загрузка...

Поток времени

  • 15.06.2010 / Просмотров: 11337
    //Тэги: время   Гордон  

    Время – понятие фундаментальное, но так ли оно неизменно и однородно? Что такое «реликтовое излучение»? Является ли «реликтовая физика» той «новой физикой, которая необходима для понимания сознания»? В чем причина существования двух механик: классической и квантовой? Едины ли физические законы для макро и микромира? Меняется ли течение времени при эволюции Вселенной?В программе участвуют: кандидат технических наук, Академик РАЕН, доцент кафедры радиационной физики, биофизики и экологии МИФИ, руководитель лаборатории-кафедры физики реликтового излучения в Институте изучения феномена времени при МГУ Игорь Михайлович Дмитриевский и профессор, доктор физико-математических наук, зав. кафедрой физики МГУ печати, академик-секретарь отделения физики РАЕН Владимир Васильевич Горбачев.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Расшифровка передачи


Александр Гордон. Первый вопрос, который необходимо задать, для того чтобы попытаться, наверное, объяснить основное фундаментальное понятие, без которого сегодняшний разговор будет невозможен. Кроме того, меня всегда интересовал этот вопрос, и кому я ни задаю его — получаю ответ, к концу которого я знаю о предмете меньше, чем, как мне казалось, знал до того, как человек начал отвечать. И тем не менее. Что такое время?
Игорь Дмитриевский. Августин Блаженный примерно также выразился много лет назад: когда меня не спрашивают, что такое время — я знаю, что такое время. Как только начинают спрашивать, — ничего не понимаю. И это действительно очень непростой вопрос. Проблема времени — одна из актуальных точек роста в науке, в которой очень многие вещи остаются совершенно непонятны.
Конечно, время не сводится только к часам, а имеет какую-то физическую основу. Одним из первых об этом заявил наш соотечественник Николай Александрович Козырев — человек совершенно уникальный по таланту. Мы его и сейчас, может быть, не воспринимаем полностью, как он того заслуживает. Он говорил о физических свойствах времени, о носителе. Он поднял вопрос о том, что, скажем, время, также как и масса, может переходить в энергию. У него разработаны вещи, которые встречают разное отношение, но направление, связанное с его работами, я считаю одним из перспективных в познании времени — проблемы, которой на сегодняшний день мы меньше всего владеем. С этим надо согласиться. Несмотря на то, что время — одно из фундаментальных сущностных понятий в физике — только как бы параметрически входит в физику. А причины, закономерности времени, носители времени — эти вопросы совершенно не раскрыты на сегодняшний день. Может, сегодня мы попытаемся на этот счет что-то прояснить, и к концу передачи...
Владимир Горбачев. Вам станет более непонятно.
Игорь Дмитриевский. Надеюсь, что наоборот. Бываютже исключения.
Владимир Горбачев. Да, ситуация тут очень непростая. Потому что с одной стороны, в физике как в естественной науке не обойтись без таких параметрических представлений как длительность, начало процесса, его конец. Но тем не менее физика в этом отношении даже, может быть, некоторых разочаровывает, она занимается многими проблемами, которые объяснить пока не может. Скажем, механизм сил тяготения. Ньютон могсебе позволить сказать: я открыл эти силы, описал количественно, но что это такое — не знаю. Время относится к таким же проблемам. Скорее, например, можно было бы задать себе и другим уточняющие вопросы, чем просто ответить на этот, как вы сами изволили заметить, простенький вопрос.
Например, хорошо известно, что пространство и время как-то связаны друг с другом. Начиная с классических работ Эйнштейна становится ясно, что при определенных условиях пространство и время надо рассматривать вместе. Физика Ньютона основана на представлениях отдельно взятого пространства и времени — как параметре. Но используя эти четырехпараметрные представления (три пространственные координаты и одна временная), мы все равно не можем раскрыть сущность времени. И это не случайно. Эта проблема еще долго будет неясна. Например, такой же простенький вопрос. Почему пространственных координат три, а временная — одна? Или вопрос, например, стрелы времени, направленности его хода. Скажем, в физике не было ответа на этот вопрос, хотя другие, не менее важные описательные науки — геология, география, история и особенно биология делают это: например, ботаника правильно описывает, как из семени вырастает росток.
Основа физической модели движения — представление о материальной точке. Обратимость времени у Ньютона заключалась как раз в том, что одно и то же уравнение описывает движение этой материальной точки налево — из настоящего в прошлое, или направо — в будущее, так как параметр времени входит в уравнение движения в квадрате. Следовательно, обратимость времени вытекает из самих уравнений Ньютона. Если же снять процесс роста стебля из семени на кинопленку и прокрутить в обратном направлении, легко понять, что это неестественный процесс. А физика — точная и очень неплохая наука — не могла ответить на него. С другой стороны, например, известный авиаконструктор Людвиг Бартини разрабатывал теорию о шести координатах: трех пространственных и трех временных, правда, она не получила особенного распространения. Занимался этим вопросом и Румер. Но, как бы ни хотелось, может быть, нашим слушателям услышать из наших уст определение времени, мы этого сделать, к сожалению, не сможем.
