загрузка...

Трансформация элементов

  • 15.06.2010 / Просмотров: 7996
    //Тэги: Гордон   квантовая механика   химия   электромагнетизм  

    Алхимия - она есть или ее не может быть? Что меняется со временем - результаты экспериментов или их трактовка? О магнитных монополях и эволюции теоретических представлений в физике профессор Жорж Лошак (Франция) и доктор физико-математических наук Леонид Уруцкоев.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Расшифровка передачи


Александр Гордон. Доброй ночи, перед тем как
программа началась, буквально сейчас, мы обсужда-
ли такое явление, как Комиссия по борьбе с лженау-
кой, созданная Академией Наук Российской Федера-
ции. Почему? Потому что результаты экспериментов,
о которых речь пойдёт сегодня, оцениваются физика-
ми и другими учёными в смежных областях крайне не-
однозначно. Я должен это подчеркнуть для того, что-
бы отвести от моей скромной персоны, от программы
огонь критики. Пусть весь огонь критики ляжет на тех,
кто сегодня будет в кадре. Проблема крайне спорная,
ещё более спорная, чем темы, которые иногда мы за-
трагивали в этой передаче. Тем не менее, сразу по-
сле рекламы мы поговорим о такой, казалось бы, дав-
но ушедшей от нас вещи, по крайней мере, по резуль-
татам эксперимента, как алхимия. Короче говоря, как
из чего-то может получаться чего-то без добавления в
это что-то необходимой для этого изменения энергии.
Уже чувствуете, чем пахнет? Насколько я понял из то-
го, о чём вы говорили, и из тех материалов, которые я
прочёл… Если эксперименты, о которых пойдёт речь
ниже, не полная чушь – это цитата из вас же, то вся со-
временная теоретическая наука просмотрела не боль-
ше не меньше, как один из видов взаимодействия. То
есть одну из самых фундаментальных вещей, которые
существуют в современной теоретической физике. Что
же это за взаимодействие, если ваши эксперименты не
чушь?
Жорж Лошак. Вы знаете, я вообще не люблю, когда
начинают перечислять возможные взаимодействия.
По-моему, это секрет Бога, а может быть, и Бог этим
никогда не интересовался. Есть ли четыре взаимодей-
ствия, или пять, или восемь – это мне совершенно без-
различно. Вопрос в том, что наука далеко, наверное,
неполная, что приходиться говорить каждый раз, когда
выдумывают новую область науки, как это случилось
во время Ньютона или в наше время, то есть в начале
ХХ века. А каждый раз, когда направление развилось,
начинают думать, что наука закончена, и что всё, что
будут встречать в природе, будет объяснимо тем, что
уже знают, и я думаю, что каждый раз это ерунда. Не-
смотря на то, что из всех известных нам теорий что-
то останется, безусловно, например, из теории Ньюто-
на осталось почти всё. Только оказалось, что некото-
рые явления, некоторые типы феноменологии эта те-
ория не объясняет, и поэтому создали электромагне-
тизм, термодинамику, квантовую теорию и так далее.
И также будет и с нашей наукой. Да, надо сказать вдо-
бавок, что нет, как бы сказать, закрытой логики в на-
шей науке. Несмотря на то, что всегда пытаются сле-
довать логике в науке, мы её почти никогда не находим.
И из-за этого во всяких явлениях, которые мы знаем,
есть щели, маленькие щели. Из этих щелей может воз-
никнуть в любой момент новая теория или новый вид
известных нам теорий. Так вот, в этом случае можно
сказать следующее. Нам известен электромагнетизм,
который есть обширная, грандиозная часть физики, и
который хорошо изучен и многое объясняет. Мы этим
электромагнетизмом теперь и пользуемся в телевиде-
нии. Без Фарадея, без Максвелла не было бы нашей
передачи. Но этот электромагнетизм имеет недостаток
симметрий. То есть это называется электромагнетизм,
но всё основано, на самом деле, на электричестве, и
даже основная часть магнетизма основана на электри-
честве, и теория как бы хромает. Представьте себе, что
это уже знал Максвелл. Максвелл это знал и просто
решил, что поскольку он знал намного больше об элек-
тричестве, чем о магнетизме, несмотря на то, что в его
время знали много о магнетизме, он не допустит воз-
можности возникновения магнетизма как бы из ничего,
и решил, что магнетизм будет возникать из электриче-
ства, как и сказал сам Ампер до него. Он знал, он хо-
рошо чувствовал, что чего-то не хватает. Это заметил
намного сильнее Пьер Кюри после него. Пьер Кюри в
конце 19-го века создал, можно сказать, всю область
симметрий в общей физике. И создал теорию симме-
трий в электромагнетизме. Основываясь на этом уче-
нии, совершенно новом, он высказал гипотезу, что мо-
гут существовать зёрнышки магнетизма, как существу-
ют зёрнышки электричества. Не забудьте, что в то вре-
мя электрона ещё официально не знали, начинали ду-
мать об этом, но всё-таки не знали. И он в очень корот-
кой статье описал симметрические свойства, которые
могли бы быть свойствами магнитных частиц. Что есть
магнитная частица? Это означает следующее. Все зна-
ют, что есть магнит. В магните есть два полюса – се-
верный и южный. Если распилить магнит на два, полу-
чается два магнита и так далее. Значит, задаётся во-
прос, как во время Демокрита в Древней Греции: что
случится, если мы будем и дальше так распиливать
магнит? Физика обычно даёт ответ, что будут всегда
маленькие, всё меньше, но будут всё-таки маленькие
магниты. А задача: существуют ли в природе частицы,
которые носят только один полюс? Либо – северный,
либо – южный. И другие частицы, которые имеют вто-
рой полюс. Кюри дал некоторые описания симметрии
таких частиц. После него возникли во время 20-го ве-
ка сотни работ по этой теме. Никто никогда не видел
магнитного монополя, но пытались угадать, какой вид
он может иметь. Какие следы он оставит, как он бу-
дет взаимодействовать с электрическими зарядами, с
обычной материей в мире. И среди этих работ была од-
на знаменитая, которая принадлежит известному ан-
глийскому физику Дираку, который написал основное
уравнение электрона. И Дирак доказал, что, исходя из
очень общих рассуждений электромагнетизма, магнит-
ный заряд, примерно, в 70 раз больше, чем электри-
ческий заряд. Если найти монополь, который этому за-
кону не подчиняется, так это будет большой загадкой.
Потому что это доказательство и другие, которые на-
шли позже, все они основаны на самых глубоких идеях
об электромагнетизме. И надо сознаться, что если най-
ти экспериментально что-то другое, то это будет глу-
бокой неприятностью для теоретиков. Конечно, ясно,
что если экспериментаторы докажут, что это неверно,
ну так пускай, надо будет изменить весь электромагне-
тизм. Что я в этой области сделал. Написал уравнение
для магнитного монополя, которое основано на урав-
нении электрона Дирака. То есть, я показал, я не го-
ворю, что я доказал, я показал. Я показал, что можно
смотреть на электричество и на магнетизм, как на не-
которую гору. И один спуск будет электричество, а дру-
гой – магнетизм. Уравнение Дирака написано на од-
ном склоне горы. И описывает только электричество.
И значит, я показал, что можно ввести в уравнение Ди-
рака другой термин, чем тот, который он ввёл в теорию
электрона, и тем описать другую часть теории, которая
описывает лёгкий магнитный монополь.
Александр Гордон. То есть, восстановить симметрию, по сути.
Жорж Лошак. Восстановить симметрию. Но когда вы пытае-
тесь это делать, первое, что оказывается, это что такой
симметрии нет. И что монополь не так похож на элек-
трон, как можно было бы надеяться. Есть многие виды
такой частицы, которая резко отличается от электриче-
ской частицы, и я их тщательно описал при помощи вы-
числений, то есть это настоящая физическая модель-
ная теория, когда пишешь первые уравнения и первые
принципы, потом остальное вытекает из того, что на-
писали. Это можно охарактеризовать таким образом,
что, во-первых, этот монополь очень лёгкий. В первом
варианте теории он даже без массы, как фотон. Что
резко отличает этот монополь от того, который открыли
в общей теории элементарных частиц, известный мо-
нополь Т'Хофта и Полякова, который, наоборот, очень
тяжёлый по теории. Во-вторых, есть как бы вершина
этой горы. И есть надежда перейти с одной стороны на
вторую. Я должен тут подчеркнуть, что перейти с одной
стороны на вторую мне не удалось. Я не понял, что на-
до для этого делать. И это, может быть, удалось моему
другу Уруцкоеву. Потом надо сказать ещё и другое. Что
по этой теории оказывается, что основную роль играет
то, что называют киральностью. То есть, способность
быть левым или правым. И что монополь и антимоно-
поль связаны только с вращением частицы и с враще-
нием в левую или в правую сторону. Это означает, что
частица проявляется, как то, что можно называть кван-
товым волчком. Всем известно, что такое волчок. Кван-
товый волчок – это волчок, в котором основные черты
меняются дискретным образом, а не непрерывным, как
это происходит с обычным волчком. Можно тут доба-
вить, что эту идею изначально имел именно Кюри. И
он смотрел на монополь не как на квантовый волчок,
потому что он не знал квантовой теории, конечно. Но
он выдумал эксперимент, чтобы найти магнитный мо-
нополь, который был бы основан на той же идее. А тут
этот эксперимент, как известно, не работал, поскольку
если он бы работал, это было бы всем известно уже
больше, чем сто лет.
Александр Гордон. И мы бы сейчас об этом не говорили.
Жорж Лошак. И об этом уже не говорили, когда следствие от-
туда только. А тут это свойство волчка исходит из са-
мой теории. И тогда получается одна фундаменталь-
ная черта этого монополя. Она состоит в следующем.
Если волчок прецессирует одним или другим образом,
он проявляется с известным зарядом. И что заряд, маг-
нитный заряд, связан с этим вращением. А есть основ-
ное вращение. То есть, минимальное вращение этого
волчка. Тогда магнитный заряд исчезает, он обраща-
ется в нуль, и монополь становится нейтрино. А ней-
трино мы теперь очень хорошо знаем. Нейтрино – это
очень лёгкая частица, которая производится при бе-
та-распаде. То есть, в радиоактивности. И для этого я
высказал гипотезу, что, может быть, эти монополи име-
ют то же свойство появляться в некоторых радиоактив-
ных распадах. Если это правда, то значит, эти магнит-
ные монополи могут влиять на радиоактивные распа-
ды и вводиться, в общем, в ядерную физику, несмотря
на то, что по описанию они принадлежат миру атома и
молекул, миру электрона, а не миру радиоактивности.
Я думаю, что это, может быть, самая главная гипотеза.
Ну что можно ещё рассказать. Много.
Александр Гордон. У меня вот какой вопрос. Исходя из вашей гипо-
тезы, из уравнений, которые написаны, – какой экспе-
римент нужно было бы поставить, чтобы доказать су-
ществование вашего монополя?
Жорж Лошак. К сожалению, я этого не знаю. Я должен да-
же добавить, что обычно предвидение элементарной
частицы вам даёт только предвидение существования
некоторых её свойств. Но совсем не обязательно по-
могает вам предсказать рецепт…
Александр Гордон. Как это получить.
Жорж Лошак. Например, если вы возьмёте известное урав-
нение Дирака для электрона, так из этого уравнения
исходят самые замечательные свойства электрона, ко-
торые все на сегодня проверены экспериментом. Но я
вам могу сказать, что если бы не наблюдали электро-
ны до Дирака, так он совсем не помог бы понять, что
надо сделать, чтобы их найти. Так что, искренне гово-
ря, я совсем не знаю, что надо сделать. А может быть,
наш собеседник это нашёл.
Александр Гордон. Я почему задаю этот вопрос. Потому что вы,
проводя ваши эксперименты, никакого монополя не ис-
кали. Судя по всему, по вашим собственным словам,
вы слышали о гипотетическом существовании монопо-
ля, но не сильно занимались этой проблемой. А что вас
привело к экспериментам, в чём суть этих эксперимен-
тов и что же вы всё-таки получили?
