожей. А на коже есть проекции
внутренних органов.
Юрий Гуляев. Так называемая зона Захарина-Геда.
Эдуард Годик. А если есть бесконтактное зацепление, то за-
дачка сводится к массажу.
Юрий Гуляев. Вот зона Захарина-Геда. Зона сердца находит-
ся, видите, на левой руке. Если на неё воздейство-
вать каким-то образом, то можно менять карту функци-
онирования и сердца тоже. Обычно температура этой
зоны немножко отличается, если орган болен. Можно
этот контраст и усилить. Например, если человеку с
больным сердцем дать гирю подержать, то этот кон-
траст увеличивается до градуса. Даже на полтора гра-
дуса.
Например, зона Захарина-Геда печени – на правом
плече. Если человеку с больной печенью дать съесть
большой кусок сахара, это будет удар по печени, и тем-
пература тут тоже будет меняется до градуса. То есть,
есть связь между этими зонами и соответствующими
внутренними органами.
Александр Гордон. Значит, китайцы правы в том, что соотносят
определённые зоны тела с определёнными органами
и воздействуя на них, в том числе и акупунктурой…
Юрий Гуляев. Конечно.
Эдуард Годик. Надо сказать, что китайцы, если вы имеете в ви-
ду древнюю восточную медицину, правы, потому что
это эмпиризм, который проверялся веками. А то, что
веками проверялось, и не просто так для блажи, а для
того чтобы пользу извлечь, то это обычно правильно.
Другое дело, как это объяснить.
Юрий Гуляев. Я бы сказал, что мы пытаемся, в частности, эту
китайскую медицину поставить на современный ком-
пьютерный уровень.
Эдуард Годик. Это очень не просто.
Александр Гордон. А вот такой вопрос, может быть, непростой. Сей-
час на рынке появилось достаточно большое количе-
ство так называемых «приборов для лазерной тера-
пии», «нагревателей» и так далее. Это что за приборы,
кто этим занимается, и что вы думаете по этому пово-
ду?
Эдуард Годик. На каком рынке? На Черёмушкинском или на
мировом?
Александр Гордон. И на Черёмушкинском тоже. Нет, я имею в ви-
ду…
Юрий Гуляев. На рынке есть не только это. На рынке есть,
например, какие-то заряженные камни. Ну, извиняюсь,
мы не меньше помогаем. Я как физик считаю, что за-
ряженные камни это, конечно…
Эдуард Годик. Ну, по физике заряженные камни ничего не де-
лают, но пользу они приносят. Ведь, кроме физики есть
другие науки…
Александр Гордон. То есть это к психиатрам опять.
Эдуард Годик. Да, к психофизиологам, это нормально, это ве-
ликая научная область.
Юрий Гуляев. Я думаю, что это скорее из области психотера-
пии.
Эдуард Годик. Но когда вы говорите о лазеротерапии, там же
есть и научная часть.
Александр Гордон. Есть приборы, которые сейчас можно купить
за 50–70–100 долларов. Приборы, создатели которых
утверждают, что, воздействуя на определённые зоны
этим лазерным излучением, называется длина волны
даже какая-то, можно что-то излечить. Вот к этому вы
как относитесь?
Эдуард Годик. Вот когда вы поконкретнее сказали, я вам точ-
но скажу, что если вы верите, что это вам поможет, и
готовы заплатить 100 долларов… Причём я вам скажу
так, что если бы это стоило 200 долларов, то эффект
больше был бы.
Александр Гордон. Конечно, а тысяча долларов – это практически
выздоровление.
Эдуард Годик. А за тысячу долларов вы очень быстро выздоро-
веете. Мне экстрасенс из Одессы вот что рассказывал.
Он говорит: когда я лечил и трудился сильно и брал не-
большие деньги, то эффект был, но небольшой. Потом
я стал брать больше и работать с группой – эффект
был сильнее. При лечении по телефону эффект был
ещё лучше. Но самый сильный эффект, как он сказал,
получается в том случае, если он предлагает: вы мне
сообщите по почте и всё. Понимаете?
Для физиков это смех, а на самом деле это просто.
Когда я стал работать с хорошими медиками, с психо-
физиологами, с гипнологами, то понял, что есть дру-
гие области науки. И то, что человек способен выздо-
равливать – это такого типа стимуляция, одна из тех
стимуляций, которая может помочь в ситуации функ-
ционального расстройства организма. Это сигнальный
уровень. В сигнальном уровне крайне важна не ампли-
туда, типа я химии туда много насыплю, или порежу
там чего-нибудь, а соответствующая организация. Это
может быть организация словесная, зрительная.
Юрий Гуляев. Внушение.