Александр Гордон. Тогда наводящий вопрос, который (я это уже заранее знаю) подразумевает отрицательный ответ. Время — это материя?
Владимир Горбачев. Понимаете, как к этому относиться. К сожалению, в физике очень много абстрактных моделей. Время и пространство как раз относятся ктаким, может быть, даже математическим конструкциям.
Александр Гордон. Но у нас же есть интуитивное знание о времени и пространстве.
Владимир Горбачев. Конечно. Время ведь тоже разное и течет по-разному. Есть длительность процесса, поток времени, стрела времени, направленный ход. Как-то так получилось, что в молодости, когда в Ленинграде я участвовал в создании первого атомохода «Ленин», однажды я шел по Сенной площади, где располагалось тогда Всесоюзное географическое общество и увидел объявление: там в это время как раз шел доклад Козырева. Я очень заинтересовался, но скажу честно — мало что понял о времени, то есть фактически о вещах, которые мы сейчас обсуждаем. И только когда стал заниматься концепцией современного естествознания, написав с десяток книг, стал глубже разбираться в этих проблемах. Но я остался сторонником Козырева.
На мой взгляд, время имеет активное материальное начало. Ньютон считал, что пространство и время — как бы декорация, сцена, на которой разворачиваются события. Мы сейчас здесь сидим с вами, затем уйдем, а декорации останутся. Значит, пространство и время оказываются вне физического процесса. А на самом деле все обстоит совершенно не так, и в современном естествознании это уже доказано. Например, тот же Пригожий говорит о внутреннем времени, втором времени, нелокальном, которое протекает внутри человека. У меня в книге есть такая глава — «Пространство и время в живом организме». Время имеет активное начало, оно участвует в процессе изменения живой системы. Козырев вообще впрямую говорит, что из времени получается энергия. И доказывает это. Поэтомуябы на ваш вопрос не ответил отрицательно.
Игорь Дмитриевский. Я два слова добавлю.
Александр Гордон. Да, пожалуйста.
Игорь Дмитриевский. Я тоже отвечаю не отрицательно. Больше того, я считаю, что время имеет физические свойства и материально. В Москве, в МГУ уже много лет действует семинар по изучению феномена времени, которым руководит Левич, доктор биологических наук, сотрудник университета. И один из вопросов, который решается на семинаре, как раз этот: время — феномен (то есть природное явление) или ноумен (то есть то, что мы придумали на основе наших знаний и представлений). Участники семинара пытаются решить этот вопрос с разных сторон.
Александр Гордон. Если по Козыреву время является породителем энергии, то каким образом он мыслил себе этот процесс? Что должно произойти со временем, чтобы родилась энергия? И есть ли какие-то прямые или косвенные тому доказательства?
Владимир Горбачев. Вопрос тоже, конечно, непростой. И к нему, я имею в виду Козырева, в какой-то мере предъявлялись претензии. Как это доказать? Направленный ход времени по Козыреву — это отношение изменения координаты со временем. Он провел серию гравитационных измерений на севере и показал, что из направленного хода времени можно получить энергию. Все это описано в его трудах по причинной механике.
Сейчас появилась очень хорошая книга Шредера «Шесть дней творения и Большой взрыв», где обсуждается проблема времени и происхождения Вселенной (втом числе, кстати, и реликтового излучения в какой-то мере), с одной стороны с позиции того, что это как бы сделал Бог, и с другой — как это происходило в соответствии с нашими космологическими теориями. В книге шла речь о том, что гравитация тоже влияет на время. Козырев, проводя свои эксперименты в высоких широтах на севере и измеряя гравиметрические постоянные, показал, что они действительно оказались разными в зависимости от тех поправок, которые связаны с вращением Земли и т.д. То есть какие-то эксперименты, доказывающие, что время имеет активное начало и что из вращения Земли в одну сторону, в конце концов, возникает некая энергия. Это, кстати, нета энергия полей вращения, торсионных полей, о которых говорят Шипов и Акимов. И Козырев именно о связи энергии и времени говорит своими экспериментами и моделями. Конечно, не надо понимать, какбы нам ни хотелось, достаточно прямолинейно и просто, что из времени рождается энергия. Но тем не менее определенная связь, безусловно, здесь есть.
Игорь Дмитриевский. Можно вклиниться в ваш разговор?
Александр Гордон. Да, конечно, только в наш разговор.