Леонид Уруцкоев. Я постараюсь кратко рассказать,
как я дошёл до такой жизни. Вообще начиналось всё,
честно говоря, достаточно безобидно. Шёл некий со-
вершенно не фундаментальный, а чисто прикладной
эксперимент. Исследовались некоторые возможности
электровзрыва бетона. Достаточно обычный экспери-
мент. Правда, он хорошо диагностировался. Этот экс-
перимент проходил в Курчатовском институте, в быв-
шем отделении физики плазмы. Начинался он где-то
году в 97-м, когда приватизация в стране шла полным
ходом. И наука достаточно сильно развалилась. Уста-
новку мы собрали из того, что было. Поэтому когда ме-
ня спрашивают, почему у тебя восемь кабелей, ну про-
сто потому, что был вот такой кабель, такого диаметра.
Который был, и другого у меня не было. А чтобы он ка-
ждый раз не рвался, я должен был поставить восемь.
Почему такая энергетика, да потому что столько нашли
конденсаторов. Нашли бы больше, было бы больше.
То есть, эксперимент был в некоем смысле случайный.
Но от старой советской жизни у нас осталось достаточ-
но много различной хорошей диагностической техники.
И мы на простой эксперимент навесили всю ту технику,
которая у нас была. В частности, у нас была очень хо-
рошая дорогая скоростная камера, которая позволяла
нам делать 300 кадров в секунду. Не было бы её, мы
бы, наверное, проморгали бы всё. Когда стали снимать
электровзрыв бетона, то заметили некоторые странно-
сти. Я попросил бы показать первый слайд.
Александр Гордон. Да вот его приготовили.
Леонид Уруцкоев. Вот исходная ситуация, сейчас прозвучит вы-
стрел. Он-то не прозвучит, мы его не услышим, но это
будет видно. Время действия очень короткое, десять
в минус четвёртой секунды, а время одного кадра рав-
няется трём тысячным секунды. То есть, три на десять
в минус третьей. Ток уже кончился. Дальше у нас дол-
жен идти разлёт этого самого кирпича. Вот видно не-
сколько кадров. Вот пошёл разлёт. Обратите внимание
на свечение. Уже тока нет давно на первом кадре. Тем
не менее, всё это продолжается, всё это летит. На что
мы обратили внимание? Масштаб понятен, время ме-
жду кадрами понятно. У нас была возможность грубо
оценить скорость, с которой летят эти куски. Когда оце-
ниваешь скорость, перемножаешь квадрат скорости на
массу, берёшь половину и получаешь некоторую сред-
нюю энергию, которая сидит в кинетической энергии. И
вот что получалось. Практически вся энергия батареи
сидела в этой кинетической энергии. А эксперимента-
торы знают, что из батареи перевести в нагрузку можно
примерно половину. Формального-то нарушения зако-
на сохранения не было, но…
Александр Гордон. КПД был очень высок.
Леонид Уруцкоев. Да. Откуда такой КПД? И вот это сильно возму-
тило и заставило внимательно посмотреть.
Александр Гордон. На одну секунду вас прерву, потому что, на мой
взгляд, вы не уточнили для дальнейшего разговора не-
обходимую часть эксперимента. Взрыв происходил, вы
испаряли, по сути дела, фольгу. Мгновенно испаряли
фольгу. Причём, в водной среде.
Леонид Уруцкоев. Совершенно справедливо. Эксперимент доста-
точно простой. Такие эксперименты ставили давно и
много. Наш отличался только тем, что было навеше-
но много диагностики. Я просил бы запустить слайд-
фильм. Второй момент, который нас сильно удивлял,
откуда такое свечение. Почему так сильно светит-
ся и вылетает вода, возникает свечение. Этой ярко-
сти вполне достаточно было, чтобы снять оптический
спектр свечения. Сняли спектр, света много, спектр по-
лучился легко, но очень сложный. Поскольку объект
непонятный – бетон, что там светит, это было неясно.
В некоем смысле было топтание на месте. С одной
стороны, мы не могли расшифровать спектр, непонят-
но было, какие элементы всё-таки. А с другой сторо-
ны, неясно было, что дальше делать. Выручил случай.
Случай совершенно простой: кончились деньги на по-
купку кирпичей. Поэтому решили пострелять на воде.
То есть, на льду. Сделали лёд, и фокус состоял в том,
что когда получили спектр, вышло, что спектр один и
тот же. Что, вообще говоря, материал здесь ни при чём,
что важен электрод и вода. Тогда мы быстро передела-
ли схему эксперимента. Взяли бак, засунули туда во-
семь проволочек, нажали кнопку, рванули.
Александр Гордон. А вода дистиллированная?
Леонид Уруцкоев. Да, конечно. У нас она достаточно хорошей чи-
стоты. И вот что странно. Если мы посмотрим сейчас
на этот рисунок, видно, что над электродом возникает
не очень понятное свечение. А чтобы была видна вто-
рая проекция, то поставили зеркало под 45 градусов,
так чтобы можно было убедиться, что это действитель-
но шарик. Это съёмка уже очень быстрая. Время экс-
позиции – это минус в четвёртой секунды, то есть это
время порядка самого электрического импульса. Таких
кадров мы делали несколько – у нас была такая воз-
можность. Это электронно-оптические преобразовате-
ли, которые срабатывали через тысячную долю секун-
ды. Видна динамика. Вот второй кадр. Свечение живёт,
этот шарик живёт и процветает. Ток уже давно закон-
чился, а это его не смущает – он светит и светит доста-
точно серьёзно.
Александр Гордон. И какое время жизни этого шарика?
Леонид Уруцкоев. Время жизни раз в 50 превышает время элек-
трического импульса. Поскольку я, будучи аспирантом,
занимался достаточно интенсивно транспортировкой
электронных пучков – мы, простите, сэр, – учились сби-
вать ваши самолёты. То очень хорошо знал, что зада-
ча состояла в том, чтобы провести мощный электрон-
ный пучок через атмосферу. И пучок был очень мощ-
ный, поэтому он через нейтральный газ не шёл, а ему
нужен был плазменный канал, и его надо было как-то
создавать. И я с этой задачей промучился несколько
лет: ну не идёт пучок. Плазма рекомбинирует быстрее.
Пока я успевал послать следующий, этот уже реком-
бинировал. И я твёрдо знал, что времена рекомбина-
ции – это микросекунды, ну, десяток микросекунд, а тут
такое свечение при каких-то четырех киловольтах. Вот
так живёт это плазменное образование. То, что я не мог
годами получить, тут вдруг получается само собой.
Александр Гордон. Простите, перебью вас, чтобы потом не отвле-
каться на тему критики ваших экспериментов, сразу
вставлю пять копеек своих. Это очень похоже на шаро-
вую молнию, которая возникает при тех же самых усло-
виях. А если вы знакомы с кластерной теорией возник-
новения шаровых молний, то вот классический экспе-
римент по получению шаровой молнии в лаборатор-
ных условиях, который блестяще подтверждает кла-
стерную теорию. Вода есть, линейный импульс есть –
вот, получите…
Леонид Уруцкоев. И нити-то подобные есть, по крайней мере, по
двум параметрам. Во-первых, откуда берётся энергия?
И совершенно не понятно, как образуется? Мне так и
не удалось понять, как это образуется. Все съёмки, ко-
торые мы делали, это было сначала сплошное сверка-
ние, потом он уже как нарисованный. Я так до сих пор и
не знаю, как он образуется. Я знаю, как он развалива-
ется. Разваливается на мелкие клочки. Но у нас и вре-
мени не было заниматься. Было понятно, что это ка-
кая-то аномалия. Но спектр мы к тому времени расши-
фровали. Этим занимался один из наших старых со-
трудников. Он пришёл и первое что сказал: «Ты зна-
ешь, если бы я не сам снимал этот спектр, я бы просто
сказал – не морочь голову, это солнечный спектр». Они
один в один: с такими же линиями самопоглощения.
Приблизительно оценили температуру – солнечная. В
общем, достаточно похоже. Но вот что меня сильно
смущало. В спектре всего около 2000 линий, и тыся-
ча из них принадлежит железу. Светятся даже самые
слабые линии железа. Но стреляли-то мы на титане,
проволока была титановой. У титана тысяча линий, а
тысяча линий – железо. Это вызывало большое чув-
ство негодования: откуда столько железа? И так мы
долго-долго мучались, не могли понять, откуда мы ви-
дим столько железа. Пока мы не додумались отдать на
масс-анализ фольгу и то, что остаётся. Тут было пер-
вое откровение: обнаружили это самое железо в замет-
ных количествах.
Александр Гордон. В фольге?
Леонид Уруцкоев. В том, что осталось. В самой фольге – она бы-
ла, слава Богу, из старых запасов – было 99 и 9, это
была фольга советская, надёжная. Но на всякий слу-
чай, конечно, много раз проверили, стали отдавать во-
ду на анализ, и всё, что было вокруг, убрали всё желе-
зо, проверили полиэтилен. Это обычные все те вопро-
сы, которые очень любят задавать.
Александр Гордон. Устраняли шум…
Леонид Уруцкоев. Ну, да… очень любят задавать оппоненты-ака-
демики вопрос: а вы воду проверяли? Проверяли, ко-
нечно. Мы месяцев семь занимались, поскольку ре-
зультат оказался настолько неожиданным.
Александр Гордон. И сосуд проверяли, разумеется?
Леонид Уруцкоев. Всё проверяли. Убрали всё из зала. Нас всё-
таки в школе учили хорошо, и мы твёрдо знаем, что,
если положил титан, то должен вытащить титан, если
там нет ничего другого. И вот полгода ушло на то, что-
бы как-то осознать этот факт. Причём процент-то был
очень заметный. Это были не какие-то микропримеси.
Это было процентов до 10.
Александр Гордон. Здесь-то и заговорили про алхимию.
Леонид Уруцкоев. Да. Но, может быть, не стали бы всерьёз увле-
каться, если бы не одно обстоятельство. У титана пять
изотопов. 48-ой титан – это примерно 74 процента, это
естественная смесь. Так вот что было удивительно.
Если появляется 5 процентов примеси, то на 5 процен-
тов 48-ой титан исчезает. То есть происходит перекос
изотопного соотношения, исчезает один изотоп. И по-
скольку проблема разделения изотопов, она не очень
простая, то было не очень и понятно. Но прошло полго-
да, немного свыклись, проверили один масс-спектро-
метр, сделали все анализы, отдали на все методики.
Сначала думали – ошибка масс-спектрометрии как та-
ковой. Сделали достаточно много других измерений.
Результат стоял. Тяжело было с ним согласиться, но
решили так: если уж чудо происходит, и каким-то обра-
зом ядра переходят из одного в другое, то радиоактив-
ности должно быть с избытком. Ведь кулоновский ба-
рьер-то никто не отменял, как-то его надо преодолеть.
Поскольку мы с 86-го по 96-ой плотно занимались Чер-
нобылем, то гамма-кванты мерить умели. И нейтроны
мерить умели. Мы вообще-то выпускали профессио-
нальную аппаратуру по этому профилю. И поэтому, ко-
нечно, всё это поставили. Какое-то превышение…
Александр Гордон. По гамма?
Леонид Уруцкоев. По гамма, да. Но количество частиц, которые
трансформируются, это десять в девятнадцатой сте-
пени. Хотя бы по одному гамма-квантику, ну и нас бы
уже давно не было. Значит этого нет. Детекторы мол-
чат, ядра трансформируются. В общем, какая-то пол-
ная чехарда. И тогда совсем от безнадёжности поста-
вили ядерные эмульсии. К счастью, к тому времени
осталась ещё в нашем институте жива группа, которая
этим занималась.
Александр Гордон. А что за технология? Я просто не знаком…
Леонид Уруцкоев. Это технология на самом деле не очень слож-
ная, старая, её ещё, по-моему, Мысловский предло-
жил, то есть на стеклянную пластинку поливается 100-
микронным слоем эмульсия и ставится под излучение.
