загрузка...

Депопуляция

  • 15.06.2010 / Просмотров: 8783
    //Тэги: Гордон   демография  

    Тема этой передачи изменение и уменьшение состава населения России. Нарастающий демографический кризис. Почему произошла потеря потребности в продолжении рода? Гости - Анатолий Антонов - доктор философских наук, Игорь Бестужев-Лада - доктор исторических наук.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.

Хотите надёжно застраховать свою машину по КАСКО? Обратитесь в Ингосстрах. На сайте компании вы можете рассчитать страховку каско онлайн и узнать все подробности страхования.

Обзор темы


1. О депопуляции впервые заговорили Вольтер и Монтескье — для них вообще рост населения был невозможен, они думали, что население уменьшается из года в год и через 1000 лет исчезнет. В XVIII веке было покончено со многими эпидемиями и в Европе темпы роста населения увеличились, хотя и стала уменьшаться рождаемость. Сокращение ее во Франции в течение всего XIX века (с 33 ‰ до 22‰) оживило споры о депопуляции т. к. в половине департаментов страны обнаружилась убыль населения — особенно заметной она была в конце XIX — начале XX века, однако потребность семьи в детях оставалась достаточно высокой. В 30-е — 40-е годы во многих странах Европы в связи с падением рождаемости проводилась пронаталистская политика, которая смогла лишь замедлить темпы этого падения.
2. В 60-е — 70-е годы в Европе, Северной Америке, и Российской Федерации массовой стала потребность в двух детях, неполная реализация которой привела к сверхнизкой рождаемости. В 70-е годы расчеты потенциала роста российского населения показали, что его запаса хватит только на 30 лет и после 2000 года сверхнизкая рождаемость приведет к депопуляции. На самом деле убыль населения началась 1992 году и продолжается с нарастающим темпом. В настоящее время депопуляция наблюдается в 20 странах мира и по прогнозам экспертов ООН охватит все развитые страны мира, кроме США. Во второй половине XXI века в мире не останется ни одной страны со средним числом детей выше двух (2,15 детей на одну женщину за всю жизнь — уровень простого воспроизводства населения). Последняя треть XXI века будет связана с началом депопуляции мирового населения в целом (которое при достижении максимум 9 миллиардов затем станет снижаться). В Западной Европе сейчас 1,4 ребенка, в Германии, Испании и Италии — 1,3; в России — 1,2 и будет — 0,8 в 2015 г. Такая рождаемость элиминирует демографический потенциал и при массовой однодетности семьи сокращает численность вдвое через каждые 25 лет.
3. Депопуляция — это такая убыль населения, при которой уровень рождаемости недостаточен для компенсации даже очень низкого уровня смертности. В нашей стране (с самой большой территорией!) наблюдается ускоренная депопуляция, поскольку смертность выше среднеевропейской в два с лишним раза. В России депопуляция на 98% зависит от чрезмерно низкой рождаемости и на 2% — от чрезмерно высокой смертности. Преодолеть депопуляцию за счет сокращения смертности невозможно, т. к. нынешнюю рождаемость способно компенсировать лишь бессмертие.
4. Многочисленные последствия депопуляции дают о себе знать уже сегодня. Наиболее заметные из них — постарение населения, увеличение доли иммигрантов в депопулирующих странах, обострение межнациональных конфликтов, противостояние малодетных и многодетных стран, и др.
5. Депопуляция не является необратимой, она создана людьми и может быть устранена ими. Вопрос лишь в сроках и эффективности демографической политики. Если приступить в РФ с завтрашнего дня к активизации просемейной политики, тогда постепенный рост доли семей с 3 детьми способен остановить убыль населения лишь в 2040–2050 гг.; если же все оставить, как есть, то население страны сократится наполовину через 45 лет.
1. С чем связана депопуляция и что такое депопуляция?
При переходе от сельского к городскому образу жизни с людьми происходят страшные несчастья, которые Бестужев-Лада сравнивает с такими трагическими заболеваниями, как СПИД, и даже хуже. Люди теряют потребность в семье и детях, а потому обречены на вымирание.
В деревне ребенок с трех лет был помощником родителя, с 10 мог вполне его заменить, в15 — женихом-невестой, к двадцати — отцом-матерью и «живой пенсией» для своих родителей. При этом нельзя не заметить высокую детскую смертность — из каждых 4-х детей трое умирали. Поэтому для воспроизведения семье было необходимо рожать минимум до восьми детей, в идеале эта цифра звучала так: двадцать! При сельском образе жизни молодые люди были обязаны жениться-выходить замуж в возрасте от 15 до 20 лет, в противном случае они переходили в разряд холостяков, что при данном жизненном укладе считалось чем-то оскорбительным. Кстати, подобная жизненная установка в РФ сохранялась вплоть до 60-х гг. прошлого столетья.