Игорь Дмитриевский. Вот в связи с этим вопросом, как превращается время в энергию, у Козырева было одно конкретное исследование. Он очень много времени посвятил решению проблемы источника энергии звезд. Откуда берется энергия звезды и так далее. А в то время уже существовала достаточно хорошо отработанная теория относительно термоядерных реакций на Солнце ли, на звездах, внутри земли (источник энергии землетрясений, скажем). И вот Козырев был неудовлетворен этим, вообще говоря, общим мнением, и отстаивал свою точку зрения. Он считал, что не термоядерные реакции, а поток времени является источником энергии звезд. Я думаю, только полемика, ожесточенная, непримиримая полемика между «термоядерщиками» и плывущим против течения Козыревым помешала ему и его оппонентам взглянуть на спорный вопрос взвешенно и объективно и понять, что обе точки зрения могут не противоречить, а дополнять друг друга. Позже мы подробней и конкретней покажем, почему мы пришли к такому заключению. Сейчас лишь кратко упомянем, как исследуя бета-распад ядер (и другие слабые взаимодействия, к которым относятся и реакции синтеза водорода) мы установили, что он не спонтанный (беспричинный), а вызывается поглощением соответствующей компоненты реликтового излучения.
Сточки зрения этого нового понимания фундаментальных взаимодействий и важной роли в них реликтового излучения можно сказать, что поток времени по Козыреву равносилен потоку реликтового излучения, который является первым звеном в реакции синтеза водорода. Тогда правы обе спорящие стороны. И термоядерщики правы, потому что основная энергия связана с термоядерной реакцией. И Козырев прав, поскольку сами эти реакции возникают за счет взаимодействия с реликтовым излучением, которое, по его терминологии, есть поток времени. Становится понятней мысль Козырева о превращении времени в энергию. Это действительно новый взгляд на вещи. Но не будем бежать впереди паровоза..
Александр Гордон. Да, давайте мы подробнее остановимся на этом чуть позже, а пока у меня еще один вопрос. В анонсах и материалах, которые я читал, вы называете свою теорию, возникающую, если оценивать реликтовое излучение как переносчик времени, физикой реликта. В какой-то мере она входит в противоречие или является альтернативой квантовой механики. В материалах меня поразило высказывание ряда виднейших ученых о том, что квантовая механика непонятна. И непонятна для физиков. Насколько, скажем так, квантовая механика выходит за границы традиционной физики? Что в ней непонятно? На что наталкиваются великиефизические умы?
Владимир Горбачев. Идея здесь, скорее, упирается в некие физические модели. В том числе в модель, которая действует в микромире. С чего все началось? Были какие-то эксперименты, которые не могли быть объяснены классической механикой. Это, кстати, вовсе не означает, что классическая механика плохая, что она не работает, просто должны быть какие-то рамки, условия, в которых она работает. Но возникла необходимость описания того же движения в микромире — скажем, электрона как уже квантовой частицы. И нужно было создать некий иной аппарат. Была создана волновая механика, которая, в конце концов, и вылилась в квантовую механику. Но здесь возникла очень любопытная ситуация. Пришлось применять совершенно необычные методы и построения, которые могли объяснить экспериментальные факты: квант действия, планковские величины, их дискретность и так далее.
Александр Гордон. Ряд допущений...
Владимир Горбачев. Да не допущения это были на самом деле, они, если хотите, как бы повторяли исторический путь того же Ньютона. Уравнение Ньютона, описание движения на его основе — это в принципе те же постулаты. И уравнение Шредингера — тоже постулат. Все мы изучали марксизм-ленинизм и материализм и знаем, что критерий истины есть практика. То, что, скажем, описывает на практике движение обычных тел у Ньютона, в микромире оказалось уравнением Шредингера, хорошо описывающим движение квантовых частиц.
Есть масса проблем, которые здесь даже и не имеет смысла обсуждать, например, очень существенен вероятностный подход. Или дискретность, а с другой стороны — вероятность. Мы не можем нарисовать для микромира такую же траекторию, как в обычной классической механике. И это совершенно необычное представление, совершенно необычный математический аппарат, который у многих людей вызвал просто и отторжение, и непонимание. В каком-то смысле это студенческая притча: сначала просто не понимаем, а потом привыкаем. Действительно, для описания микромира нужен не только свой математический аппарат, но и свой понятийный язык.
В своей «Концепции современного естествознания» я, например, рассматриваю связь физики и восточного мистицизма. Казалось бы, совершенно далекие друг от друга вещи. Аналогичные проблемы рассматривает в своей «Дао физики» Капра, на которую, кстати, некоторые обрушиваются с критикой. А мне она очень нравится. Я был недавно в Китае, и там отнеслись с большим пониманием и интересом к этим проблемам. А смысл такой: написать уравнение можно, а вот вербально выразить ощущение и опыт наблюдения получается невозможно. Кстати, в восточном мистицизме совершенно другая цель познания и передачи этого знания. Там и не пытаются передатьсвое знание вербально. Они рефлектируют познание для себя. И не хотят переделывать этот мир, а стремятся вписать себя в него. Без передачи другому этого ощущения.