Излучение оставляет следы, и по ним на основании
карт и атласов можно сказать, что это за частицы. По-
ставили и результаты получили сразу же. Первые вы-
стрелы дали. Но это не было похоже ни на что. Вся
группа, которая занималась…
Александр Гордон. Излучение было, но природу его понять невоз-
можно.
Леонид Уруцкоев. Во-первых, расстояние регистрации достигало
нескольких метров. Туда ни бета, ни альфа не доле-
тает, гамма не даёт треки – должна была бы быть за-
светка. Совершенно непонятные следы. Характерная
черта – есть параллельный след. Вот какой-то ужас-
ный трек. Если считать по энергии, то это гигантских
энергий частица. Это должен был бы быть Гэв – если
по плотности почернений считать. Но не получается.
Если бы это была такая частица, то, во-первых, почему
она летит непременно в плоскости? А во-вторых, у неё
должны быть усы. Такие от трека отходят дельта-элек-
троны, ядерщики их называют «волосатая нога». Трек
типа «волосатой ноги», то есть, она очень энергична,
выбивает электроны. А тут всё чисто, всё гладко. Мож-
но было бы сказать: это какой-то артефакт. Но их ты-
сячи. Вот в одном выстреле поставлены две эмульсии
и получены совершенно одинаковые картинки, их раз-
личить нельзя, ту и эту. Но понятно, что царапины и
артефакты с такой точностью воспроизвести нельзя.
Значит, это всё-таки физический эффект. Что это та-
кое? Не очень понятно. Если считать в кулоновском
приближении, кулоновский механизм торможения, то
тогда это несусветная энергия. А другого механизма
мы не знаем. В общем, в такой ситуации мы находи-
лись, пока я не пожаловался одному из своих коллег
Циноеву на то, что на эксперименте происходит чёрт
знает что: и ядра трансформируются, треки какие-то
получают, магнитные петли сходятся… А он в качестве
шутки сказал: слушай, а может, это у тебя магнитный
монополь? Я говорю: какой магнитный монополь? Ди-
раковский. Я что-то слышал когда-то ещё в студенче-
ские годы, но к нему никакого касательства не имел.
Но пошёл, почитал. Чем больше я начинал читать, тем
больше это по некоторым параметрам начинало уже
ассоциироваться с экспериментом – что-то подобное
здесь, что-то похожее там. Надо отметить, что теоре-
тики здесь постарались. Может быть, только по общей
теории относительности работ больше, чем по магнит-
ному монополю. Гигантское количество! Я сидел меся-
ца три-четыре непрерывно. Всё это охватить нельзя,
но основные вещи как-то по типам для себя разложил.
И тогда уже нужно было ставить какой-то эксперимент.
Жорж Лошак. Многие всё-таки говорят одно и то же.
Леонид Уруцкоев. Безусловно. Основные работы я для себя раз-
бил на три части. Тогда был поставлен, по предложе-
нию Циноева, вполне прямой эксперимент. Воспользо-
вались одной из работ, сделанной теоретиками в на-
шем институте – Мартемьянов-Акимов: если такие ча-
стички существуют, то они должны застревать в желе-
зе. А для этого можно взять 57-ое железо и с помощью
эффекта Мёссбауэра аккуратно измерить величину по-
ля на ядре. Если такие частички застревают, то тогда
это должно сказаться на поле. Измерение достаточно
тонкое, но оно было сделано и привело к результату.
Дальше было много дискуссий, так это или не так. На
сегодняшний момент это повторили в Казани и получи-
ли тот же результат. Причём они уже достаточно увере-
но получили сдвиг поля на ядре кило-гаусс при плюс-
минус 30 гаусс, то есть, далеко за 10 ошибок вылезает.
Их можно поздравить с результатом. Как его интерпре-
тировать? – это уже вопрос к уважаемым теоретикам.
Собственно говоря, дальше ждать было особенно не-
чего, и было принято решение – публиковать в таком
виде, как есть, куцем и недоделанном. Конечно, весь
огонь критики, который можно было, всё вылили. Вме-
сто того чтобы взять и проверить эксперимент.
Александр Гордон. Эксперимент в общем несложный.
Леонид Уруцкоев. Конечно. Он достаточно извращён диагностиче-
ски, но сама по себе установка, она не очень сложная.
Появилась рабочая гипотеза. А вот слово «монополь»,
оно всех раздражает. Неважно, как это называть, важ-
но, какие свойства это проявляет. Первое, что больше
всего всех раздражает – трансформация. Трансфор-
мация, она, как оказалось, идёт по совершенно опре-
делённым законам, не так вот – взял и золото посы-
палось. Нет. Увидели, что из одной фольги, например
титановой, получается свой строгий набор элементов.
И не просто набор, а набор, если посчитать энергии
связи исчезнувших материнских ядер и возникших до-
черних, то сбалансированный по энергии связи. И не-
понятно, как из одного состояния в другое перескочи-
ло. Прямого противоречия с законом сохранения нет.
Есть ошибочка чисто экспериментальная. И это понят-
но, это связано с масс-спектрометрией. Но катастро-
фы нет. Понятно, что это можно вытянуть. Но вопрос
остаётся: как это произошло? Это же должны быть
огромные энергии. А их нет. Как это? Кто отменил ку-
лоновский барьер? Итак, давайте посмотрим свойства:
первое – трансформирует ядра, второе – меняет по-
ле на ядре, третье – оставляет следы, четвёртое – мы
провели опыты с радиоактивностью: видно, что влияет
на бета-распад и достаточно заметно. Вот альфа-рас-
пад, тут не хватает точности измерений и уверенности
сказать, но с бета-распадом мы точно видим, что ситу-
ация плохая, ну просто катастрофа.
Александр Гордон. А что происходит?
Леонид Уруцкоев. Сегодня мы с Жоржем смотрели, я ему пока-
зал, что замедляется. Можно сказать, что такое впе-
чатление, что меняются вероятности переходов, где-
то надо здесь копаться. Слишком всё сыро, чтобы сей-
час что-то можно было сказать. Понятно, что на бе-
та-распад это излучение влияет гораздо сильнее, чем
на альфа-распад. И в этом смысле оно больше склон-
но к слабым взаимодействиям, нежели чем к сильным.
Обычно мы ищем в сильных, а вот здесь совершен-
но не ясно, откуда такие гигантские сечения в слабых.
То есть вопросов больше, чем ответов. Но мой подход
достаточно простой. Надо потихонечку набирать факт
за фактом, селектировать, проверяя, далее двигаться
вперёд. Потом уж придумаем, как его назвать.
Александр Гордон. А вы пробовали применять какие-либо другие
материалы, кроме титана в качестве исходного для
фольги?
Леонид Уруцкоев. Конечно.
Александр Гордон. И что там со спектром?
Леонид Уруцкоев. Каждому исходному материалу соответствует
свой спектр. Более того, дубнинцы сделали совершен-
но нетривиальный ход, на мой взгляд. Мы проверяли
только по энергии связи, а они задали таблице Менде-
леева другой вопрос. Берём титан 48-ой. Какие мы мо-
жем набрать комбинации элементов, не нарушая при
этом чётности и самых основных законов. И оказалось,
к удивлению, что это единственный вариант. У них по-
лучилось, что это на самом деле единственный вари-
ант. Не знаю, насколько правильно составлена про-
грамма и подходы, но это, действительно, имеет пра-
во на существование. Просто никто до них не додумал-
ся задать такой вопрос. Оказывается, можно и вот так
посмотреть. Поэтому называйте это как хотите, хотите
– алхимия, кстати, не очень плохое слово и надо по-
мнить своих предков. И вся фармакология пошла от
алхимии, и химия тоже. Почему всё время поливаем.
Да, алхимия развивалась под идею производства зо-
лота. Но я вас уверяю, человечество, оно утилитарно.
Деньги всегда были у одних, а исследовать хотелось
другим. А деньги богатые дают только под то, что мо-
жет принести доход. И так было всегда. И человече-
ство с тех пор не изменилось ни на йоту, и это будет и
в будущем – я уверен.
Александр Гордон. У меня вопрос к нашему гостю. Познакомившись
с результатами эксперимента, вы подумали о том, что
это тот самый монополь, или у вас есть другие объяс-
нения тому, что происходит в лаборатории?
Жорж Лошак. Вы знаете, я лично не специалист в ядерной
физике. Так что я по ядерной физике слушаю то, что
мне объясняют. И у меня других объяснений нет. У ме-
ня другие заботы, другие вопросы, чтобы ответить на
основной вопрос, на мой взгляд, являются ли они мо-
нополями или нет. Так можно сказать несколько вещей
по этому поводу. Во-первых, можно задать вопрос: во-
обще являются ли эти частицы монополями или нет?
А если да, так являются ли они «моими» монополями
или нет? Потому что если вы обнаружили где-то элек-
трический заряд, – это совсем не доказывает, что это
электрон. Это может быть совсем другое, например,
протон или какое-то ядро. Значит, есть несколько во-
просов. Чтобы ответить на вопрос, является ли это во-
обще магнитным монополем, по-моему, надо глубже
изучать поведение этих частиц в электромагнитном по-
ле. В группе Уруцкоева поместили монополь в магнит-
ное поле, и проверили взаимодействие с атомами же-
леза. Но надо поместить и в электрическое поле. По-
тому что не забудьте, если это магнитные монополи,
так они не должны двигаться по полю, а должны заво-
рачиваться вокруг него и вдобавок при одной энергии
они должны заворачиваться намного сильнее, в 70 раз
сильнее, чем электрон. Это такие характеристики, ко-
торые нужно обязательно найти.
Александр Гордон. То есть, уже есть один из экспериментов, кото-
рый необходимо поставить – это обнаружение того, что
получается в электронном поле.
Леонид Уруцкоев. В магнитном поле мы сделали. И, собственно
говоря, почему возникла гипотеза? Вы меня правильно
поймите. Я и не утверждаю, что это монополь. Вот те
длинные треки быстро свернулись вот в такую комету.
Александр Гордон. Это в магнитном поле?
Леонид Уруцкоев. В магнитном поле. В слабеньком магнитном по-
ле треки качественно сразу изменились. То есть по-
верхность почернения осталась той же, а вид каче-
ственно изменился. Поэтому это добавило некоторой
уверенности, что вот эта самая штука по крайней ме-
ре взаимодействует с магнитным полем. То есть, ар-
гумент в пользу того, что это излучение. Раз оставля-
ет трек, значит излучение. Видно, что оно корпускуляр-
ное, это не волна. След достаточно странный, он та-
кой точечный. В этом смысле волчковая модель Лоша-
ка подходит качественно, на интуитивном уровне. Ка-
кие же есть аргументы в пользу того, что это магнитная
частица? Первое, что она явно не электрическая, она
бы не добежала. Оставляет взаимодействие, значит,
это должна быть, скорее всего, магнитная. Реагирует
с магнитным полем. Захватывается железом, меняет
поле на ядре. И вот, пожалуй, все экспериментальные
аргументы в пользу магнитных зарядов.
Александр Гордон. Ещё один вопрос. А вы исследовали влияние
этого странного излучения на живые клетки? Посколь-
ку вы всё-таки имеете дело в эксперименте с каким-то
видом излучения, и тут мало ли что может произойти?
Вы, слава Богу, тьфу-тьфу, живы и здоровы, но мало
ли что.
Леонид Уруцкоев. Да, Александр. Когда сообразили. Но это было
года через два после того, как начали эксперимент. Бы-
ли некоторые пилотные опыты. В общем, влияния от-
рицательного не оказывает, по крайней мере, на том
уровне мощности, как у нас. И даже, как говорят биоло-
ги, и наоборот. По крайней мере, на мышах они видят,
что это достаточно благотворно влияет на организм.
Влияние есть, и это сейчас то, что можно было бы от-
нести к фактам. Работа выполнена ими достаточно ак-
куратно, и эффект явно вылезает за ошибку.
Александр Гордон. А кто эти работы выполнял?