Напротив, при городском образе жизни ребенок был не то что помощником, а наоборот — обузой. А при замужестве-женитьбе чада, если таковое вообще свершалось, он превращался в чужого для своих родителей человека. И нет особенной жизненной установки у обывателей заводить при городском образе жизни семью.
На сегодняшний момент из десяти таких больших цивилизаций, как Китай, Индостан, Африка, Латинская Америка и т.д., только Северная Америка, Европа и Евразия (РФ, Украина и Беларусь) перешли к городскому образу жизни.
С 1992 года в России впервые за всю тысячелетнюю историю началась депопуляция, т. е. процесс, по социальному смыслу обратный развитию (под которым в демографии всегда понималась не какая-либо социальная абстракция, а конкретное представление о прогрессивной направленности естественного движения эволюции населения в сторону роста). Таким образом, депопуляция в демографическом смысле противоположна росту населения.
Смертность может не расти, а даже уменьшаться, но если падение рождаемости опережает по темпам снижение смертности, наступает депопуляция. Собственно говоря, именно это происходит в странах Запада, где уровень смертности весьма низкий и близок к минимальным пределам человеческой смертности.
Сам термин депопуляция не стоит применять к возникшей в ХХ веке угрозе уничтожения человечества в случае применения ядерного оружия, хотя это и будет фактически прямым, непосредственным вымиранием. Целесообразно этот термин закрепить за таким вымиранием, когда происходит вырождение населения, недо-рождение того числа детей, которое необходимо для компенсации низкого уровня смертности (если высокого — то это уже ускоренная убыль населения, что и происходит у нас).
В свою очередь, депопуляция не есть повальная бездетность по причине полного отказа от деторождения из-за исчезновения потребности в детях, либо отказа от сексуальных отношений (абстиненция, воздержание), или же в связи с часто описываемой в фантастических романах внезапно возникающей эпидемией бесплодия. Тем более, это не глобальный и гибельный для человечества взрыв сверхсмертности, либо постоянный подъём её уровня. Депопуляция не связана с горами трупов на улицах. Напротив, депопуляция как непрерывный «недород» младенцев, нужных для восполнения всех уходящих, происходит на фоне бытового комфорта и технологического прогресса при переходе семей к привычной практике малодетности, и тем быстрее, чем скорее распространяется превышение однодетной модели семьи над двухдетной.
Факт массовой малодетности говорит о том, что для самой семьи, для полного удовлетворения потребности родителей в семейном образе жизни вполне достаточно в принципе одного ребенка, и что прежние социальные и экономические стимулы обзаведения двумя и более (несколькими) детьми перестали действовать в обществе, а новые стимулы такого рода само собой не появляются в социальной системе и специально не создаются социальными институтами, государством в целом. Но именно прекращение постоянной поддержки семьи с детьми, исчезновение направленности социума на интересы воспроизводства населения и поощрения побуждений к браку, рождению детей, ведет в конечном счёте к невыполнению семьей репродуктивной функции и тем самым, к депопуляции. Когда в семьях рождается и имеется 1–2 детей, это явно «мало» даже для сохранения существующей численности, для простого воспроизводства населения. Именно малодетность в экономически развитых странах с низким уровнем смертности сейчас является причиной латентной депопуляции. Убыль населения (явная) начинается, когда исчезает демографический потенциал. Этот запас прочности постепенно «съедается» сверхнизкой рождаемостью (в нашей стране для этого потребовалось 30 лет). Минисемья является также причиной постарения общества, что связано с рядом последствий и с острой необходимостью пенсионного обеспечения в ближайшем будущем более трети населения, и с заботой об одиночках — пожилых, родившихся единственными детьми и потому не имеющих никаких родственников. В результате создается общественная атмосфера, направленная против стабильной семьи с двумя родителями и несколькими детьми.
Для вымирания, т. е. сокращения на две трети численности населения отдельных стран и человечества в целом, вполне достаточно сплошной однодетности семей, сохраняющейся всего на протяжении 70–80 лет. По расчетам российского демографа В. А. Борисова в среднем при 1,5-детной семье население страны уменьшается наполовину через 50 лет, при однодетности — через 24 года.