Хорошо известна на Востоке роль гуру. Он сидит, как вы сейчас, и, между прочим, молчит. Если у насесть какое-то ментальное понимание, то, значит, между нами есть интеллектуальное взаимопонимание, мы правильно оцениваем ситуацию и в какой-то мере одинаково ее понимаем. А квантовая механика получается как бы оторванной из-за своего аппарата, может быть, из-за своей ментальности и ощущений, от нашего макроскопического мира. Но это вовсе не означает, что она неправа.
Хотел бы в двух словах немного коснуться другого вопроса. Синергетика сейчас в какой-то мере позволяет относиться и к макромиру, и к тому же квантовому миру, как к самоорганизующимся системам. Между прочим, в такие представления очень хорошо вписываются и слабые взаимодействия. Сейчас наступил момент, в том числе и в нашей физике, когда нужно разработать общий, какой-то единый аппарат, и математический, и понятийный, и на основе этого, может быть, объединить и описать сложные системы материального мира.
Игорь Дмитриевский. Я хочу вклиниться в нашу дискуссию с такой точки зрения. Известно, что квантовой механике сто лет. Она доказала свою жизнеспособность. Она получила такие результаты, которые впечатляют и выделяют физику даже среди других наук по производной в познании.
Владимир Горбачев. Методологически даже.
Игорь Дмитриевский. Может, и методологически тоже. Но сами основоположники квантовой механики, Фейнман, например, постоянно подчеркивали и говорили о том, что понять квантовую механику нельзя. Не задавайте вопросы, почему это так, иначе забредете в тупик — ответов на эти вопросы она не дает. И поэтому был очень большой длительный спор между Бором и Эйнштейном по поводу того, полна или не полна квантовая механика. Неполную систему понять невозможно. То есть если есть какие-то скрытые параметры. И такую гипотезу предложил Эйнштейн. Несмотря на то, что сейчас многие, скажем, меня поймают на этом и скажут, что теория скрытых параметров уже приказала долго жить, я с этим не соглашусь. Это слишком поспешное утверждение, даже с учетом той работы, которую написал Белл в свое время, определив соответствующее неравенство. Исходя из того, что есть логика, есть законы, он рассчитал для этой системы, какое будет соотношение между частицами с разными проекциями спина и получил такого рода неравенства. Они не совпали с экспериментом. В то время как квантовые корреляции, исходя из квантовой механики, приводили к совпадению с экспериментом. Но это вовсе не означает, что не может быть исправлена полуклассическая модель, которая заложена в неравенства Белла, потому что система неполна. И тогда у вас может получиться другой результат.
В физике часто встречаются такие вещи, когда, казалось бы, все правильно, все верно, а потом оказывается что нет. Яркий пример тому — Птолемей. Он, скажем, разработал свою геоцентрическую систему, она хорошо совпадала с экспериментом. И сейчас некоторые считают по Птолемею, несмотря на то, что все понимают, что Коперниковская система, конечно, в большей степени соответствует природе. Но можем ли мы сейчас говорить о том, что эта новая система есть уже абсолютная истина. Нет. Мы все работаем в физике с относительными истинами. И этого никогда не надо забывать.
Владимир Горбачев. И бояться. Потому что это и есть развитие, логика науки.
Игорь Дмитриевский. Да, конечно. Во времена Птолемея не сомневались в его картине мира. Очевидно же, вышел во двор, и все крутится вокруг земли. И они полагали, что это безусловно абсолютная истина. И были основания к тому. Отсюда вывод: поскольку мы не обладаем и не будем обладать абсолютной истиной, то другого пути у науки нет, как только работать с альтернативными истинами. Всякий уход от альтернативного подхода, скажем, административное обрезание какой-то альтернативы, не обогащает, а обедняет. С этим мы уже встречались: дарвинизм, например, у нас насаждался как Маяковский в поэзии.. А ламаркизм обрезался. Ни к чему хорошему это не привело. В результате мы отстали в генетике, которую начинали в нашей стране. Всякая развивающаяся наука не может быть безальтернативной. Как только вы монополизируете что-то — движение останавливается. Поэтому для квантовой механики тоже должна быть альтернатива. И в свое время, возвращаясь к спору Бора и Эйнштейна, они предоставляли такую альтернативу всем физикам. И до сих пор отголоски этого спора — в самых лучших достижениях современной физики.
Телезритель. Алло!
Александр Гордон. Одну секунду. Поскольку мы вплотную подошли кальтернати-ве квантовой механики, то, я думаю, после того, как мы ответим на этот вопрос, можно перейти к определению понятия, которое уже несколько раз встречалось в этой программе, а именно — реликтовое излучение. И после того, как мы определим, что же такое реликтовое излучение, откуда оно берется, я думаю, что будет время рассказать, собственно, о том, как на основе изучения реликтового излучения возможно создание альтернативы квантовой механики. А пока вопрос от аудитории.
Т. Согласно специальной теории относительности временная и пространственная координаты равнозначны. Почему бы не получать энергию из пространства? Это первый вопрос. И второй. Все время как-то упоминаются какие-то прошлые понятия — Ньютон и так далее. Почему бы сразу не начать изучать физику с амплитуды вероятностей, а потом переходить к понятиям, более понятным людям?..