Леонид Уруцкоев. Работа выполнялась челябинским медицинским
центром. Потому что мы были связаны по старой те-
матике, и у них большой опыт по изучению…
Александр Гордон. Влияния радиации…
Леонид Уруцкоев. Да, влияние радиации на организм. Поэтому они
к этому делу и подключились. Эффект есть. Но там-
то дело совсем безнадёжное. Потому что если мы ещё
хоть как-то, на понятном объекте, всё-таки плёнка – по-
нятный объект, сцинцилятор понятный. То там-то ещё
и объект сам непонятен, то есть непонятно, что влия-
ет на клетку, которая непонятно как устроена. Но сам
факт меня поражает. Потому что у нас вот такого раз-
мера сцинциляторы, и мы с большим трудом что-то ви-
дим, а тут вот такие маленькие, по нашим понятиям,
мало атомов, и вдруг здесь это влияние ловится до-
статочно «дубово», методы их были очень просты. И
в чём дело, я, откровенно говоря, не понимаю, почему
это столь эффективно взаимодействует – излучение с
клеткой.
Александр Гордон. Грубо говоря, обычный биологический экспери-
мент: есть контрольная группа…
Леонид Уруцкоев. Да. Заводится стадо – я их терминологией не-
много овладел, линейных мышей, штук 400 сразу поку-
пается, и их по партиям, по весу. Это большая, тяжёлая
работа, как я понял. И ужас в том, что ты никогда не
можешь привести в исходное состояние. Если я могу,
то организм назад уже в эту точку – нет. И дальше уже
статистика, и пошло, и пошло, поехало. То есть, труду
их позавидовать нельзя. У нас гораздо проще – с не-
живой-то материей работать.
Александр Гордон. У меня вот какой вопрос. Теоретически обосно-
ванное существование монополя заставляет, по край-
ней мере, с точки зрения элементарной логики, по-
пробовать обнаружить его в окружающем мире. Вер-
но? Провести ряд каких-то экспериментов, которые ка-
сались бы не столько ядерной физики, скажем, и не
столько электромагнетизма, но затрагивали бы астро-
физику. И затрагивали бы всё что угодно. Да? Ну,
есть же космос, он огромный, почти необъяснённый, с
огромным экспериментальным полем. Чёрт его знает,
что существует… Такие вопросы космологам и астро-
физикам задавались?
Жорж Лошак. Можно задать себе хотя бы один вопрос. Как
известно, есть теория, и очень хорошая теория энер-
гии Солнца. По этой теории основным явлением явля-
ется бета-распад. Эти бета-распады должны произво-
дить нейтрино. И поскольку нейтрино почти ничто не
останавливает, они должны дойти до Земли, их можно
зарегистрировать. Это совершенно верно. И их наблю-
дают. К сожалению, есть одна трудная задача – не хва-
тает тридцать процентов. Так, на первый взгляд, мож-
но сказать, что это не так важно, потому что это же не
хватает 30 процентов только по сравнению с теорети-
ческим предвидением. Так надо просто изменить те-
орию. А это не так просто. Потому что эта теория за-
мечательно замкнута. И если попытаться её изменить,
чтобы увеличить число нейтрино, так это влияет на
другие предвидения, что уже совсем не подходит. Есть
некоторые гипотезы по этому поводу. Одна из гипотез
– это что все нейтрино, которые излучаются Солнцем,
могут быть не электронные нейтрино, которые предви-
дены, а мюонные нейтрино, то есть связанные с мюо-
нами. По-видимому, за последнее время это объясне-
ние пользуется некоторым успехом. Я скромно предла-
гаю другую гипотезу, а может быть, среди этих нейтри-
но есть магнитные монополии, тогда легко доказать,
что они останутся на Солнце и нас никогда не достиг-
нут. И может быть, из-за этого их не хватает. Но это то-
же гипотеза. Ну, а что касается критериев, характери-
стических экспериментов, которые можно делать. Так
можно ещё задать себе другие вопросы. Например, я
предложил просто ввести электрическое поле, чтобы
посмотреть, как они вращаются вокруг этого поля. И во-
обще вращаются ли они. Это проверить надо. Можно
допустить ещё следующее. Можно показать, что если
ввести крест магнитного и электрического поля, так по-
лучается явление, которое известно с электронами и
которое даёт некоторый дрейф движению. Этот дрейф
можно предвидеть, и он будет не тем же самым для
монополя или для электронов. Это очень легко вычи-
слить и, мне кажется, не очень сложно это проверить.
Но, допустим, что это получится. Так это покажет, что
это монополь. А это ещё не доказывает, что это «мой»
монополь. Потому что, чтобы доказать, что это «мой»
монополь, надо проверить моё волновое уравнение.
Это означает, что этот монополь имеет поляризацию
волны. И тогда эту поляризацию можно наблюдать при
помощи таких экспериментов. Этих вычислений я ещё
не сделал. Да я всё-таки хочу кое-что по этому пово-
ду добавить. Что у вас есть в России одна замечатель-
ная книга, которая для меня одна из Библий для урав-
нения Дирака. Это «релятивистский электрон» Соко-
лова и Тернова. Можно сказать, что всё то, что знают
об электроне, там находится. И значит, все возможные
вычисления по электрону можно там найти. И вдоба-
вок я столько рылся в этой книге и столько проверял
все вычисления, что могу утверждать, что до сих пор
я никакой ошибки не нашёл. При помощи этой книги
мне не так сложно взять моё уравнение и перенести
на монополь то, что мы знаем об электроне. И пытать-
ся предвидеть новые эксперименты. Ну, я перед вами
обещаю сделать эти вычисления.
Александр Гордон. Мы прервёмся на рекламу, а когда мы вернёмся,
я хочу, чтобы вы ответили вот на какой вопрос. Если
монополи из космоса всё-таки попадают на Землю, ка-
кие эффекты они должны вызывать на Земле? И есть
ли что-то, что до сих пор не объяснимо в поведении
земной ли коры, ядра, взаимодействий на Земле, что
можно было бы объяснить с помощью теории монопо-
ля?
Леонид Уруцкоев. Прежде чем регистрировать монополи, если они
действительно существуют в природе, надо понять как
это делать. Жорж кратко сказал о монополях, но ведь
это есть наше представление о них. И это совсем не
то, что может оказаться в самой природе.
Александр Гордон. Я даже понял, что есть три группы представле-
ний о монополе.
Леонид Уруцкоев. Да, есть дираковские монополи, швингеровские,
так называемые классические монополи, есть моно-
поли Полякова-Т'Хофта. Такие, очень тяжёлые, побор-
ником которых у вас выступал Рубаков Валерий. Со-
вершенно не подходят все эти монополи. Есть взгляд
итальянцев. Это Риками, Маньяни, которые пытают-
ся взглянуть на монополи как на некое сверхсветовое
движение электронов. И надо отметить, что эта точка
зрения совершенно не противоречит специальной те-
ории относительности. То есть, если такая частица ро-
дилась, то она имеет право на существование.
Александр Гордон. То есть, она родилась уже сверхскоростной. То-
гда нет необходимости преодолевать…
Леонид Уруцкоев. Преодолевать скорость света. Но такая точ-
ка зрения не очень хороша, на мой взгляд. Если та-
кие монополи существуют и не взаимодействуют с на-
шим миром, то нам нет смысла об этом говорить. Что
нам толку рассуждать о том, что никак себя не про-
являет, это можно нафантазировать всё что угодно.
Все эти замечательные теории, о которых рассказывал
Рубаков, квалифицированный, талантливейший чело-
век, на мой грубый экспериментальный взгляд, все эти
струны, мембраны, доменные стенки – всё прекрасно,
всё красиво. Это мне сильно напоминает наше здание
Академии наук. Вы смотрите издалека и видите такое
вот…
Александр Гордон. Золотые мозги.
Леонид Уруцкоев. Да. А когда подходите близко, видите эту аляпо-
ватость, и главное, полную нефункциональность. Я не
хочу, чтобы меня так восприняли, но здесь может ока-
заться нечто подобное.
Александр Гордон. Нет, но теория струн – поэтически красивая
вещь. И хотя бы поэтому имеет право на существова-
ние.
Леонид Уруцкоев. Имеет право на существование всё. И это безу-
пречно математически построено. Безусловно. Но, мне
кажется, что теория не должна отрываться от экспери-
мента, иначе она становится уже теорией ради теории.
И она не должна отрываться от философии. Было до-
статочно забавно наблюдать за Гордоном, когда эта те-
ория рисовалась. Это наш четырехмерный мир, а это
будет ещё шесть измерений. Ну, конечно, шесть. Если
эти шесть измерений есть, тогда откуда у нас закон
сохранения энергии, импульса и так далее. Если они
есть, но с нами не взаимодействуют, ну что тогда об
этом говорить, если мы не можем проверить. То есть,
я человек простой. Я считаю всё надо проверять. И в
первую очередь, наше представление о мире. Теория
– это представление о мире. Эксперимент эту реаль-
ную взаимосвязь пытается установить.
Александр Гордон. Да нет, речь там как раз о том, что это как раз
те редкие эксперименты, в которых наблюдается яв-
ное нарушение закона сохранения энергии. Это можно
списать как раз на теорию струн, на те самые шесть
измерений.
Леонид Уруцкоев. Это как-то не очень хорошо. Принцип сохране-
ния энергии столь удобен, что, конечно, списывать его
на что-то можно, но очень жалко такой красивый прин-
цип. Он очень много даёт физике. Просто как принцип.
Жорж Лошак. Можно добавить один исторический анекдот.
Когда начали изучать бета-распад, то не обнаружили
сохранения энергии. А что сделал Паули? Чтобы попы-
таться её спасти, он выдумал нейтрино. И 25 лет спу-
стя его обнаружили. И был прав тот, кто спас закон со-
хранения энергии.
Леонид Уруцкоев. Более того. Если бы не пошла атомная энер-
гетика, и не было бы реактора, то, собственно гово-
ря, это ещё вопрос, удалось ли бы обнаружить нейтри-
но, ведь его «засекли» на реакторе. Мы бы до сих пор
спорили. Нейтрино – оно есть или его нет. И в этом
смысле удачно сложился атомный проект. Для физики
атомный проект был очень удачный. Это дало разви-
тие атомной энергетике. Большие были вложены день-
ги. И удачно. Повезло, что было обнаружено нейтрино.
Вряд ли бы стали строить специальную для этого ла-
бораторию.
Жорж Лошак. Я хотел бы ещё добавить одну вещь. Я очень
интересуюсь этими работами, несмотря на то, что я
в этой области никогда ничего не делал. Я хотел бы
рассказать следующее. Я сказал, что моё уравнение
монополя даёт нулевую массу, потому что оно основа-
но на инвариантности. Но можно добавить массовый
член в уравнении. Он не линейный, потому что если
был бы линейный, то это был бы член Дирака. И он
обычно не подходит, не всегда, но всё-таки обычно не
подходит. Оказывается, что такое уравнение, которое
даёт магнитные монополи с массой, имеет решения,
которые сверхсветовые. А это очень удивительно, по-
тому что, насколько мне известно, это единственное
уравнение, которое даёт, как говорят, тахион, то есть
сверхсветовую частицу, но в котором искусственно не
ввели свойства, которые нарочно дали бы эти сверх-
световые решения. Они появились там совершенно
нормально, что даёт некоторую связь с теорией. И со-
всем не понимаю, что это означает.
Леонид Уруцкоев. Собственно поэтому-то Лошак заинтересовал
нас, что у него монополь достаточно лёгкий. Это зна-
чит, что энергии, которой требуется, нужно не очень
много, а, собственно говоря, как все монополь искали.
Стукали два пучка. Разгоняли как можно больше энер-
гии. А, может быть, надо было делать не так, а как у
нас в эксперименте. Мы стукаем два тока мощных, а
обычно токи слабенькие, микроамперы. У нас-то сотни
килоампер бьют друг о друга, грубо говоря, а там ми-
кроамперы. Может быть, вот в этом дело.
Александр Гордон. То есть, искали в ядерных взаимодействиях, а
надо было искать всё-таки в магнитных.
Леонид Уруцкоев. В магнитных, да. Может быть, авторитет и увле-
чение всей ядерной физикой настолько превалиру-
ет, что мы что-то проскочили в электромагнетизме.