Есть и еще причины, приводящие к депопуляции, например сексуальное воздержание. Первоначально сексуальное воздержание стал рекомендовать для бедных классов священник Мальтус, считавший, что голод и тяжелые условия жизни обусловлены «безудержным распложением» бедняков. Однако, неомальтузианством в Х1Х веке стали называть противозаточные средства, которые в ХХ веке уже именуются иначе — мерами планирования семьи. Эти контрацептивные средства в духе Мальтуса также рекомендуются менее богатым странам и регионам в качестве регулирования рождаемости и достижения более высокого уровня жизни (т.к. душевой доход семьи будет меньше при увеличении числа детей). На фальшь прямой связи между трудностями жизни и рождаемостью обратил внимание Эмиль Дюркгейм в своем классическом исследовании самоубийств, в связи с фактом уменьшения их числа по мере того, как существование становится тяжелее.
Напротив, ограничение деторождения и отказ от него убивает смысл жизни и желание жить. Рост самоубийств при улучшении условий жизни — неожиданное последствие мальтузианизма, которого автор его, конечно, не предполагал.
2. Прогнозы депопуляции в России и за рубежом.
В демографии общепризнано — чтобы население не уменьшалось и сохраняло достигнутую численность, надо иметь 2,7–3 детей на эффективный брак или 2,15 детей в среднем на одну женщину за всю жизнь. В западных странах последние 200–250 лет рождаемость медленно и неуклонно снижалась — теперь в подавляющем большинстве стран число детей составляет менее 2,0, в странах ЕС — 1,4, а в некоторых странах еще меньше: в Германии — 1,3 (там уже 30 лет депопуляция), в Испании — 1,15, в Италии, Чехии, Болгарии — 1,19. Длительное сохранение такого уровня детности истощает демографический потенциал страны. Этот процесс хорошо виден на примере исчезновения коренных жителей столиц — парижан, лондонцев и т.д. Численность городов за счет приезжих может даже расти, а коренные горожане при этом вымирают как динозавры.
Масштабы депопуляции, начавшейся в России с 1992 г., пока еще маскируются положительным сальдо миграции, тем не менее население сократилось до 145 млн. В 2000 г. естественный прирост отмечен всего лишь в 15 субъектах РФ (из 89!). В 1992–1999 гг. чисоленность не удалось восполнить новорожденными на 2,4 млн. — эта цифра в два с лишним раза превышает потери Англии, Франции, США за семь лет Второй мировой войны! Ожидается к 2016 г. сокращение численности РФ до 134 млн., а без иммиграционного притока — до 125–130 млн. чел.
Уменьшение числа детей в семье означает резкое изменение всего строя жизни, систем ценностей, ослабление отцовства и материнства, сплоченности родителей и детей, исчезновение ролей брата и сестры, дезорганизацию систем родства. Мир стремительно скатывается в пропасть бессемейной организации жизни, к удобному и необременительному одиночно-холостяцкому существованию, к стокгольмской модели (лишь половина брачного контингента вступает в брак и 2/3 из них разводятся, увеличивая долю тех, кто снимает с себя ответственность за изоляцию ребенка от одного из родителей и кто практикует «серийную моногамию или полигамию», а также разного рода альтернативные формы сексуального поведения).
Социологические исследования установок на число детей в семье убедительно показывают, что в пределах ориентаций на малодетность, наблюдается бум моды на однодетность. Измерение репродуктивных установок школьников — будущих супругов — подтверждает эту тенденцию. Таким образом, россиянам (и новым, и старым русским) для удовлетворения всех своих родительских эмоций вполне достаточно единственного ребенка. Второй и третий ребенок им не нужен, поэтому через 15 лет на женщину в среднем будет приходиться 0,8–0,9 ребенка, и сохранение этого уровня рождаемости до 2050 г. может сократит численность страны до 105 млн. человек (при положительном миграционном сальдо) и до 70 -80 млн. — без миграционного притока.
Если сейчас по численности Россия на 7 месте в мире (после Пакистана, Бразилии, Индонезии, США, Индии и Китая, в 1950 г. впереди нас были только три последние страны), то на каком месте мы окажемся в середине ХХ1 века? Среди стран с населением свыше 50 млн. Россия займет 20 место, пропустив вперед Турцию, Танзанию, Египет, Иран, Вьетнам, Филиппины, Мексику, Конго, Эфиопию, Бангладеш и, может быть, Японию. А что будет дальше? Самотек, скрывающий по сути антисемейную политику, может привести в 2075 году к сокращению россиян до 50–55 млн. и тогда нас обгонят по численности Таиланд, Колумбия, Уганда, Афганистан, Судан, Йемен, Алжир, Ирак, Аргентина, Саудовская Аравия, Южно-Африканская республика, Гана, Корея и Кения. Россия окажется где-то на 34–37 месте в хорошей компании с Германией, Францией и Англией. США с прогнозируемым ООН по среднему варианту к 2050 г. ростом населения до 350 млн. (ныне — 274 млн.) окажутся после Индии, Китая, Пакистана и Индонезии в ряду с Нигерией и Бразилией. Таковой будет геополитическая карта мира в конце ХХ1 века.
Депопуляция может стать решающей для судьбы России в первой трети ХХ1 века. При российских пространствах, охватывающих 11 временных зон, её сегодняшняя численность является рядовой, а будущая — катастрофической.