Эдуард Годик. Это может быть распределение типа массажа. Я
сказал, что когда рука ведётся вдоль тела, то даже че-
рез одежду тело замечает этот сигнал, потому что на-
рушается теплобаланс. Фактически, задача сводится к
массажу. А чем отличается один массажист от друго-
го? Если я буду водить руками сколько угодно, никакого
эффекта не будет. В контактном массаже тоже успеха
достигает не тот, кто сильнее давит. Эффект определя-
ется двумя вещами – это очень слабые манипуляции и,
самое главное, – чувствовать обратную связь. Потому
что если кожа чувствует пальцы, то и пальцы чувству-
ют отклик. Это такой диалог. Так же, как в настоящем
массаже. Настоящий массаж – это чувствовать, как от-
кликаются ткани под пальцами. Поэтому на самом де-
ле это очень серьёзная вещь. И опять это уходит от
нас. От физиков это уходит к физиологам.
Юрий Гуляев. Обычно считается, что массаж – это размина-
ние сухожилий, органов и так далее. С учётом зон За-
харина-Геда, то есть связей соответствующих частей
кожи с соответствующими внутренними органами, мас-
саж на самом деле это и прямое воздействие на орга-
ны.
Александр Гордон. А как же эта связь возникает? Почему поверх-
ность кожи отвечает?
Юрий Гуляев. Это было открыто ещё сто лет назад, русским
учёным, врачом Захариным и немецким учёным Ге-
дом. Мы ж не медики, но, как написано в учебниках, эта
связь возникает ещё на зародышевом уровне.
Эдуард Годик. Это некие проективные зоны, но это уже за пре-
делами нашей профессии.
Александр Гордон. Я задам только один вопрос, который относит-
ся к вашим исследованиям. Но впрямую не относит-
ся ни к диагностике, ни к превентивной медицине, ни
к обычной медицине. А заключается он вот в чём: вот
человек, который уже стал инвалидом, и таких, к со-
жалению, много. Человек, который потерял руки и но-
ги. Если вы говорите о том, что, при изменении интел-
лектуального состояния, при решении какой-то зада-
чи, вы фиксируете изменение электромагнитного поля.
Можно ли на базе вашей технологии создать прибор,
который (говорю фантастику) силой мысли, через ряд
преобразований и усилений будет помогать человеку
в быту. Скажем, он подумал – дверь открылась. Он по-
думал – дверь закрылась.
Эдуард Годик. Ну, а почему нет.
Юрий Гуляев. Думаю, теоретически можно.
Эдуард Годик. Наука даже такая есть – бионика. Когда у чело-
века нет руки, есть культя, а импульсация-то есть…
Александр Гордон. Они ловят импульс нервом?
Эдуард Годик. Ловят импульсы и управляют протезом. А если
есть это, то уже дело техники, телеметрии – дверь от-
крыть, дверь закрыть…
Юрий Гуляев. Вот, скажем, такой делали опыт. Два челове-
ка. Один малограмотный, а другой студент-математик.
Даём им одну и ту же задачу – сто отнять три будет
сколько?
Александр Гордон. 97.
Юрий Гуляев. 97. 97 отнять 3, будет сколько? 94, и так да-
лее. То есть, работа такая вычислительная. И дальше
смотрим температуру мозга, полушарий. Так вот, то ме-
сто, которое ответственно за этот счёт, у малограмот-
ного человека разогревается очень сильно, потому что
кровь приливает, это тяжёлая работа для него. А у сту-
дента-математика почти что нет. То есть всё-таки есть
изменения в коре, которые вполне можно уловить, и,
может быть, направить – если знаешь, за что ответ-
ственен данный участок коры.
Эдуард Годик.Я, Юрий Васильевич, думаю всё же, что с коры
считывать мысли, конечно, нельзя. Это всё на уровне
электрических сигналов, это электроэнцефалография.
Это, скорее, нужно делать с вегетатики. Руки, ноги – с
них можно считать импульсы.
Юрий Гуляев. Я не о мыслях веду речь. А ведь есть участки
коры, которые отвечают, скажем, за состояние голода,
сексуальное возбуждение…
Эдуард Годик. Это можно, знаете откуда, с глаз считать. Движе-
ние глаз. Здесь можно поставить электроды. Глаз фик-
сирует зрение, допустим, на чём-то и идёт электриче-
ский сигнал, который может вызывать реакцию. То есть
не с мозга. Потому что в мозгу довольно сложно разо-
браться. Мы можем смотреть энергетику, некие физи-
ческие подоплёки, но мысли…
Юрий Гуляев. Я сомневаюсь, что когда-либо сам процесс мы-
шления вообще удастся понять по-настоящему.
Александр Гордон. В этом я согласен. И напоследок скажите пару
слов об этом приборе, который по сопротивлению кожи
на запястье работает.
Юрий Гуляев. Это прибор, который определяет сопротивле-
ние кожи, как функцию времени – так называемую кож-
ную гальваническую реакцию. Когда человек бодрству-
ет, то это сопротивление имеет такие пички всё время
– в соответствии с движением глаз, с теми звуками, ко-
торые мы воспринимаем. А когда человек начинает за-
сыпать, то эти пички идут постепенно в ноль, и тем са-
мым прибор показывает, что данный человек впадает
в сонное состояние. Это очень важно для операторов,
работающих в сложных условиях, для водителей, на-
пример. Вот, в частности, у машинистов сейчас на по-
ездах применяется.