Вот и неполное понимание, ушла дальше физика эле-
ментарных частиц. И сейчас мы пытаемся всё-та-
ки немножко назад вернуться, может быть, мы что-
то пропустили. Это попытка, это не надо восприни-
мать как жёсткие утверждения. Давайте попробуем
так. Ну, поисследуем ещё, какие-то выводы сделаем,
какие-то проведём практические эксперименты. Как
Жорж предлагает. Сделаем это скрещённое поле ему.
Посмотрим поляризацию, придумаем какой-то тонкий
эксперимент. Нарушение пространственной чётности.
Так потихонечку и наберём.
Александр Гордон. Прежде чем я задам вам вопрос о том, что всё-
таки на чём основывается основная критика результа-
тов вашего эксперимента и что критики приводят в ка-
честве доказательств несостоятельности возможного
возникновения целой теории, я задам абсолютно иди-
отский вопрос, который может быть при монтаже и уй-
дёт, поскольку я только что-то слышал об этом. Кто-
то из тех людей, которые занимаются Солнцем, чуть
ли не в материалах к этой программе утверждал, что
после того как был совершён облёт Солнца амери-
канским спутником, было установлено, что магнитное
поле самого Солнца обладает очень странными свой-
ствами. То есть, похоже, что оно однополярно. И это ка-
ким-то образом про ваши монополи говорит? Если не-
достающее количество нейтрино, которые доходят до
нас, может замещаться монополями, которые не мо-
гут преодолеть солнечного магнитизма, то есть солнеч-
ной…
Жорж Лошак. Вы знаете, что не надо забывать, что есть
очень сильные магнитные поля в солнечных пятнах.
Это объясняется, по моему мнению, очень сложно. А
если были бы не пучки, а моря монополий, это тоже бы
объясняло существование этих магнитных полей! Это
всё то, что я могу сказать по поводу Солнца. Хотел бы
добавить одно. По поводу одного вашего предыдуще-
го вопроса. Допустим, что всё-таки монополи уходят из
Солнца и доходят, падают на Землю. Так не надо забы-
вать, что они магнитные частицы. Значит, они попадут,
по-моему, на полюсы. Потому что их будут притягивать
земные полюсы, ну так надо, чтобы Уруцкоев туда по-
ехал!
Леонид Уруцкоев. Нет, я боюсь холода. Не обязательно, Жорж,
из эксперимента видно, что это излучение аномально
взаимодействует с кислородом. И если это действи-
тельно так (он единственный парамагнитный газ), то я
думаю, что может обрасти шубой как некий магнитный
Дебай. Так сказать, будет радиус Дебая, экранировка
магнитная, и тогда, казалось бы, не будет двигаться к
полюсу, просто экранированный и всё.
Жорж Лошак. То есть, останется в атмосфере, может быть.
Леонид Уруцкоев. Я бы не стал фантазировать. Слишком мало мы
знаем сейчас.
Александр Гордон. Мы сейчас прервёмся на рекламу, а после этого
узнаем всё-таки, что ваши критики говорят о результа-
тах ваших экспериментов. Из ваших же уст. Я думаю,
что это будет достойным завершением программы.
Леонид Уруцкоев. По этому вопросу у меня уже есть неплохая ста-
тистика. Я могу сказать так. Процентов 95 это обсу-
ждать не желают вообще, считая всё это глупостью.
5 процентов оставшихся делятся, примерно, пополам.
Те, которые считают себя специалистами в экспери-
менте, мне начинают объяснять, после стандартных
вопросов о проверке воды, того, сего, пятого, как это
получается. Но при этом они, как правило, такие вы-
двигают гипотезы, что их бы неплохо было бы запи-
сать. Нарушение второго начала термодинамики – это
самое меньшее, что они допускают при этом. Это вот
те, кто пытаются дать объяснения по эксперименту. А
те, кто по теории, то они мне начинают объяснять, по-
чему этого быть не может. Да это и сам прекрасно знаю
– почему этого быть не может! Меня интересует, поче-
му это может быть. Почему не может, я знаю – на пятёр-
ку отвечу любому. Вот кто бы мне ответил, как это мо-
жет быть. Вот, собственно говоря, и всё. Но такие ве-
щи проверяются. Вот это надо проверять. Потому что
если бы мне это рассказали, я сказал бы: ребята, да-
вайте проверим. Я вас уважаю и люблю, но хотел бы
убедиться сам. И это нормально, вот это я понимаю.
Вот унтер-академический аргумент: не может быть, по-
тому что не может быть никогда. Это, конечно, серьёз-
но, если нет лучших аргументов.
Александр Гордон. Вы сами говорили о пятичасовом семинаре в
Дубне. И как отнеслись там к вам?
Леонид Уруцкоев. Нормально. Это был нормальный, доброжела-
тельный семинар. Искренний. Вопросов была масса,
острых в том числе. И это нормально. И часть вопросов
с вниманием выслушана и принята к сведению. Дуб-
нинцы сами проверяли, сами полгода провозились. И,
между прочим, наблюли гораздо более тонкие вещи,
чем мы. У них получше оборудование. И там такой ал-
лергии не было. Просто все задаются вопросом: а как
это может быть?
Александр Гордон. Что же это всё-таки такое?
Леонид Уруцкоев. Похоже, здесь не обойтись без глубокого пере-
смотра каких-то основ, где-то что-то пропущено. Такое
впечатление. Вот нет треков на эмульсиях, и всё нор-
мально. Всё по классике, титан кладёшь – титан вы-
таскиваешь.
Александр Гордон. Давайте мы условимся, что после того как ва-
ми будет поставлен эксперимент в магнитном поле и
в перекрещённом поле и вы посмотрите то, что полу-
чается – закручивается ли? А если да, то с какой ско-
ростью? Ведь это может ваши теоретические предви-
дения о монополе подтвердить или опровергнуть и за-
путает дело ещё сильнее. А мы с вами встретимся и
в коротком информационном выпуске этой программы
сообщим о ходе этих экспериментов.
Леонид Уруцкоев. То есть, когда мы запутаемся окончательно, мы
придём.
Александр Гордон. Да, милости просим.
Леонид Уруцкоев. Спасибо большое вам.
Александр Гордон. Спасибо вам.


Обзор темы


Магнитные монополи — гипотетические частицы, обладающие магнитным зарядом.
В теории электромагнетизма Максвелла существует один «недостаток», нарушающий в остальном безупречное изящество теории Максвелла. Электричество и магнетизм представлены в уравнениях Максвелла не равнозначно. Хотя электрическая и магнитная силы тесно взаимосвязаны, они входят в теорию не вполне симметрично. Электрические поля создаются либо электрическими зарядами, либо изменяющимися полями, в то время как магнитные поля создаются только электрическим током и изменяющимися электрическими полями. Казалось бы, нет веских оснований для того, чтобы магнитные поля не могли создаваться магнитными зарядами (а электрические поля ? магнитными токами).
У любого обычного стержневого магнита есть северный и южный полюса, но более глубокий анализ показывает, что магнетизм в действительности обусловлен электрическими токами, циркулирующими в атомах. Так как виток с током эквивалентен паре магнитных полюсов ? северному с одной стороны витка и южному ? с другой, магнит представляет собой «диполь», т. е. имеет одновременно и северный, и южный полюса. Виток с током не может иметь только один полюс, подобно тому, как монета не может иметь лишь одну сторону. От магнита нельзя отделить один полюс, т. е. создать монополь.
Исследования показывают, что все магниты представляют собой диполи. Магнитные монополи, если они существуют, должны быть крайне неуловимы. Систематическое изучение горных пород, в том числе и лунного грунта и проб, взятых со дна океана, не обнаружило ни одного отдельного магнитного заряда. Многие физики склонны думать, что магнитных монополей не существует. Если это действительно так, то магнетизм ? всего лишь вторичный продукт электричества. Принять такую гипотезу — значит признать, что в природе не существует симметрии между электричеством и магнетизмом.
В 1931 г. английский физик — теоретик Поль Дирак обнаружил, что в квантовой физике определенно есть место магнитным монополям, хотя в природе такая возможность не используется. Связав существование магнитных монополей с фазами квантовых волн, Дирак обнаружил весьма любопытную связь между электрическим и магнитным зарядами. Если магнитный монополь действительно существует, утверждал Дирак, то магнитный заряд должен быть кратен некоторой заданной величине, которая в свою очередь определяется фундаментальной величиной электрического заряда. Следовательно, если монополь вдруг заявит о себе, мы по крайней мере знаем, какой величины должен быть магнитный заряд.
Хотя проведенный Дираком анализ выявил место магнитного монополя в физике, из теории Дирака отнюдь не следовало, что магнитные монополи непременно существуют. Почти за полвека на эту тему было написано не так уж много. И вдруг в 1975 г. физики были потрясены сообщением о том, что магнитный монополь обнаружен в космических лучах. Сообщение оказалось ложной тревогой, но послужило стимулом к возрождению интереса к проблеме. Этому немало способствовали новые теоретические идеи, благодаря которым новая концепция монополя оставила далеко позади работу Дирака. По существу теоретики установили, что существование магнитных диполей с той или иной степенью неизбежности вытекает из ТВО.
Монополь Великого объединения (МВО) «придумали» Хоофт и советский физик Александр Поляков. В их теоретических работах было показано, что МВО, если они существуют, должны обладать довольно странными свойствами. Прежде всего масса монополя должна несколько превышать массу, характерную для объединения, т. е. составлять почти 1016 масс протона, иначе говоря, достигать массы амебы. Магнитные монополи не являются точечными частицами. Они должны обладать сложной внутренней структурой луковичного типа, состоящей из силовых зон.
Поскольку о прямом рождении столь массивных частиц не может быть и речи, сторонники концепции магнитного монополя обратились к космологии. А что если МВО образовались вместе с обычным веществом в процессе Большого взрыва и сохранились как реликты до наших дней? Срочно были произведены вычисления, чтобы выяснить, сколько монополей могло сохраниться в таком случае. К великому удивлению теоретиков оказалось, что во Вселенной должно быть очень много МВО. Согласно одной из оценок магнитных монополей должно быть не менее чем атомов. Ясно, что в вычислениях что-то не так. Жесткие пределы распространенности монополей вытекают из величины магнитного поля Галактики. В лучшем случае монополи уступают по численности атомам в 1016 раз.
Теоретики все еще расходятся во мнениях относительно того, что тут делать, и называют эту конфликтную ситуацию проблемой монополя. Внимание физиков привлекли некоторые возможные следствия того, что распространенность магнитных монополей во Вселенной действительно достигает максимальной величины, допускаемой астрономическими наблюдениями. Как показывают оценки, ежегодно до 200 монополей может попадать на каждый квадратный километр поверхности Земли из космического пространства. Если бы удалось зарегистрировать хотя бы один из них, то это явилось бы блестящим подтверждением Великого объединения.
Такая перспектива стимулировала ряд попыток обнаружить космические монополи с помощью витков с током. Все эти эксперименты основаны на одном принципе ? использовании некоторых материалов, обладающих сверхпроводимостью (при охлаждении до очень низких температур сверхпроводники полностью утрачивают электрическое сопротивление). Сверхпроводимость ? по существу квантовый эффект, и одно из важных свойств электрического тока, текущего по сверхпроводящему витку, состоит в том, что магнитное поле этого тока «квантовано», т. е. величина магнитного потока может быть лишь целым кратным некоторой величины. Если через такой виток пролетит магнитный монополь, то величина магнитного потока через виток скачком изменится на несколько квантовых единиц.
14 февраля 1981 г. Блаз Кабрера из Станфордского университета зарегистрировал такой скачок магнитного потока. Наблюдение Кабреры вызвало в некотором роде сенсацию и приветствовалось экспериментаторами как первое убедительное свидетельство обнаружения магнитного монополя из космического пространства. Другие группы поспешили провести свои эксперименты, надеясь подтвердить результат Кабреры, но пока безуспешно.