Игорь Дмитриевский. Знаете, так плохо слышно... Можно повторить?
Александр Гордон. Хорошо. Итак, поскольку специальная теория относительности утверждает, что пространственно-временная координата — одно и то же, почему бы не предположить, что раз время способно порождать энергию, то и пространство способно ее порождать. Это первый вопрос. И второй: почему мы так привязаны к классической механике и почему начинаем изучение физики и любой разговор о физике именно с Ньютона, хотя можно было бы начать опять с теории относительности и идти в обратном порядке.
Игорь Дмитриевский. Вопросы такие редко поднимаются. Но Вы не одинокки. Дубнинский физик-теоретик В.С.Барашенков опубликовал в свое время статью о Козыреве и его гипотезе под прекрасным названием «Можно ли топить печь осями координат?» Имелись в виду пространственные и временная координаты. Если говорить коротко, то энергия может возникнуть и из пространства, но давайте сначала идти по камушкам, как говорил апостол Петр. Пока еще мы не доказали вовсе, что энергия возникает из времени. Чуть позже мы ответим на вопрос. ...Что касается изучения физики, то сходное с Вашим предложение я слышал от акад. Г.И.Будкера, когда студентом слушал его лекции по теории относительности. Он говорил, что в будущем с идеями теории относительности и квантовой механики будутзнако-мить в детском саду, когда ум ребенка свободен от классического консерватизма. Это поможет преодолеть барьер непонимания этих теорий. Слава Богу, так не случилось. Если взрослые могут смириться с упомянутым непониманием, то дети — никогда. Не соблюдая взрослых приличий и условностей, они крикнут как в «Голом короле»: «А король-то голый». Природному разуму человека понятна и близка именно классика. И надо думать, что развитие квантовой механики и теории относительности приведет их скорей всего к классически понятным схемам.
При изучении физики полезно интересоваться историей физики, это без всякого сомнения. Потому что история дает массу примеров ошибочных взглядов. И учиться на ошибках — это один из лучших способов идти вперед.
Александр Гордон. А потом тот же Ньютон говорил, что мы дальше видим, потому что стоим на плечах гигантов. Поэтому всякий раз упускать из виду того же Ньютона, на плечах которого стоит в конечном итоге и квантовая механика, которой не было бы без обычной механики, нельзя.
Владимир Горбачев. Я прокомментирую. Дело в том, что нельзя говорить, что пространственные координаты и время, временная координата, равнозначны. Они соразмерны, если так можно сказать. То есть с изменением пространственных координат, с возникновением того же вещества в пространстве... И поэтому действительно пространство, может, и порождает это вещество. А раз оно порождает вещество и излучения, значит, в конечном итоге оно может порождать энергию, что на самом деле, наверное, и происходит. Но когда говорят о пространстве и времени, они изменяются совместно. В чем, кстати, один из нюансов, и главных может быть. Один из основных выводов теории относительности — изменение пространства, его искривление влечет за собой и изменение времени. Вото чем идет речь. Раньше рассматривались модели геометризации пространства, геометро-механики, и все казалось ясно. А время как бы оставалось в стороне. Это тот старый взгляд Ньютона, о котором я уже говорил.
Теперь, почему нельзя начинать изучение физики с квантовой механики? А жизнь не позволит. Тогда не нужно было описывать движение микромира в такой степени, как мы это делаем сейчас. Достаточно было механики классической, которая, кстати, породила рациональный подход. И вы, я думаю, прекрасно знаете, что это очень широко использовалось не только в физике. Талейран, например, возил с собой механику Даламбера, считая, что на ее основе можно убедить дипломатических коллег в своей правоте. И это прекрасно работало. Но потом, когда возникли проблемы, связанные с микромиром, получилось, что кувалдой классической механики в микромире невозможно работать. Жизнь подвела к необходимости введения квантовой механики. И надо сказать, что та же квантовая механика, которая кажется довольно сложной и непонятной, дает прекрасные результаты. Вспомним хотя бы работы нашего нынешнего лауреата Нобелевской премии Жореса Алферова по гетеропереходам, те же многочисленные лазеры. Все это и есть микромир.
Нужно оставить Богу Богово, кесарю кесарево. А классическая механика в макромире прекрасно работает. Те же ракеты, которые мы запускаем, они же на основе классической механики построены. Потому что скорости другие. Понадобятся нам, скажем, фотонные ракеты, тогда эти эффекты надо будет объяснять на языке релятивистской механики. Это тоже нужно представлять и учитывать.
Александр Гордон. У нас еще один вопрос есть, мне подсказывают.
Телезритель. Алло, скажите, пожалуйста, не будет ли более корректным рассматривать не то, что время порождает энергию, а рассматривать это событие через соотношение неопределенности в квантовой механике, поскольку энергия и время являются комплексом, сопряженными величинами в этом соотношении.