Юрий Гуляев. В заключение я бы хотел сказать, что на основе
этих работ, измерений, и, конечно, вместе с врачами, с
медиками, в будущем мы видим это всё как некое окру-
жение человека, которое будет при нём всегда. И будет
постоянно отслеживать его состояние, чтобы человек
не приходил к доктору, когда уже поздно. Такой миниа-
тюрный прибор можно вставить в очки, да куда угодно.
Александр Гордон. То есть это как утренний душ или чистка зубов.
Эдуард Годик. Сейчас это уже огромный рынок, больше 40
миллиардов в Штатах…

Материалы к программе



Системная устойчивость организма человека и её контроль с помощью биоинформационных воздействий (развернутая программа):
1. Биологические основы системной устойчивости организма:
• генетически предопределённые и эволюционные механизмы;
• формирование общеорганизменной устойчивости в процессе эмбриогенеза и неонатального периода;
• адаптивный ресурс организма;
• дестабилизация организма в процессе старения.
2. Теория системной устойчивости организма:
• формирование единой системной модели организма: структурной, динамической, функциональной;
• метрика, необходимая для описания системной устойчивости организма;
• квантование общеорганизменных состояний и условия переходов между ними;
• критерии системной устойчивости организма;
• интеграция в системную модель организма современных знаний о функциональных физиологических системах;
• формирование базиса измеряемых параметров, необходимых для модельного описания общеорганизменной устойчивости;
• динамический диапазон общеорганизменной устойчивости как мера здоровья.
3. Роль биоинформации в обеспечении устойчивости организма:
• амплитудно-дозовая и пространственно-временная структура физических и химических регуляторных сигналов;
• системная организация регуляторных информационных потоков;
• влияние психо-эмоциональных факторов на автономную соматическую информатику и регуляцию.
4. Механизмы самоконтроля системной устойчивости организма:
• аутодиагностическая система в спинном мозге человека;
• контроль состояния внутренних органов головным мозгом в процессе сна.
5. Контроль общеорганизменной устойчивости с помощью слабых информационных сигналов: физических, химических и биологических:
• определение состояний организма (около бифуркаций) с максимальной отзывчивостью на информационные сигналы;
• выбор «рабочих точек» воздействия по амплитуде, пространству, времени;
• подбор оптимальной амплитудной и пространственно-временной модуляции;
• комбинированные мультимодальные воздействия;
• оптимизация параметров воздействия с помощью обратной связи.
6. Хронобиологическая организация системной устойчивости организма:
• иерархический фрактальный характер временной динамики биосистемы с инвариантным соотношением временных параметров смежных уровней организации;
• собственная временная динамика организма и её эволюционное согласование с внешними космогелиофизическими ритмами;
• взаимосвязь функциональных ритмов организма со структурой и метаболической энергетикой его функциональных систем разного уровня;
• хронобиологические критерии устойчивости;
• иерархически многочастотная синхронная перестройка биоритмов управляющими сигналами;
• интерактивные методы автоматической оптимизации индивидуального контроля устойчивости организма;
• фазовые, системные и иерархические десинхронозы и методы хронодиагностики;
• методы биоуправляемой хронофизиотерапии.
7. Влияние экологических факторов на системную устойчивость организма:
• перенормировка допустимых доз и интенсивностей воздействующих факторов окружающей среды с учётом низких порогов их информационного воздействия на общеорганизменную устойчивость;
• формирование требований к неразрушающей устойчивость организма среде обитания;
• экологические проблемы с точки зрения сохранения системной устойчивости организма человека.
8. Биохимические аспекты системной устойчивости организма.
9. Контроль общеорганизменной устойчивости при применении современных радикальных методов лечения:
• оценка степени и характера дестабилизации организма при применении различных фармакологических, физиотерапевтических и хирургических процедур;
• разработка методов превентивного контроля устойчивости организма в процессе лечения конкретных заболеваний;
• реабилитация общеорганизменной устойчивости с помощью биоинформационных воздействий;
• проблемы сохранения общеорганизменной устойчивости, связанные с развитием «стэм сел» технологии.
10. Измерение параметров организма, необходимых для описания его системной устойчивости:
• разработка методов мониторинга дифференциально малых реакций организма в процессе слабых информационных воздействий;
• динамическое картирование физических полей и излучений организма;
• создание нового поколения портативных носимых мониторов;
• создание специализированных приборов для самоконтроля в домашних условиях.