Между тем теоретики вплотную занялись вопросом о том, что уже удалось бы наблюдать, если бы на Землю из космического пространства посыпались монополи. Одна из отличительных особенностей МВО ? огромная масса, что делает его гигантским хранилищем энергии, в 1018 раз большей, чем выделяется при расщеплении ядра урана в ядерном реакторе. Для энергоснабжения среднего дома вполне хватило бы нескольких десятков монополей в день.
Чтобы выделилась такая энергия, должна произойти аннигиляция монополя и антимонополя, т. е. северного и южного полюсов. Возникновение каждого северного полюса сопровождается появлением южного полюса, поэтому в среднем на поверхность Земли должно попадать одинаковое количество северных и южных полюсов. Поскольку магнитные монополи, погружаясь в обычное вещество, сохраняют свою стабильность, их в принципе можно было бы накапливать, сортируя северные и южные и запасая в своего рода электромагнитных «сосудах». При необходимости, смешав несколько северных полюсов с равным количеством южных полюсов, можно было бы получить поразительное количество энергии. В крупных масштабах подобное устройство могло бы превратиться в бинарное оружие чудовищной силы.
Некоторые геофизики допускают, что нечто подобное может происходить в естественных условиях в недрах Земли. Падающие на Землю монополи замедляются в земной коре, а попав в ядро Земли, накапливаются там. Геомагнитное поле должно отводить северные полюсы к северу, а южные ? к югу, препятствуя их перемешиванию. При обращении геомагнитного поля эти две популяции могут меняться местами, и при миграциях во встречных направлениях происходило бы большое число столкновений северных полюсов с южными, сопровождаемых их аннигиляцией. Высказывалось даже предположение, что этот процесс мог бы в основном объяснить внутреннее тепло Земли.
Поиски распада протона и магнитных монополей отражают угасающие надежды обнаружить хотя бы экспериментально проблески физических явлений, характерных для масштаба объединения. Отказаться от намеченных исследований было бы преждевременно, но многие физики приходят к заключению, что инициатива теперь принадлежит теоретикам. Лишь немногие физики — теоретики считают, что теории великого объединения ? последнее слово науки. Но ведь ТВО преуспели в объединении лишь трех из четырех фундаментальных взаимодействий. Какие новые перспективы могут открыться, если появится единая теория в подлинном смысле слова?
Материалы к программе:
Л. И. Уруцкоев. Опыты начались с попытки промоделировать землетрясение с помощью электросейсмического эффекта. Начались опыты по электровзрыву бетона как чисто прикладная задача, но была использована вся мощь диагностики, которая была наработана десятилетиями в нашем Институте для диагностики в области физики плазмы и ядерной физики. Т.е. мы начали исследовать известный процесс современными методами. И сразу обнаружили некоторые, мягко говоря, «странности». Попытка разобраться заставила изменить схему опыта, и тут все стало еще не понятнее. Появилось какое-то свечение, которое по длительности времени свечения в 50 раз превышало время разряда конденсаторной батареи. По форме это очень напоминало шаровую молнию, по крайней мере, по двум свойствам — шарообразная форма и второе — аномально длительное время жизни, т. е. не очень ясно, откуда берется энергия на излучение. Но, поскольку интенсивность была высокой, то очень просто удалось зарегистрировать оптический спектр в ультрафиолетовой области. И снова полная непонятность, из двух тысяч линий одна тысяча принадлежит Fe, а остальные Ti, Ca, Cu… Фольга использовалась титановая, ее отдали на анализ и, к нашему счастью, оказалось, что она очень чистая — 99,99%. Вопрос — откуда столько Fe? Стали искать источник, убираем все железо из конструкции, а затем и из зала. Не помогло. Наконец, додумались отдать остатки фольги на масс-спектроскопический анализ, вот тогда и было установлено соответствие между оптическим и масс-спектром. Стало ясно — светится то, что через уплотнения вылетает наверх. Конечно, мы не сразу поверили результатам масс-спектроскопии, меняли различные масс-спектрометры, меняли методики, по-моему, перебрали все, что могло давать возможность получить информацию об элементном составе, уж больно парадоксальным казался сам результат. Но, не смотря ни на что, результат повторялся — а к тому времени было проведено порядка 400 опытов. Оставалось одно: смириться с результатом, т. е. смириться с тем, что из атомов Ti каким-то образом получается набор элементов Fe, Ca, Al, и т.д., но при этом исчезает только один из 5 изотопов титана, а именно Ti48.
Я рассуждал следующим образом: пусть, хотя это и невероятно, образуются новые ядра, тогда, как меня учили, ядерные превращения должны сопровождаться ядерным излучением, а т.к. вновь образовавшихся ядер не так уж и мало, примерно1018–19, то и излучение должно быть гигантским. А его нет, g-детекторы молчат, точнее не молчат, а показывают очень незначительное превышение над фоном. В чем дело? Поскольку с 1986 года до 1996 года наша команда работала в Чернобыле, то g-излучение мы научились измерять хорошо, даже сами разрабатывали и выпускали серийно профессиональные гамма-визоры и гамма-спектрометры. Так что столь сильно промахнуться не могли.
Вспомнили о старом «дедовском» методе — ядерных эмульсиях. К счастью, эта группа в нашем Институте чудом осталась «жива» и еще функционировала. Поставили эмульсии и сразу получили результат. Опять не понятный, но результат: т. е. какое-то излучение есть и точно не a, b или g. К тому времени мы уже обратили внимание на некоторые странности с нашими магнитными датчиками, которые происходили на эксперименте. В это же время я встретил своего коллегу Влада Циноева, которому и начал «жаловаться», что на эксперименте происходит непонятно что: ядра трансформируются, «шаровые» молнии летают, магнитные петли сходят с ума… Он первым в шутку и произнес: «А может это магнитный монополь?» Я, признаться, в то время кроме словосочетания, ничего не знал о монополях. Но чем больше из теоретических работ я узнавал о предполагаемых свойствах гипотетических монополей, тем сильнее это ассоциировалось с нашим экспериментом. Так, собственно, и появилась рабочая гипотеза магнитного монополя. Для её проверки мы наложили магнитное поле на установку и сразу заметили, что наши «следы» изменили форму, т. е. из «четочных» они превратились в то, что сильно напоминало «комету». Затем мы опубликовали статью с результатами экспериментов, которая до сих пор вызывает неоднозначную реакцию среди физиков.
Основные аргументы оппонентов касаются ядерных трансмутаций, т. е. проще говоря, алхимии. Т.е. само по себе превращение одного ядра в другое никого не удивляет, это известно со времен открытия радиоактивности и работы в этой области отмечены не одной Нобелевской премией. Что же так раздражает оппонентов? Ну, конечно же, энергия. Откуда в таком малоэнергетичном эксперименте столь заметная трансформация, т. е. за счет каких сил преодолевается кулоновский барьер? К счастью, ситуация оказалась не столь драматической, как представлялось нам в начале пути и как до сих пор представляется большинству ученых. Во-первых, энергия связи «материнских» ядер Ti48 равна энергии связи образующихся во время эксперимента «дочерних» ядер (Na, Si, Al, Fe). (Конечно же, в пределах неизбежной для каждого измерения погрешности.) Так что с законом сохранения энергии все в порядке. Во-вторых, оказывается, что из Ti48 могут образоваться не произвольные элементы, а строго определенный ряд, как следует из расчетов дубнинцев (Ф. М. Пеньков, В. М. Дубовик), химических элементов. Так что основной вопрос, каким образом это происходит? Вот здесь-то и может пригодиться гипотеза о «магнитном монополе». Тем более что результаты опытов с ядерными эмульсиями и пузырьковыми камерами на основе перегретых жидкостей приводят к выводу о том, что мы имеем дело с каким-то излучением. Носители этого излучения явно не обладают электрическим зарядом. А на основании достаточно тонких измерений, проведенных с помощью эффекта Мессбауэра, можно говорить о магнитной природе наблюдаемого излучения. Означает ли, что на основании полученных результатов, можно утверждать, что мы столкнулись с магнитным монополем? Нет, и еще раз нет. Или, по крайней мере, если, в конце концов, элементарный носитель этого излучения и будет называться магнитным зарядом или как-то в этом роде, то теперь можно с уверенностью сказать: то, что мы наблюдаем на эксперименте сильно отличается от того, что предсказано Дираком и другими теоретиками.
На мой взгляд, не так важно как это будет называться, важно какими физическими свойствами обладает «странное» излучение. Поэтому мы по крупицам изучаем именно проявления излучения. Помимо трансмутации ядер одним из очень интересных свойств этого излучения является влияние на вероятность b-распада радиоактивных ядер. Эти эксперименты в самом начале и до окончательных выводов еще далеко. Но на сегодняшний день все выглядит так, как будто сильно меняется вероятность b-распада и он как бы идет менее интенсивно, т. е. «замедляется». Ничего более определенного на сегодняшний день, к сожалению, сказать по этому поводу нельзя. С той же степенью достоверности, что и b-распад, можно сказать, что излучение активно взаимодействует с так называемыми делящимися ядрами. Например, с ураном, но наиболее интенсивно «процесс идет» на ядрах U238, менее «охотно» на U235. Вот, пожалуй, в основном и все черты, которые удалось выяснить на сегодняшний день.
И еще один интересный аспект. Поскольку только через полтора года после начала эксперимента мы сообразили, что столкнулись с новым видом излучения, то я срочно начал биологические исследования. Исследования только идут, но уже ясно, что биологический эффект от взаимодействия «странного» излучения с клеткой есть. Нам повезло, что, по крайней мере, на нашей установке от взаимодействия с излучением клетка не умирает, а просто начинает быстрее делиться. Т.е. излучение работает как биостимулятор. Хотя здесь есть и не очень приятные известия: коллеги из Франции сообщили, что в Италии уже занимались подобными экспериментами с трансмутацией ядер. Результат печален, все 5 ученых умерли в течение 1,5–2-х лет. Работы в Италии в настоящий момент прекращены. Нам повезло больше, а может быть помогает Чернобыльский опыт, мы там работали с 1986 по 1996 годы.
Теперь о монополях, или вернее о том, что теоретики под этим термином подразумевают. Монополи «бывают» разные: голубые, зеленые, красные. Т.е. разных типов или цветов, если угодно.
1. Первый тип — классические магнитные заряды Дирака — Швингера, т. е. такие частицы, у которых есть определенный магнитный заряд. Я не буду вдаваться в тонкости, важно отметить лишь то, что их масса, а, значит, и энергия, необходимая для их рождения, не очень велика и обычно принимается порядка ~1ГэV. Такие энергии вполне достижимы и проводилось множество экспериментов по их обнаружению. Увы, все они закончились безрезультатно. Почему? Ответ прост — либо магнитных зарядов не существует в природе, либо наши представления о магнитных монополях в чем-то очень неверны. Второе предположение мне кажется более вероятным.
2. Второй тип монополей — тяжелые или ТВО-монополи, изобретенные Поляковым и Хоофтом. Они возникают в теориях Великого объединения и должны иметь, исходя из существующих воззрений, гигантскую массу Mmі1015ГэV.Такие энергии могли бы существовать только на раннем этапе развития Вселенной, и поэтому сейчас экспериментальные усилия направлены на поиски так называемых «реликтовых» монополей. И поэтому этот тип монополей к обсуждаемому эксперименту никакого отношения не имеет.
3. Третий тип магнитных монополей, довольно экзотический, был развит в работах итальянского ученого Рэками. Он предположил, что магнитный заряд — это электрический заряд, движущийся со скоростью, большей скорости света V>C, т. е. является тахионом или сверхсветовым объектом. Вопреки устоявшемуся убеждению о том, что существование тахионов противоречит СТО, можно возразить — ничуть не бывало. Если частица рождается сверхсветовой, то никакого противоречия нет. СТО запрещает лишь переход через световой барьер. Но если такие монополи могут существовать, то нас будут интересовать их свойства, т. е. каким образом они могут взаимодействовать с привычным для нас «досветовым» или, как еще говорят, брадионным миром. Если же они не взаимодействуют с нашим миром, то, на мой взгляд, не существует никакого смысла их вводить в физику. Но мне кажется, что этот вопрос более полно может осветить Жорж Лошак.