Две трети российской территории заселены также, как и в эпоху неолита (менее 1 чел. на кв. км. ). С учетом депопуляционной перспективы в будущем ожидающая россиян «демографическая пустыня» накладывается на географическую пустыню к востоку от Урала — там, где вечная мерзлота и полярная ночь. Плотность населения России как преимущественно северной страны (сегодня это 12 чел. на 1кв.км.) в 3 раза меньше среднемировой и в 30 раз меньше, чем в процветающих экономически странах, таких как Япония, Бельгия и др.
Обычная аргументация противников просемейной политики в России, что вот, мол, в Европе тоже низкая рождаемость, но там «не кричат о вымирании» и вовсе не озабочены стимулированием рождаемости, в наших условиях (геркулесовской территории и карликового населения) не является логичной и убедительной. Предстоящая и вполне реальная убыль 50 млн. населения к 2030 году — если сохранять «самотёк» к однодетности, если считать суицидальные устремления проявлением демократии и прав человека, если упорно держаться принципа «нельзя побуждать семьи иметь детей больше, чем они хотят» — неминуемо окажется гибельной для страны.
3. Проблема депопуляции коренного населения и замещение его некоренным.
США. Восемьдесят лет назад 80% населения Америки — белые, сейчас — только 50 %. Происходит резкое увеличение численности населения этой страны за счет латиноамериканцев и афроамериканцев. Например, 80 лет назад латиносов было только 5 процентов, сейчас значительно больше. И это один из примеров. Происходит сие из-за высокой рождаемости в семьях латиноамериканцев (от 5 до 10 детей), в то время как в семьях белых рождаемость значительно ниже. Можно сравнивать такую ситуацию с настоящим вторжением. В Америке одних только нелегалов-рабочих-латиноамериканцев проживает не менее 15 миллионов.
Нечто похожее происходит и у нас в России. В РФ ежегодно умирает на 1 млн. человек больше, чем рождается. В одной только Москве ежегодно умирает 100 тысяч людей русской национальности, и их место в Москве занимают соответственно люди нерусской национальности. Связано подобное вытеснение еще и с тем, что в московских однодетных семьях ребенка не пускают на трудные и не престижные работы, а этим пользуются гости столицы. И если раньше при сельском образе жизни передавалась хорошая наследственность — ведь выживали только сильнейшие, то сейчас при городском статистика удручающа. Среди молодых людей в возрасте 12 лет только 5 % здоровы полностью, 15 — практически здоровы, 80% — не здоровы. К тому же идет инфантилизация подрастающего поколения. Если раньше при сельском образе жизни ребенок был активен, заботлив, ответственен, а соответственно рано взрослел, то при городском образе жизни десятилетний ребенок в противоположность своему сельскому ровеснику производит впечатление скорее пятилетнего малого, и что самое страшное — эта прогрессия с течением времени только увеличивается. Естественно, это не может не сказываться на проблеме прихода «других» людей. Косово сегодня — это Россия и Америка завтра. Массовая депопуляция сейчас приведет к новой мировой войне. Без малого миллиард людей с начальным образованием видит красивую жизнь преимущественно на телевизионных экранах, мечтая побывать в этой жизни в реальном измерении, да только вот беда — их в нее не пускают…
Депопуляция резко изменяет не только численность, и численные пропорции между разными элементами демографической структуры, она делает дефицитной «обездетиваемую» и старящуюся структуру населения. Данная ситуация заставляет правительства малодетных стран употребить политическую волю для решения вопроса, который более всего на Западе возбуждает страсти и поляризует общественное мнение. Речь идет о международной иммиграции — уже сегодня в Европе (вынужденной прибегать к дешевой рабочей силе) экономические выгоды от притока иммигрантов из бедных стран ставятся всё чаще под сомнение, и всё больше привлекают внимание социальные издержки. Хотя миграция вносит свой вклад в генетическое «скрещивание» народов и в обогащение национальных культур, она оказывается источником внутренних и внешних напряжений. Легализация иммиграции сопровождается, как правило, льготами для иностранцев, желающих оставаться в статусе иностранцев, что таит в себе взрывоопасные межнациональные конфликты.
Проблема этнической структуры или национальной идентичности страны — надо откровенно это признать — обостряется при депопуляции, поскольку прекращение всякой иммиграции невозможно не только в открытом, но даже и в закрытом обществе из-за наличия подпольной миграции, как это наблюдается ныне у нас на Дальнем Востоке. Правительства депопулирующих стран в связи с невозможностью быстрого роста потребности в детях и рождаемости обречены компенсировать убыль населения притоком извне, т. е. регулировать размах и темп иммиграции.