11. Научный анализ и использование уникального опыта общеорганизменной медицины, накопленного восточными оздоровительными системами (ВОС):
• мониторинг слабых реакций организма в процессе воздействия ВОС с целью их обьективного описания;
• изучение первичных механизмов воздействия: физических, физиологических, биохимических;
• влияние ВОС на общеорганизменную устойчивость;
• активация «скрытых ресурсов» организма как информационно инициированное расширение динамического диапазона его системной устойчивости;
• сопоставление системных представлений ВОС об организме человека и современных знаний о системной устойчивости организма;
• оптимальное сочетание общеорганизменного подхода ВОС и радикально прицельных методов современной медицины.
Из статьи: Ю. В. Гуляева, Э. Э. Годика «Системная устойчивость организма человека и её контроль с помощью слабых информационных воздействий».
Организм человека — уникальная саморегулирующаяся система с огромным динамическим диапазоном адаптации к вариациям параметров как внутренней, так и внешней среды. Поддержание нормального функционирования такой системы есть задача интерактивного информационного управления (инициализации). Однако современная медицинская технология нацелена, как правило, на радикальный «ремонт и замену деталей» организма человека. Такой подход оправдан только в экстремальной медицине, хирургии, но он не эффективен и часто даже вреден в главном: профилактическом поддержании здоровья и лечении хронических заболеваний. Для этой цели необходима разработка методов диагностики и инициализации адаптационного ресурса организма, его системной устойчивости. К сожалению, фундаментальная наука, широко используемая в экстремальной медицине, уделяет такому системному общеорганизменному подходу неоправданно мало внимания.
В то же время потребность в превентивной общеорганизменной медицине быстро растёт: всё больше людей осознаёт на своём опыте неправомерность подхода современной медицины «патология должна сформироваться, чтобы её лечить»… Из-за отсутствия научного подхода к превентивной медицине растёт спрос на так называемую альтернативную медицину. Наибольший интерес в этой традиционной общеорганизменной медицине представляют основанные на очень слабых воздействиях восточные оздоровительные системы (акупунктура, различные виды массажа и т.п.), а также гомеопатия и др. Сами по себе слабые воздействия не достаточны, чтобы вызвать не только структурные, но и энергетические возмущения в организме. Они могут быть значимы только как сигналы, инициализирующие собственные ресурсы организма. Но для этого они должны быть тщательно подогнаны (по времени, пространственной организации, амплитуде и т.п.).
Речь идёт фактически о пространственно-временном-амплитудном коде к замку общеорганизменного восприятия.
Восточные оздоровительные системы отбирали такие воздействия эмпирически в течение многих веков. Это искусство передавалось из поколения в поколение от учителя к ученику. Современная медицинская технология не может утилизировать прямо такой опыт. Для того чтобы превратиться в технологию эмпирическая феноменология должна быть «пережёвана» современной наукой: выявлены специфические признаки (временные, пространственные, амплитудные) инициализирующих сигналов; развиты принципы их формирования; исследованы физические, химические, биологические механизмы восприятия таких сигналов; разработаны методы и аппаратура для индивидуального мониторинга реакций организма, необходимого для подгонки слабых воздействий; развиты модели системной устойчивости организма, на которых может быть основана объективная диагностика ресурса здоровья, и др. Фактически речь идёт о современной науке и технологии превентивной медицины, которая должна стать доминирующей в медицинской технологии, снижающей до минимума необходимость применения методов экстремальной медицины.
При этом изучение опыта восточных оздоровительных систем может быть полезным нулевым приближением. Следует подчеркнуть, что проблема системного описания и инициализации организма человека как самой сложной саморегулирующейся системы принципиально требует фундаментального мультидисциплинарного подхода. Нужно развить системную динамическую модель, позволяющую различать изменения (квантовать) состояния организма по выбранному базису измеряемых параметров: физических, химических, биологических. Должны быть исследованы возможности инициализации адаптивного ресурса организма, расширения динамического диапазона его устойчивости при воздействии слабыми физическими сигналами, как через органы чувств, так и через неспецифическую рецепцию кожи. Основное внимание должно быть уделено субпороговому уровню сигналов: информатика организма, обеспечивающая его устойчивость, не контролируется сознанием. К этой проблеме тесно примыкает и задача об активации ресурса организма при приёме или вдыхании очень малых доз химических препаратов.
Такой абсолютно приоритетный проект как необходимый научный фундамент для развития современной технологии превентивной медицины может быть выполнен только при международном сотрудничестве.
По нашему мнению, Российская Академия наук (совместно с Академией медицинских наук) оптимально подходит на роль инициатора проекта: Российская наука традиционно была сильна в развитии фундаментальных системных подходов (но слаба в их практическом «дожимании»…). Менталитет российских учёных, широта мышления, хорошие интердисциплинарные контакты, особенно внутри Академии Наук создают очень хорошие предпосылки для успеха такого проекта.
И, может быть главное, российской науке в настоящее смутное время как никогда нужно для самоутверждения лидерство в престижном научном проекте, который ей по силам и, может быть, даже по средствам.