Хронология работ группы Л. Уруцкоева
1986 год. Чернобыль. Гипотез возникло много — над исследованием причин аварии работало много различных групп. Одну из них возглавлял Леонид Уруцкоев. На разрушенной станции были обнаружены множество странных фактов, противоречащих логике нормального развития событий. Снесенные мощные ворота и невредимая мебель рядом, порванные силовые кабеля и нетронутое отверстие паропровода, еле тлеющий реактор переходит в сверхактивное состояние, непонятно куда исчезнувшее из реактора ядерное топливо…
И еще одна деталь, привлекшая внимание. В районе станции в истории значились редкие сейсмические толчки, небольшие локальные землетрясения. Случались они крайне редко — раз в 150 лет, если судить по записям тех времен. Последний толчок произошел на 20 секунде после начала взрыва реактора. Странное совпадение или нет?
Поставленные в тупик обнаруженными фактами и пытаясь связать их воедино, группа решает попытаться воспроизвести катастрофу — они моделируют землетрясение и исследуют взаимосвязь с электромагнитным излучением. Практически — они взрывают бетон, используя электровзрывы. В бетоне сверлится шурф диаметром пару сантиметров, заполняется водой, вставляются электроды с проволочкой в качестве активного объекта и разряжается мощная конденсаторная батарея (напряжение порядка 5КВ, энергия порядка 22кДж). Проволочка мгновенно испаряется, возникает плазменный канал, ударная волна начинает гулять между стенками, давление резко возрастает и бетон разносится на куски. Странное обстоятельство — КПД преобразования энергии батареи в кинетическую энергию осколков слишком хороший — порядка 35%, чего быть не должно.
Начинается углубленный ряд экспериментов, навешивается масса регистрирующей аппаратуры. Выясняется ряд совершенно нестандартных явлений. Краткое описание установки: торообразная рабочая камера-банка из полиэтилена, в которую наливается дистиллированная вода, там же находится стержень-проводник, к которому припаяна титановая фольга, дальше контакты цепи выходят наружу «банки». Крышка-уплотнитель из полиэтилена. Разряд производится от конденсаторных батарей с электронной коммутацией.
Зарегистрированные явления:
1. После взрыва спектральный анализ воды четко показывает помимо изотопов титана наличие ряда химических элементов, которые ранее отсутствовали — железо, никель, кадмий, цинк, медь и другие. Происходит трансформация химических элементов (трансмутация).
2. Над крышкой возникает кратковременное свечение неизвестной природы. Свечение носит характер шарового плазменного образования (ШПО). В начальный момент (синхронно с началом взрыва) ШПО имеет большой объем, почти накрывающий всю установку. В следующий момент оно резко уменьшается и в этом состоянии проводит относительно долгий промежуток времени. Потом ШПО рассыпается на множество мелких шариков. Общая длительность свечения в несколько раз превышает длительность взрыва.
3. Как ни странно, спектральный анализ ШПО показывает тот же аномальный состав химических элементов, что и у воды.
4. Несмотря на превращение элементов (ядерные реакции), не регистрируется никакой радиации. Однако использование фотоматериалов позволило обнаружить, что имеет место некое излучение. Скорость его распространения — порядка 20–40м/с, что не позволяет отнести его на счет каких-либо известных процессов. Следы, оставляемые на фотоматериалах, показывают высокоэнергетическое воздействие в виде визуально наблюдаемых треков сложной формы. Фотопластинки находились перпендикулярно вектору распространения излучения, однако следы имеют не точечный, а трековый характер, что позволяет предположить о наличии угловой составляющей излучения.
5. Обнаружено, что вода после взрыва (с растворенными металлами) также является источником излучения — длительное экспонирование фотоматериалов показало четкие следы воздействия.
6. Обнаружено, что на излучение оказывает влияние магнитное поле — радикально меняются треки на фотопластинках.

Эксперименты полностью повторяемы, все результаты являются достоверными, всего было проведено порядка 800 экспериментов, в том числе дублирующие эксперименты в Дубне с аналогичными результатами.
Делается предположение о существовании магнитно-заряженных частиц (монополей), которые составляют неизвестное излучение.
Также, согласно гипотезе Уруцкоева, происходящие процессы могли стать причиной того локального землетрясения в Чернобыле спустя 20 секунд после начала взрыва.
Возможная картина происшествий на АЭС следующая. Сходные с экспериментами условия могли образоваться в турбинном зале в случае закорачивания обмоток. Поток монополей, попадая в паропровод, вступает в реакцию с кислородом, который обладает парамагнитными свойствами. Возникающий поток заряженных частиц фактически создает мощное э/м поле, которое могло стать причиной обрыва кабелей и притягивания их к паропроводу. Совокупность технических недостатков АЭС, ошибок персонала, разрушения энергосистемы, сильных полей и неизвестных эффектов, подобно полученным в экспериментах, привели к катастрофе с рядом непонятных факторов.
Параллельно развивались события с продвижением экспериментальных результатов. Работа Л. И. Уруцкоева, В. И. Ликсонова, В. Г. Циноева публикуется в «Журнале радиоэлектроники» № .3 за 2000 год, также в журнале «Прикладная физика» № 4 за 2000 год. В октябре 2000 эксперименты освещаются на научной конференции в Дагомысе, посвященной холодному термоядерному синтезу. Разработка попадает в поле зрения президента РФ и правительства. Они интересуются изобретением и консультируются с ведущими академиками. Правительство Москвы выдает грант на развитие разработки.
В проект «Токамак» вложено порядка 4 миллиардов долларов. Индустрия продолжает развивать традиционную энергетику — нефть, АЭС… На карту поставлены огромные инвестиции, авторитет массы ученых, интересы ТНК и пр. Новая технология, разработанная на основе исследований группы Уруцкоева, по их мнению, является тем, что называют «закрывающей технологией», то есть может привести к резким изменениям во всей отрасли, перевернуть устоявшиеся представления в науке и приоритеты. На группу начинают давить: работы объявляются ненаучными, академики открещиваются от группы, результаты всячески пытаются скомпрометировать.
Появляется ироничная публикация на сайте «Курьер академической науки и высшей школы»: «Решена проблема тысячелетия. Москву будут развивать с помощью философского камня». На телеэкранах в «Программе-М» в гостях у академика Велихова выступает председатель комиссии по борьбе с лженаукой при РАН. Э. Кругляков, который разносит разработку ученых.
В то же время 3 января 2001 года в АиФе N1 (1054) появляется публикация «Открытие, которое изменит мир». Тема также всплывает на канале ТВ-6 25 февраля 2001 в программе Х-Фактор, сообщается, что изобретение запатентовано на одного из высокопоставленных депутатов, который теперь занимается его лоббированием в правительстве. Таким образом, история вышла на поверхность и стала публичной. Налицо сложившееся противостояние между группой и ученым/финансовым миром.

Библиография


Колумен С. Магнитный монополь: 50 лет спустя//УФН. 1984. Т. 144. Вып. 2.
Лошак Ж. Симметрия СПТ в нелинейных спинорных уравнениях. Париж, 1998.
Монополь Дирака/Под ред. Б. М. Болотовского и Ю. Д. Усачева. М.: Мир, 1970.
Наугольных К. А., Рой Н. А. Электрические разряды в воде. М.: Наука, 1971.
Рубаков В. А. Сверхтяжелые магнитные монополи и распад протона//Письма в ЖЭТФ. 1981. Т.33.
Смирнов Б. М. Фрактальный клубок — новое состояние вещества//УФН. 1991. Т. 161. № 8.
Стаханов И. П. О физической природе шаровой молнии. М.: Научный мир, 1996.
Уруцкоев Л. И., Ликсонов В. И. Циноев В. Г. Экспериментальное обнаружение «странного» излучения и трансформации химических элементов//Прикладная физика. 2000. № 4.
Borne T., Loshak G., Stampf H. Nonperturbative quantum field theory. Paris, 1999.
Matsumoto Takaaki. Obsorvation of meshlike traces on nuclear emulsions during cold susion//Fusion tech. 1993. V. 23.
Recami E., Mignani R. Magnetic monopol tahyons in special-relativity theory//Physic’s letters. 1976. V.62.

Приложение


Из статьи Уруцкоева Л. И., Ликсонова В. И. Циноева В. Г. «Экспериментальное обнаружение „странного“ излучения и трансформации химических элементов» (Прикладная физика. 2000. № 4).
В работе описаны эксперименты по исследованию электрического взрыва фольг из особо чистых материалов в воде. Обнаружено появление новых химических элементов, которые детектируются как спектрометрическими измерениями в процессе разряда, так и масс-спектрометрическими анализами осадков, оставшихся после разряда. Зарегистрировано «странное» излучение, которым сопровождается трансформация химических элементов. Высказана гипотеза о наличии магнитного заряда у частиц, составляющих «странное» излучение.
Обсуждение экспериментальных результатов. Гипотеза о магнитно-нуклонном катализе.
Попытаемся выделить основные черты наблюдаемых явлений. По всей видимости, именно симметрия расположения плазменных каналов послужила причиной пространственной привязки возникновения ШПО, что в свою очередь позволило подробно исследовать динамику и оптический спектр возникающего свечения. Из чисто зрительного восприятия напрашивается аналогия между ШПО и шаровой молнией. В физическом явлении под названием «шаровая молния», по крайней мере два аспекта являются камнями преткновения: причина возникновения и невозможность объяснить источник энергии светового излучения. На основании обсуждаемых экспериментальных результатов можно сделать вывод о причине возникновения ШПО. Действительно, из сопоставления результатов по расшифровке оптических спектров с результатами масс-спектрометрии видно качественное совпадение. Это позволяет предположить, что во время процесса часть вещества вылетает из канала через уплотнения. Правда, даже если не пытаться анализировать каким образом плазма проникает сквозь уплотнения, все равно остается два вопроса. Почему вся плазма собирается именно в шар, а не разлетается и почему это происходит так быстро, ведь уже на первом ЭОПном кадре (в ряде «выстрелов») мы видим ШПО?
Можно пытаться объяснить ШПО на основе кластерной модели или модели фрактального клубка, однако мы искали гипотезу, на основании которой можно пытаться объяснить все полученные экспериментальные факты. Такой гипотезой, на наш взгляд, могла бы служить гипотеза образования магнитно-заряженных частиц (магнитных монополей). Попытки объяснить шаровую молнию существованием магнитных монополей уже предпринимались. Для объяснения свойств шаровой молнии в одной из статей за основу был взят эффект Рубакова, предсказанный для сверхтяжелых монополей (так называемых ТВО монополей), существование которых, в свою очередь, предсказано в рамках Теории Великого объединения. В представленных в нашей работе экспериментальных фактах, на наш взгляд нет серьезных аргументов в пользу этих гипотез. Однако предположение о возникновении магнитных монополей в плазменном разряде в воде может послужить одним из возможных объяснений полученных экспериментальных результатов, несмотря на кажущуюся его абсурдность.
Для прямого подтверждения факта рождения магнитных монополей в плазменном разряде был проведен эксперимент, идея которого состояла в том, чтобы использовать железные фольги в качестве ловушки для магнитных монополей. В нашем эксперименте использовались 3 фольги из 57Fe, который отличается идеальной структурой и значительным полем на ядре.
Результаты проведенных измерений показали, что в фольгах, помещенных на N-полюсе, абсолютная величина сверхтонкого магнитного поля увеличилась на 0,24кг. На другой же фольге (S) оно уменьшилось примерно на такую же величину 0,29кГс. Ошибка измерений 0,012кГс. Fe -эталонное: Нп = 330,42кГс Fe — северный — N Нп = 330,66 кГс, N = 0,24кГс Fe — южный — S Нп = 330,13кГс, S = -0,29кГс
Учитывая тот факт, что магнитное поле в 57Fe имеет противоположный знак по отношению к направлению своей намагниченности, можно с уверенностью утверждать, что S- частицы (на N- полюсе магнита) увеличивают отрицательное сверхтонкое поле, а частицы противоположного знака уменьшают его, и это относительное изменение по относительной величине составляет ~0.0008.