4. Решение проблем депопуляции и ее последствий.
Решение проблемы депопуляции по Бестужеву-Ладе:
А) Программа минимум: помочь молодым людям создать семью в возрасте 20 лет с 3–4 детьми (обеспечив жильем, социальными льготами и т.д.).
Б) Программа максимум (тут обнаруживается разногласия с Антоновым, Антонов считает эту идею утопией): создать специальные заведения (например, кадетские корпуса), куда будут отбираться юноши и девушки из числа тех здоровых пяти процентов, о которых упоминалось ранее. Человеку с дипломом подобного заведения предоставлять супер выгодные льготы по одной причине — на всех подобных льгот не хватит!

Решение проблемы депопуляции по Антонову:
Цели семейной и демографической политики подразделяются на две взаимосвязанные части. Стратегическая задача по изменению положения семьи среди других социальных институтов, по укреплению нового фамилизма в обществе, по ликвидации убыли населения является ведущей. Реализация ее требует 30–50 лет и неминуемо растягивается на два-три поколения. Проблема формирования и укрепления массовых норм среднедетности (3–4 детей в семье) требует долгосрочных усилий по ликвидации ущемленного положения института семьи среди других социальных институтов, правового обеспечения автономности семьи, общественного договора между институтами государства и семьи, укрепления семейного производства на основе соединения места работы и дома, воссоздания класса домашних хозяек-матерей с их пенсионным обеспечением, введения семейной зарплаты в системе наемного труда, реализации льготного налогообложения и кредитования молодых семей и ряда других мер в рамках главного принципа семейной политики Д-Н-К (доходов — налогов — кредитов: обеспечения реальных возможностей для среднедетной семьи по добыванию приемлемого дохода, по снижению налогов и предоставлению кредитов для домохозяйств). Это направление политики предполагает прежде всего централизованную политику государства.
Другая задача — «ремонтного типа» — связана с нейтрализацией уже ощутимых сегодня негативных последствий депопуляционного и семейного кризиса, с попыткой затормозить нежелательные явления, ограничить их действие до того момента, пока не заявят о себе результаты реализации главной цели политики укрепления семьи с обоими родителями и с несколькими детьми. В рамках существующей Концепции демографического развития срочно требуется конкретная по целям, срокам и средствам проработка программ поощрения полной семьи с детьми, сочетаемая с продуманной иммиграционной политикой и мерами по укреплению здоровья и снижению смертности.

Библиография


Антонов А. И., Борисов В. А. Кризис семьи и пути его преодоления. М., 1990.
Антонов А. И. Депопуляция и кризис семьи в постсоветской России: Кто виноват и что делать?//Вестник Московского университета. Социология и политология. 1995. № 2.
Антонов А. И., Сорокин С. А. Судьба семьи в России XXI века: Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции. М., 2000.
Бестужев-Лада И. В. Альтернативная цивилизация. М., 1998.
Впереди XXI век: перспективы, прогнозы, футурологии: Антология современной классической прогностики/Под ред. И.В. Бестужев-Лада. М., 1999.
Демографические процессы и семейная политика: Региональные проблемы. М., 1999.
Демографическое будущее России/Под ред. Л. Л. Рыбаковского, Г. Н. Кареловой М., 2000.
Кризис семьи и депопуляция в России: Круглый стол/Отв. редактор А. И. Антонов. М., 1999; //СОЦИС. 1999. № 4.
Кутырев В. А. Разум против человека: Философия выживания в эпоху постмодернизма. М., 1999.
Обострение демографического кризиса и современного положения России/Под ред. Б. С. Хорева, Л. В. Иванковой. М., 2000.
Синельников А. Б. Кто заинтересован в повышении рождаемости — государство или семья?//Семья в России. 1995. № 3, 4.
Стабилизация численности населения России: Возможности и направления демографической политики/Под ред. Г. Н. Кареловой и Л. Л. Рыбаковского. М., 1997.
Урланис Б. Ц. Проблемы динамики населения СССР. М., 1974.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X