В Российской Академии наук уже имеется добротный задел мирового уровня в этом направлении. Например:
• уникальный опыт изучения предельных адаптивных возможностей организма в процессе пилотируемых полётов (Институт медико-биологических проблем);
• функциональное картирование собственных физических полей и излучений организма в различных состояниях нормы и патологии (Институт радиотехники и электроники); • теория устойчивости сложных систем, моделирование процессов самоорганизации биологических систем (Институт прикладной математики им. М. В. Келдыша);
• обнаружение и исследование эффектов воздействия сверхмалых доз биохимических препаратов, в том числе, лекарств (Институт биохимической физики);
• исследование внутриклеточных механизмов воздействия сверхслабых физических сигналов (Институт физики клетки);
• обнаружение и исследование аутодиагностической системы в головном мозге,
• сканирующей состояние внутренних органов в процессе сна (Институт проблем передачи информации);
• модель аутодиагностической системы организма в спинном мозге, позволяющая понять систему акупунктуры (ФИАН, ИРЭ) и ряд других.
Проект рассчитан на активное вовлечение точных наук (физики, математики, химии), которые должны разработать «каркас» общеорганизменной технологии. Однако эта работа имеет перспективу только, если будет опираться на традиции общеорганизменного подхода и огромный опыт, накопленный российской медициной и физиологией, напр., теорию функциональных систем (Институт нормальной физиологии РАМН) и др.
В результате проекта должны быть разработаны методы контроля ресурса здоровья (его диагностики и стимуляции) и новое поколение медицинской аппаратуры: носимые мониторы и стимуляторы (которые должны быть сделаны удобными как наручные часы), а также приборы для домашнего контроля (привычные как зеркало) Превентивная медицинская технология, в отличие от современной, сосредоточенной в госпиталях, принципиально должна быть рядом с человеком.
Из статьи: «ФИЗИЧЕСКИЕ ПОЛЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ»
В Институте радиотехники и электроники АН СССР начаты исследования физических полей биологических объектов с целью создания дистанционных невоздействующих методов медицинской диагностики.
В журнале «Вестник Академии наук СССР» — интервью корреспондента журнала А. И. Козловой с руководителем этих исследований — заместителем директора института, членом-корреспондентом АН CCCР. Ю. В.ГУЛЯЕВЫМ и заведующим лабораторией радиоэлектронных методе исследования биологических объектов, доктором физико-математических наук Э. Э. ГОДИКОМ.
-Почему именно в Институте радиотехники и электроники была создана лаборатория радиоэлектронных методов исследования биологических объектов?
Ю. В. Гуляев. Занятия вопросами биологии и медицины для ученых нашего института, можно сказать, традиционны. Под руководством академика Н. Д. Девяткова у нас уже давно и активно ведутся работы по изучению воздействия сверхвысокочастотных (СВЧ) электромагнитных излучений на биологические объекты. Сейчас такие исследования широко проводятся и в других научных учреждениях, в частности медицинских, например в Онкологическом научном центре, но пионерскими были именно исследования Николая Дмитриевича с сотрудниками. Чтобы полнее охарактеризовать традиционный интерес ученых нашего института к биологии и медицине, добавлю, что специалисты, занимающиеся у нас лазерным излучением и стекловолоконной техникой, в последние годы тоже подключились к медицинским проблемам, принимая участие в работах по использованию стекловолокна для подведения энергии лазера к тому или иному органу. Кроме того, наш институт сравнительно давно занимается изучением физических полей Земли.
-Вы имеете в виду дистанционное зондирование?
-Да. Если говорить о пассивном зондировании, то это прием слабых собственных электромагнитных сигналов от различных объектов. Используя соответствующий математический аппарат, по этому слабому излучению можно судить о состоянии, например, почвы, растительности, различных параметрах атмосферы. Думаю, нет необходимости объяснять, сколь важную информацию они дают.
Те же методы можно применять к зондированию биологических объектов. Например, измеряя относительно слабые их излучения в СВЧ-диапазоне, можно делать выводы о температуре, диэлектрической проницаемости не только на поверхности, но и внутри объекта. Такие работы стала вести одна из лабораторий института. Надо сказать, что работы по применению пассивных методов дистанционного зондирования к исследованию биообъектов развиваются и в других учреждениях. Например, в горьковском Научно-исследовательском радиофизическом институте под руководством члена-корреспондента АН СССР. В. С.Троицкого разработаны радиометры, позволяющие измерять температуру в глубине любого биологического объекта по его собственному излучению в СВЧ-диапазоне волн. Все шире используется тепловидение, основанное на регистрации инфракрасного излучения биообъектов. В последнее время началось активное изучение магнитных полей биообъектов. Мы пришли к выводу о необходимости комплексного применения таких методов для получения полной картины физических полей, генерируемых биообъектом. При этом информация, получаемая по различным каналам, взаимно дополняется и позволяет разносторонне охарактеризовать биообъект.
-Чем же все-таки вызвана необходимость изучения физических полей биологических объектов?
Ю. В. Гуляев. Вокруг любого биологического объекта в процессе его жизнедеятельности возникает сложная картина физических полей. Их распределение в пространстве и изменение во времени несут важную биологическую информацию, которую можно использовать, в частности, в целях медицинской диагностики.