Не обнаружено появление квадрупольного сдвига линий, т. е. изменение градиента электрического поля в кристалле не наблюдается. Результаты данного эксперимента являются серьезным аргументом в пользу гипотезы образования магнитных монополей. К сожалению, на основании проведенных измерений нельзя ответить на вопрос: обладают ли магнитные монополи электрическим зарядом.
На основании гипотезы образования магнитных монополей можно высказать предположение о том, что наблюдаемые ШПО являются магнитными кластерами. Можно предположить, что роль иона играет монополь, находящийся в связанном состоянии с ядом атома фольги, а сольватация происходит в следствии взаимодействия магнитного заряда монополя с магнитным моментом атома кислорода. Основные закономерности, экспериментально наблюдаемые при трансформации химических элементов, можно сформулировать следующим образом.
1. Трансформация преимущественно происходит на четно-четном изотопе, что приводит к заметному искажению первоначального изотопного состава.
2. Эксперименты с фольгами из различных химических элементов показали, что они трансформируются в свой характерный спектр, а статистический вес каждого элемента определяется конкретными условиями..
3. Для получающегося в результате трансформации ряда химических элементов, характерной чертой является минимальное значение разности (Есв между энергией связи исходного химического элемента и средней по спектру энергией связи образовавшихся элементов. Разность энергий связи (Есв = Еисх (Епрод (с учетом реальных изотопных соотношений), рассчитанная из масс-спектрометрических измерений для различных опытов, укладывается в диапазон ((Есв) (0,1 Мэв/атом, что, безусловно, определяется погрешностью масс-спектрометрических измерений.
4. Не обнаружено роста разницы энергии связи (Есв в зависимости от степени трансформации исходного химического элемента.
5. Все ядра химических элементов, получившиеся в результате трансформации находятся в основном (не возбужденном) состоянии, т. е. никакой заметной радиоактивности нами обнаружено не было.
Для объяснения трансформации элементов в качестве рабочей гипотезы нами была выдвинута гипотеза магнитно-нуклоного катализа (МНК). Этим термином мы обозначили процесс, который предположительно идет в плазменном канале. Суть МНК состоит в том, что магнитный монополь за счет большой величины своего магнитного заряда может преодолевать кулоновский барьер обладая даже незначительной кинетической энергией и вступать в связанное состояние с ядром атома. МНК должен быть очень похож на мюонный катализ, в котором кулоновский барьер преодолевается за счет большой массы мю-мезона. По-видимому, магнитный монополь является стабильной частицей, а значит МНК должен быть более эффективен. В ходе экспериментов было установлено, что трансформация, а, следовательно, и МНК происходят только в плазменном канале.
Из рецензии члена-корреспондента РАН. С. Герштейна на работу Уруцкоева Л. И., Ликсонова В. И., Циноева В. Г. «Наблюдение трансформации химических элементов в разряде».
Взрыв проволочек или фольг при электрическом разряде через них высокой мощности безусловно представляет интересное явление в силу концентрации в этом процессе большой плотности энергии, выделяемой в маленьком объеме за короткое время. Это обстоятельство хорошо известно и давно используется в технических устройствах.
Однако, претензии авторов на открытие принципиально новых явлений в проводимых ими экспериментах совершенно безосновательны и свидетельствуют лишь о неприемлемой для подобных заключений постановке экспериментов и их анализе.
1. Вопрос о возможной трансмутации элементов.
Авторы не приводят данных о количестве (абсолютной величине) «наработанных» новых изотопов. Нет данных о возможной примеси других элементов в полиэтиленовых конструкциях и местах сварки электродов. Отсутствуют необходимые для любой экспериментальной работы данные об ошибках экспериментов (систематических и статистических). В частности, не приводятся характеристики разрешающей силы использованных спектрометров и их возможностей отличать ионы Ti от их химических соединений (например, с водородом).
В принципе, единичные акты трансмутаций в рассматриваемых опытах могли бы происходить за счет примесей (~10–4) дейтерия в воде или титановой фольге (которая могла бы содержать и тритий). Поскольку в реакциях dd и dt, идущих с некоторой малой вероятностью благодаря туннельным переходам уже при энергиях около 10 кэВ образуются нейтроны, они могли бы быть источниками буквально единичных актов трансмутации близких изотопов. Однако, ни о какой макроскопической трансмутации в результате «холодного» синтеза речи не может и быть. Тем более что указанная возможность отвергается и самими авторами, не обнаружившими в экспериментах нейтронов соответствующих энергий.
Судя по гистограммам, приведенными авторами, «обнаруженное» ими отличие в распределении изотопов титана от их природного содержания лежит в пределах ошибок опыта, величину которых (как и весовое количество «наработанных» изотопов) авторы не приводят.
Теперь о наличии посторонных элементов в фрагментах проб, взятых из взрывной камеры. Как указано в статье, помимо титана и железа (которые могли появиться из материалов электродов) в наибольшем количестве присутствуют элементы: алюминий, кальций и особенно кремний. Этому факту можно дать простое объяснение. Поскольку светящееся шаровое образование возникает вне взрывной камеры (над диэлектрической крышкой) и в нем присутствуют спектральные линии материала взрываемой фольги (титана), авторы делают естественное предположение о том, что часть материала фольги проникает наружу через существующие в установке уплотнения. При этом авторы утверждают, что внутрь взрывной камеры извне ничего не может попасть ввиду того, что в момент «выстрела» давление в камере превышает наружное. Однако, это обстоятельство не исключает возможность проникновения в камеру посторонних примесей из окружающего воздуха после взрыва и остывания камеры, где при наличии полупрозрачных уплотнений могло создаться наоборот — пониженнное давление. То, что одной из прикладных задач, над которой работали авторы, было именно дробление бетона и в окружающем воздухе могли содержаться аэрозоли от дробления бетона в предыдущих «выстрелах» или образующиеся в момент «выстрела», может объяснить появление в пробах относительно большого количества Al и Si (превышающего все остальные примеси). Простейшие контрольные опыты могли бы это выяснить. Однако, авторы не удосужились их провести.
2. Вопрос о возможном рождении монополей и катализе ядерных превращений
Поиски магнитных зарядов — монополей — неоднократно проводились в окружающей среде и на ускорителях высокой энергии с использованием самых совершенных методик. В частности, такие эксперименты проводились сотрудниками Курчатовского института на Серпуховском ускорителе. Концентрация энергии при столкновении протонов с энергией 70 ГэВ с ядрами мишени в этих опытах более чем на 20 порядков превышает концентрацию энергии в опытах по взрыву фольг. Тем не менее в ускорительных экспериментах, использующих совершенную методику, никаких следов монополей не обнаружено. Не дали результатов и тщательные поиски монополей в окружающей среде. Все это согласуется с современными теоретическими представлениями о том, что масса монополей (если они существуют) должна быть на 15–16 порядков больше массы протонов. В рецензируемых опытах изменение эффективного магнитного поля в ферромагнитных фольгах (вызывающее изменение сверхтонкой структуры атомов 57Fe) связывалось авторами с тем, что в ферромагнитных образцах задерживается большое количество магнитных монополей разных знаков. Сам эффект не превышал двойной ошибки измерений, декларируемой авторами (что недостаточно для определенных выводов). Авторы не приводят данных о таких элементарных проверках, как изменение знака эффекта при переполюсовке магнита, изменении величины эффекта по мере накопления «монополей» в результате нескольких разрядов, возможности выхода «монополей» из ферромагнитных фольг в результате их нагревания выше точки Кюри и т.д.
В силу сказанного выводы авторов по столь фундаментальному вопросу нельзя принять всерьез.
3. Вопрос о моделировании шаровой молнии.
Светящиеся шары, возникающие при электрическом разряде, наблюдались еще Н. Тесла в конце XIX века. Возникают они иногда при импульсных разрядах и коротких замыканиях, сопровождающихся испарением металлических электродов. Такую систему представляют как клубок металлических нитевидных аэрозолей, остывающих за времена порядка секунды (а не за 5 мс — как это наблюдалось в рецензируемой работе). Таким образом, возникновение длительно светящихся шаров при мощных импульсных разрядах не является новостью. Такие явления воспроизводят в лабораторных опытах с целью понять природу шаровой молнии.
Согласно одной из наиболее популярных моделей шаровой молнии, ее основу составляют аэрогели — макроскопические кластеры, представляющие каркас из твердых, жестко связанных между собой частиц, с многочисленными порами, заполненными жидкостью или газом (определяющими основной объем кластера). Особенностью аэрогеля является его термическая устойчивость вплоть до температур, превышающих 1000К, а источником свечения могут служить медленно протекающие химические реакции. Наибольшее распространение получили аэрогели из двуокиси кремния SiO2 (силикагель) и окисла алюминия Al2O3 (алюмагель). Тот факт, что в помещении, где производились эксперименты, могла присутствовать бетонная пыль, а прорывающаяся при взрыве через уплотнения в камере плазма могла способствовать образованию аэрогелей, возможно объясняет появление «долгоживущего» светящегося шара, наблюдаемого в опытах.

Заключение
1. Выводы авторов относительно появления магнитных монополей и трансмутации химических элементов при взрыве фольг совершенно не обоснованы и являются результатом некачественных экспериментов и скороспелых заключений. Эти выводы противоречат не только фундаментальным теоретическим положениям, но и твердо установленным экспериментальным фактам.
2. Наблюдение сравнительно «долгоживущих» светящихся шаров при мощных электрических разрядах давно известно. Не исключено, что опыты по взрывам фольг (в условиях образования аэрогелей) возможно использовать для моделирования в лабораторных условиях шаровой молнии. Однако, для этого необходим качественно другой уровень в постановке и анализе экспериментов, нежели тот, который обнаруживается у авторов.
Из справки комиссии Ученого Совета РНЦ «Курчатовский Институт» по материалам публикации Уруцкоева Л. И., Ликсонова В. И., Циноева В. Г. «Экспериментальное обнаружение „странного“ излучения и трансформации химических элементов».
Прежде всего, члены комиссии отмечают, что если бы выводы авторов работы не стали предметом ажиотажа в прессе и озабоченности в некоторых официальных структурах, все это было бы лишь предметом научного рецензирования, но не работы специальной комиссии. Действительно, по своей тематической направленности данная работа не является оригинальной и полностью по стилю и содержанию вписывается в направление физико-химических исследований, известное под названием «холодный ядерный синтез» (ХЯС), возникшее ещё в конце 80-х годов после публикации результатов работ Флейшмана и Понса. Тогда новые экспериментальные данные интерпретировались как реакции синтеза ядер в нестационарных условиях, таких как электролиз, механические деформации, термодиффузия под давлением и др. Указанные процессы характеризуются крайне малой удельной энергией, заведомо недостаточной для преодоления кулоновского барьера реакций синтеза. Большинство публикаций носило иллюстративный и противоречивый характер без глубокого анализа методических характеристик проводимых исследований и поэтому было скептически воспринято в традиционных научных центрах. Более того, последовавшие в скором времени специальные методически обоснованные измерения нейтронной и гамма активностей, которые должны обязательно сопровождать реакции синтеза, с запасом в 5–6 порядков (против результатов Флейшмана) не обнаружили никакого излучения. Тем не менее, последователи направления ХЯС продолжают публиковать новые результаты и проводить в России и других странах ежегодные международные конференции. Просматривая материалы конференций, можно заметить смещение акцентов публикаций от холодного синтеза ядер в сторону холодной трансмутации ядер. Появились также различные модели объяснения «наблюдаемых» явлений. Утверждение о наблюдении трансмутации ядер и является основным в выводах авторов, рассматриваемой работы. Для объяснения трансформации ядер предлагается гипотеза магнитно-нуклонного катализа посредством частиц с магнитным зарядом.
/…/
На основании вышеизложенного члены комиссии считают, что выводы авторов о наблюдении трансформации химических элементов, экспериментально не доказаны с необходимой достоверностью.
Рекомендуем Мечтаешь о красивой беззаботной старости - собирай лом латуни и меди, splavmed.ru поможет накопить на пенсию и сменить алюминиевую посуду на приборы из нержавеющей стали.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X