Игорь Дмитриевский. Понятно, да. Если вас устраивает, то, конечно, можно это рассматривать с помощью соотношения неопределенности, которое пишется не только для импульса и координаты, но и для энергии и времени. И очень многие вопросы в квантовой механике так и решаются. Скажем, подбарьерное прохождение. Но если интересоваться глубиной вопроса, который отсутствует в квантовой механике, квантовая механика на это не претендует, тогда надо влезать в скрытый смысл, как это делает Козырев. И это не отменяет ни принципа неопределенности, ни других принципов. Наоборот, подобно тому как это было в термодинамике в свое время. Термодинамика строилась на постулатах, а потом появилась молекулярная кинетическая теория, которая объяснила эти постулаты. Они возникали из нее как следствие.
Александр Гордон. У нас пришло время перейти к вопросу, чтоже такое реликтовое излучение и что дает его изучение в качестве альтернативы квантовой механике.
Игорь Дмитриевский.Хорошо. Дело в том, что во всех физических теориях так или иначе присутствует понятие эфира. По этому поводу была очень долгая дискуссия. Чтобы распространялись волны, нужна среда. И связывали эту среду с таким гипотетическим понятием, как эфир. Потом делались эксперименты Макельсоном, Мозли и другими, которые искали эфир, эфирный ветер и не находили его. Тогда отказались от этого понятия и стали строить физику без эфира. Но эфир, который был изгнан за дверь, влезал в окно. Возникло понятие физического вакуума, который по существу заменяет эфирную гипотезу. А с другой стороны, можно было бы подойти не с точки зрения новых гипотетических представлений об этой среде, а посмотреть, что нас окружает, что уже накопила физика и какие известные ей явления могли быть конкретизацией этой идеи.
К нашему времени уже накопилось много фактов, говорящих о том, что существует претендент на такую роль — это реликтовое излучение. Оно присутствует всюду, в каждой точке Вселенной, в каждом кубическом сантиметре. Оно изотропно. И это очень важно. Те характеристики, которые интуитивно подозреваются в эфире, для реликтового излучения налицо. Это наилучшие конкретизации того злополучного эфира, который имеет такую долгую и длинную судьбу. И, конечно, то, что ни в одной физической теории не используется это природное явление, — на мой взгляд, недостаток.
Реликтовое излучение возникло, по гипотезе Большого взрыва, когда произошел этот взрыв. Впереди шло излучение, расширялась Вселенная. И это излучение, естественно, постепенно понижало свою температуру. Сейчас оно достигает 2.7, примерно, градуса по Кельвину. Его характеристики — порядка 400-500 фотонов в кубическом сантиметре, с маленькой изотропией (очень маленькой — 103) — экспериментально измерены, это излучение есть. Оно всюду наполняет нашу Вселенную. Но вот что мешало посмотреть на реликтовое излучение, как на эфир, так это то, что, казалось, оно практически ни с чем не взаимодействует. Действительно, с большим трудом обнаружили лишь его фотонную составляющую. Так как же оно может выступать причиной и законодателем всех природных процессов? Психологически это мешало использовать его для того, чтобы строить какие-то теории с его присутствием, с его влиянием. Это было камнем преткновения. Но этот барьер удалось преодолеть. Было показано, что взаимодействие реликта может быть резонансным и значит более эффективным. Кроме того, эффективность его взаимодействия может также повышаться за счет преобразования реликтового излучения в когерентное, поляризованное, — определенным образом упорядоченное, при мазерном эффекте в космосе или магнитном резонансе. Т.е. вопрос эффенктивности взаимодействия, в определенной степени, решается. И уж по крайней мере нельзя отбрасывать открывающуюся возможность. Реликтовое излучение как раз может быть той средой, которая не учитывается в квантовой механике, делает ее неполной. При этом многие парадоксы квантовой механики могут быть решены с этой новой точки зрения.
Владимир Горбачев. Прежде чем Игорь Михайлович пойдет дальше, поскольку по реликту есть много интересных вещей, я хотел бы отметить то, что, на мой взгляд, делает модель реликтового излучения очень существенной. Реликтовое излучение, как правильно было сказано, может заменить и модель эфира, и модель вакуума. То есть на самом деле это просто материальный носитель, который есть в среде. И как раз когда мы строим теоретические модели пространства и времени, на самом деле переходим от абстракции к реальному материальному носителю. Оно есть, но в существующих теориях не учитывается, как бы не влияет на физику тех процессов, которые мы исследуем. Тем не менее, оно подтверждает модель расширяющейся Вселенной, горячей Вселенной, Большого взрыва. Теорию эфира тоже можно много обсуждать. Это очень противоречивая теория. Исследователям проще было представлять, что волна в механическом смысле распространяется через эту среду путем взаимодействия частиц. А реликтовое излучение — это реальный, материальный носитель среды. И в этом смысле можно говорить уже не об эфире или вакууме, а о среде.