-И когда именно создана ваша лаборатория?
Э. Э. Годик. В сентябре 1981 г. Лаборатория состоит из физиков и инженеров, специалистов в области приема слабых электромагнитных и акустических сигналов, их выделения из шумов и помех, цифровой обработки сигналов. С нами работает группа физиологов НИИ нормальной физиологии АМН СССР. Кроме того, мы тесно контактируем с 1-м Медицинским институтом, МГУ, Научно-исследовательским радиофизическим институтом и другими учреждениями.
-Какие же именно физические поля биологического объекта вы регистрируете и изучаете?
Э. Э. Годик. Прежде чем ответить на этот вопрос, замечу, что в работах по изучению физических полей биологических объектов первый этап, безусловно, должен быть экспериментальным. Если в физике твердого тела сейчас теория развита настолько, что теоретики, предсказывая те или иные явления, с большой вероятностью уверены в подтверждении их экспериментом, то в работах, о которых идет речь, эксперимент должен дать теоретикам почву для размышлений. Приступая к исследованиям, мы считали, что очень важно проблему проработать профессионально, четко выделить область, в которой мы компетентны, и провести добротные исследования на современном научном уровне. Прежде всего нужно было сформулировать, о каких полях идет речь.
Естественно, что биологический объект, как любое физическое тело, должен быть источником равновесного электромагнитного излучения. Для тела с температурой около 300 К такое тепловое излучение наиболее интенсивно в инфракрасном диапазоне волн. В этом диапазоне биологический объект, например человек, излучает очень большую мощность — примерно 10 мВт с квадратного сантиметра поверхности своего тела, в целом около 100 Вт. Это излучение далеко уходит от человека, попадая в окно прозрачности атмосферы (длина волны 8–14 мкм).
Ю. В. Гуляев. Хочу подчеркнуть, что нас интересуют не сами по себе — электромагнитные излучения, которые уходят от биологических объектов, а возможность переноса по этим каналам информации, связанной с работой внутренних органов. Так, инфракрасное излучение может быть промодулировано физиологическими процессами, которые задают распределение и динамику температуры поверхности тела.
Э. Э. Годик. Следующий канал (диапазон волн) — радиотепловое излучение, несущее информацию о температуре и временных ритмах внутренних органов человека. Чем больше длина волны, тем с большей глубины можно зарегистрировать излучение. Так, в дециметровом диапазоне волн удается регистрировать сигналы с глубины до 5–10 см. На более коротких волнах глубина, с которой получается информация, уменьшается, однако улучшается пространственное разрешение. По радиотепловым изображениям на различных длинах волн с помощью достаточно сложной цифровой обработки можно восстановить пространственное распределение температуры в глубине биообъекта.
Далее. Низкочастотные электрические поля с частотами от нуля примерно до 1 кГц. Они связаны, как правило, с электрохимическими, в первую очередь трансмембранными, потенциалами, которые отражают функционирование различных органов и систем биообъекта (сердца, желудка и др.). К сожалению, низкочастотные электрические поля практически полностью экранируются высокопроводящими тканями биообъекта. Это затрудняет решение обратных задач по восстановлению источников таких полей на основе измерений электрического потенциала вблизи поверхности тела.
На тех же частотах должны наблюдаться и магнитные поля, связанные с токами в проводящих тканях, сопровождающими физиологические процессы. Для магнитных полей (в отличие от электрических) ткани биологического объекта не являются экраном, поэтому, регистрируя магнитные поля, можно с большей точностью локализовать их источники. Это, в частности, представляет большой интерес для исследования деятельности мозга. Сейчас работы такого рода, сулящие большие перспективы для медицинской диагностики, стали широко развиваться в мире.
Необходимы также исследования акустических сигналов, возникающих при работе внутренних органов, мышц и т.д. Это инфразвуковые сигналы, которые выходят из любой точки организма. «Прослушивание» организма может дать ценную информацию о его механическом функционировании.
Нас интересуют и более высокочастотные акустические сигналы (шумового характера), связанные с возможными источниками на молекулярном и клеточном уровнях. Измеряя распределение полей в пространстве, окружающем биообъект, можно получить информацию о распределении температуры и источниках электрических, магнитных, акустических полей в глубине биообъекта. Это открывает возможность дистанционной диагностики функциональной активности внутренних органов.
-Какие еще поля вы можете назвать?
Э. Э. Годик. Если говорить о более высоких частотах, то в оптическом, ближнем инфракрасном и ближнем ультрафиолетовом диапазонах должны наблюдаться сигналы биолюминесценции, обусловленной протекающими в организме биохимическими реакциями. Это слабое свечение тоже весьма информативно: оно позволяет контролировать темп биохимических процессов. Наконец, помимо названных каналов важны измерения изменений состава и физико-химических характеристик среды, окружающей биологический объект. В процессе метаболизма биологический объект вносит в нее возмущения — изменяет газовый и аэрозольный состав, концентрацию ионов. При этом изменяются проводимость и диэлектрическая проницаемость, коэффициент преломления среды.
-Регистрация сигналов по всем названным каналам — задача физиков, а в чем задача работающих с вами вместе физиологов?
Ю. В. Гуляев. Состояние биообъекта существенно нестационарно. По этой причине картину его физических полей можно изучать лишь путем привязки к быстро меняющемуся психофизиологическому состоянию. Для этого одновременно с физическими измерениями физиологи должны регистрировать различные физиологические параметры биообъекта. Кроме того, любой биообъект — динамическая саморегулирующаяся система, поэтому в картине его физических полей должны существенно проявляться характеристики регуляторных систем гомеостаза. Исследование таких систем также невозможно без тесного сотрудничества с физиологами.
-Вы не могли бы охарактеризовать особенности создаваемой вами аппаратуры?
Э. Э. Годик. Чтобы разобраться в сложной картине физических полей, окружающих биологические объекты, в том числе человека, выяснить возможность использования этих полей для дистанционной медицинской диагностики, создается измерительно-вычислительный комплекс на базе ЭВМ и высокочувствительной аппаратуры для регистрации тех физических полей, о которых шла речь. Этот комплекс должен позволять регистрировать сигналы по многим каналам одновременно, включая каналы электрофизиологического контроля. Для получения пространственной структуры поля в каждом канале необходимо использовать матричные или сканирующие антенны. Из-за нестационарности биообъекта аппаратура должна быть достаточно быстро действующей, с тем чтобы успевать регистрировать сигналы в динамике, то есть быстрее, чем изменяется состояние объекта. Практически во всех каналах необходима тщательная экранировка от помех.
-В какой стадии находятся эти работы и какие каналы уже работают?
Э. Э. Годик. Создана и функционирует. аппаратура для исследования электрических полей биологического объекта. В электрически экранированной комнате (клетке Фарадея), где практически не остается ни геофизического поля, ни промышленных помех, дистанционно регистрируется электрокардиограмма. Для этого достаточно поднести руку к антенне ? потенциальному зонду — на расстояние около 10 см.
Дистанционно (на расстояниях до 2м) регистрируются так называемые баллистограммы. Работа внутренних органов, например легких, сердца, вызывает сотрясения поверхности грудной клетки, отражающие те механические ритмы, которые свойственны этим органам. А поскольку на поверхности тела всегда есть статический заряд, то он, двигаясь вместе с грудной клеткой, приводит к появлению на потенциальном зонде электрических сигналов.
Наша аппаратура дистанционно регистрирует и более тонкие сигналы — микротремор мышц (миограмму), вариации поля поверхностного заряда, связанные с изменениями электрических параметров кожи. По этому каналу начаты совместные исследования с медиками.
-Насколько оригинальны ваша аппаратура и методики?
Э. Э. Годик. Наша задача состоит не в разработке принципиально новой аппаратуры, а в применении самой современной техники дистанционного зондирования к исследованию биологических объектов и, главное, в создании методики таких исследований. Как правило, технику приходится модернизировать с учетом особенностей биологического объекта, разрабатывать отдельные элементы и узлы. При этом мы используем богатый опыт, накопленный в институте при создании разнообразных датчиков физических полей (полупроводниковых, сверхпроводниковых, фотоэмиссионных и др.), а также аппаратуры для пассивного зондирования.
-Что сделано в вашей лаборатории для регистрации инфракрасного излучения биологических объектов?
Э. Э. Годик. Для регистрации инфракрасного излучения в диапазонах 3–5 и 8–14 мкм создан комплекс аппаратуры на основе тепловизорной системы и специализированного микропроцессора для обработки изображений. Комплекс позволяет регистрировать термограммы биообъекта с высокой чувствительностью (0,05 К).
Ю. В. Гуляев. Следует отметить, что в медицине тепловидение пока используется односторонне. Термограммы, как правило, сравнивают с некими установленными ранее нормалями и по наличию отклонений фиксируют патологию.
Э. Э. Годик. Мы подошли к делу иначе. Поскольку биологический объект, как уже говорилось, это прежде всего саморегулирующаяся система, изображение, получаемое по любому каналу, должно содержать информацию о регуляторных системах. Температура биологического объекта — это параметр, регулируемый системами гомеостаза, поэтому мы поставили цель увидеть в пространственной структуре термограммы и ее временной динамике проявления этих систем и определить их характеристики. В частности, мы ожидали, что после внешнего воздействия (нагрева или охлаждения участка тела) температура будет возвращаться к исходному значению с характерным для работы следящей системы проскакиванием этого уровня. Мы разработали программы цифровой обработки термограмм, дающие возможность построить графики релаксации температуры для любой из 128х128 точек, описывающих термограмму, а также очертить области с одинаковой динамикой.