Игорь Дмитриевский. Даже не характеристика, не носитель, а сама среда.
Владимир Горбачев. Сама среда. То есть реальная, материальная, если хотите, вещь. Это возвращает нас в лоно классического подхода.
Александр Гордон. А возможно как-то экранировать реликтовое излучение?
Игорь Дмитриевский. Вопрос прозорливый и в самую точку. Действительно, если интенсивность природных процессов зависит от потока реликтового излучения, то его направленное изменение, например, экранировка, может изменить скорость процесса. Это важно, например, для проверки гипотезы, или, скажем, для избавления от радиоактивных отходов. Возвращаясь к Вашему вопросу, отвечаю: экранировать реликтовое излучение в принципе возможно. Но сделать это очень затруднительно. И может быть даже хорошо, что затруднительно. Природа как бы застраховалась от легкомысленного обращения человека с реликтом. Иначе, как выражался В.Высоцкий, «эти гады-физики раскрутят шарик наоборот, где Москва — там станут тропики, а где Нью-Йорк — Нахичевань, а что мы люди, а не бобики — им на это наплевать». Последствия манипуляций с потоком реликтового излучения могутбыть катастрофическими и необратимыми. Но можно указать один природный процесс, позволяющий учесть экранировку реликта. Более 30 лет не удается решить проблему солнечных нейтрино — продукта термоядерных реакций на Солнце. Эксперимент приводит к потоку солнечных нейтрино в 2-3 раза меньшему теоретических оценок. Это — проблема дефицита солнечных нейтрино. Термоядерные реакции, как мы уже отмечали, идут с резонансным поглощением реликтового излучения. За счет больших размеров Солнца поток реликтового излучения по мере поглощения впереди лежащими слоями Солнца будет уменьшаться к центру. Сначала мы думали, что это уменьшение будет очень малым. Нет, оно достаточно большое. Но оно как бы компенсируется за счет процессов диффузии. Как только возникает градиент реликтового излучения за счет поглощения, он компенсируется большим диффузионным напором окружающего моря реликтового излучения. Но компенсируется не до конца. Поэтому поток реликта (и интенсивность термоядерных реакций) в центре Солнца будет в 2-3 раза ниже приповерхностного потока . Но в прежние теоретические расчеты закладывалось, что интенсивность реакций не зависит ни от какого внешнего параметра, а есть характеристикалишьсамой реакции синтеза (или ядра в бета-распаде и т.д.) при данной температуре, т.е. эффект экранировки не учитывался. Поэтому уточненная теория с учетом экранировки и будет приводить к меньшим теоретическим результатам и произойдет совпадение теории с экспериментом. Так разрешается проблема дефицита солнечных нейтрино, указывающая на то, что экранировка реликта может иметь место в природе. Таков ответ на Ваш вопрос.
Александр Гордон. Я почему задал этот вопрос: именно исходя из того, что происходит на Солнце. В школьном курсе астрономии я читал, что должен существовать некий катализатор, с одной стороны, а с другой — замедлитель котла на Солнце, потому что если процесс происходит одновременно во всем объеме Солнца и единомоментно, то это просто взрыв.
Владимир Горбачев. Так, кстати, и бывает.
Александр Гордон. Да. Но тем не менее все-таки порционное сгорание Солнца обеспечивает существование и Земли, и Солнечной системы. А вы объясняете это тем, что часть реликтового излучения экранируется внутри Солнца.
Владимир Горбачев. Происходят два процесса на самом деле. Радиационное давление, которое возникает в результате термоядерных реакций, расширяет и действительно может привести к взрыву. А с другой стороны — масса частичек, гравитационное взаимодействие. Вот два противоположных процесса. Протекание этих двух процессов и определяет жизнь звезды. Или взрывается, или, в конце концов, может произойти коллапс и так далее.
Игорь Дмитриевский. Но сейчас мы имеем ситуацию, когда Солнце находится в равновесии.
Владимир Горбачев. Динамическом равновесии.
Игорь Дмитриевский. Поэтому Солнце и существует, поэтому оно горит и не взрывается. Стационарное состояние Солнца устанавливается независимо от эффекта экранировки или его отсутствия за счет двух уравновешивающих процессов: гравитационного сжатия и теплового расширения. Существующее стационарное состояние Солнца оформилось, по нашей мысли, с учетом эффекта экранировки. Но это принципиально важно лишь для решения проблемы дефицита солнечных нейтрино. Она объясняется игнорированием эффекта экранировки в прежних теоретических расчетах.
Владимир Горбачев. Но надо сказать, что реликтовое излучение на самом деле — непростая вещь. Скажем, до сих пор экспериментально не очень изучен и измерен спектральный состав этого излучения. Кроме того, хорошо известны трудности обнаружения нейтрино, для этого требуются специальные условия. Мы даже в глубинах Байкала собирались ставить нейтринные детекторы, действует нейтринная лаборатория на Баксане, — надо экранировать, чтобы обнаружить нейтрино. Но тем не менее сложности природы реликтового излучения остаются, например, та же анизотропия или изменение плотности излучения. Если переходить к эффекту, допустим, таких флуктуации, о которых говорил Шноль, то это ведь связано с изменением плотности. То есть зависит от числа фотонов, которые присутствуют в каком-то объеме в самом реликтовом излучении.