И действительно, нам удалось установить, что в термограмме человека наряду с областями, в которых температура релаксирует монотонно, есть также области, охваченные активным регулированием.
Такой подход позволяет уже на данном этапе охарактеризовать точки или области точек, ведущие себя однотипно, некими функциональными параметрами, то есть характерной постоянной времени, сигналом рассогласования.
Ю. В. Гуляев. Это очень важно для ранней диагностики, потому что она связана с контролем состояния регуляторных систем гомеостаза, в которых раньше всего должны появляться изменения, приводящие впоследствии к патологии.
-О диагностике каких болезней здесь может идти речь?
Ю. В. Гуляев. Ответить на этот вопрос — значит нарушить тот принцип, с которым мы подходим к работе.. На этот вопрос должны отвечать медики, а не физики. Беда, когда медики берутся за физические методы, которыми они не владеют профессионально, и с их помощью пытаются делать открытия в медицине. Но не меньшая беда, когда физики, владея этими методами, будут пытаться использовать их для лечения больных.
-Хотелось бы вернуться к вопросу о других каналах.
Э. Э. Годик. Создана высокочувствительная аппаратура, позволяющая регистрировать сверхслабую биолюминесценцию в оптическом диапазоне. Это система счета фотонов и экранированная от света камера. Регистрируется свечение полости рта, кожи и т. д.
Для контроля изменений состава среды, связанных с метаболизмом, также используется инфракрасная термография. С помощью фильтра, пропускающего лишь излучение молекул углекислого газа, удается визуализировать облако выдыхаемого газа по его собственному тепловому излучению. При смене фильтра в принципе возможна регистрация паров воды и других газов. Кроме того, создана аппаратура для регистрации изменений проводимости воздуха вокруг биологического объекта.
Созданы и испытываются макеты радиометрических систем на длине волны 20 см. При этом используются различные типы контактных антенн. Достигнута чувствительность к температуре 0,1 К. Эти системы позволяют регистрировать радиотепловое излучение внутренних органов человека (желудка и др.). Разрабатываются радиотепловизорные системы на других длинах волн — для получения термограмм тканей, расположенных на различной глубине.
Созданы макеты установок для регистрации акустических сигналов биообъектов в полосе частот до 100 кГц. Начат монтаж аппаратуры для исследования магнитных полей биологических объектов.
-Расскажите о задачах вычислительной части вашего комплекса.
Э. Э. Годик. На базе ЭВМ, специализированных микропроцессоров и развитой сети периферийных устройств создается автоматизированная система управления экспериментом и обработки данных, в задачи которой входит сбор данных, выделение сигналов из шумов и помех, восстановление истинной структуры полей (то есть устранение искажений, вносимых датчиками), анализ динамики формирования полей и корреляционных связей между каналами, прежде всего выявление корреляции между физическими каналами и электрофизиологическими показателями. Однако самая главная и сложная задача — исследование возможностей восстановления объемного изображения источников полей (тепловых, магнитных, электрических, акустических) по результатам измерений их пространственной структуры.
-Предусматривается ли изучение чувствительности биологического объекта к внешним физическим полям биологического и геофизического происхождения?
Ю. В. Гуляев.Да, но на следующем этапе, так как для таких исследований вначале необходимо выяснить характеристики полей, адекватных биологическому объекту. Кроме того, эта задача существенно труднее для физиков, чем исследование физических полей, поскольку здесь биологический объект выступает как очень сложная приемная система. Решение этой задачи невозможно без тесного сотрудничества с биофизиками и психофизиологами.
Мне бы хотелось подчеркнуть, что наша проблема может быть решена только на основе тесной кооперации специалистов в разных областях знания: физиологов, биофизиков, психологов и медиков, а также специалистов отраслевых организаций, разрабатывающих измерительную аппаратуру.

Библиография


Biological Aspects of Low Intensity Millimeter Waves/Ed. N. D. Devyatkov, O. V. Betsky. Moscow, 1994.
Godik E. E., Gulyaev Yu.V. Functional Imaging of the Human Body//IEEE Engineering Medicine and Biology. 1991. V.10. № 4.
Godik E. E., Gulyaev Yu.V. Functional Imaging of the Human Body//IEEE Engineering in Medicine and Biology. 1991. V. 10. № 4.
Gulyaev Yu.V., Godik E. E. The Physical Fields of Biological Objects//Vestnik AN USSR. 1983. V.l.8.
Gulyaev Yu.V., Godik E. E. The Physical Fields of Biological Objects//Vestnik AN USSR. 1983. V. 8.
Gulyaev Yu.V., Markov A. G., Koreneva L.G. et al. Dynamical Infrared Thermography in Humans//IEEE Engineering in Medicine and Biology. 1995. V.14. № 6.
http://www.dgap.mipt.ru/~artema/med/index.html
http://www.spie.org/web/oer/january/jan98/vrhuman.html
http://www.physiome.com
http://www.nsbri.org
http://www.rochester.edu/pr/releases/med/future.htm

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X