Телезритель. Алло!
Александр Гордон. Одну секунду.
Владимир Горбачев. Экспериментально оно есть. И понятно, что изменилось...
Александр Гордон. Измерили температуру.
Владимир Горбачев. Измерили температуру или длину волны этого излучения. Но все-таки более детально, экспериментально из чего оно состоит? Вы говорите — нейтрино-антинейтрино. Но это еще тоже вопрос, правильно?
Игорь Дмитриевский. Это не я говорю. Это Вайнберг.
Владимир Горбачев. Есть же и другие переносчики взаимодействия. Кроме фотонов, нейтрино. Есть ли какие-то эксперименты, которые позволяют определить спектральный состав этого излучения?
Александр Гордон. Давайте, вы ответите на этот вопрос после того, как прозвучит вопрос от аудитории. Ато, может быть, человек издалека звонит.
Т. Алло. Добрый вечер. Игорь Михайлович, вас беспокоит Дейне-ка Владимир Иванович. Помните такого?
Игорь Дмитриевский. Да, добрый вечер!
Т. Я слушаю вас, и меня удивляет, как же вы можете говорить, что эксперименты по обнаружению эфирного ветра дали нулевой результат, когда прекрасно знаете, были на лекциях Ацюковского Вадима Акимовича, читали книгу, где он подобрал все статьи по эфирному ветру, перевел на русский язык. Миллер в 1925 году проводил эксперименты. Сто тысяч отчетов были сделаны, получены результаты.
Это первое. И то, что в 1905 году по простеньким экспериментам сделали вывод, что якобы там нулевой результат. А там был не нулевой результат. Но это не значит, что плохие эксперименты закрывают науку. И второй вопрос. Вы, может быть, несогласны с Ацюковским, но вы хотя бы упомянули, что есть теория эфиродинамики, в которой есть реальная и материальная среда — эфир. Не надо никакое реликтовое излучение делать эфиром. Ацуковский понял, что такое реликтовое излучение. Вы хотя бы для сравнения, для обсуждения сказали бы об этом. Вы же были у него на лекциях в Политехническом музее и читали его книги. Заранее спасибо за то, что меня внимательно выслушали.
Игорь Дмитриевский. Спасибо. Владимир Иванович во многом прав. В том, что действительно существует много теорий и есть разный взгляд на результаты экспериментов. Есть противники, есть сторонники. Я изложил точку зрения, которая на сегодняшний день более распространена среди физиков. Ацкжовский находится в оппозиции. Это не меняет моего отношения к его деятельности, она не должна преследоваться, она должна развиваться самостоятельно. Но мне кажется, что не должно быть ожесточенной полемики между разными направлениями. И то, и другое направление может приводить к правильным результатам. Взаимное дополнение совершенно необходимо, поэтому если я не упомянул Ацюковского, просто невозможно всех упомянуть. Не только он один. Заказчиков издал книжку «Возвращение эфира». Много людей, работающих в этом направлении. В Петербурге почти ежегодно проходят конференции противников теории относительности и так далее. С другой стороны, многие физики принимают решения прекратить эту возню вокругтеории относительности — она и так доказала свою справедливость. Это разные точки зрения. Если вы своим звонком дополнили то, что существуют альтернативные точки зрения, я целиком с вами согласен.
Александр Гордон. Давайте договоримся, что мы собрались сегодня, чтобы выслушать точку зрения гостей, которые в студии. И будем придерживаться этой парадигмы в сегодняшней передаче.
Игорь Дмитриевский. Давайте, конечно. Пусть так и будет.
Александр Гордон. Вот поскольку вы задали вопрос...
Владимир Горбачев. Два слова, если можно.
Александр Гордон. Да.
Владимир Горбачев. Я опять же по поводу данных по спектральному составу.
Игорь Дмитриевский. Считается, что спектральный состав реликтового излучения хорошо описывается Планковскои формулой для излучения черного тела.
Владимир Горбачев. Это и понятно.
Игорь Дмитриевский. И с теоретической точки зрения все хорошо описывается. И не входит ни в какие косвенные противоречия с экспериментальными наблюдениями. Поэтому можно считать, что информация на этот счет все-таки есть.
Владимир Горбачев. Понятно. Теперь, кстати, по поводу этой микродискуссии. На самом деле существует много моделей. И много новых физических представлений, помимо Ацуковского. Но это ведь не означает, прав он или неправ.
Игорь Дмитриевский. Конечно.
Владимир Горбачев. Моя точка зрения по этому поводу состоит в следующем. К нам в секцию физики РАЕН поступает масса проектов. Начиная от вечных двигателей и так далее. Очень часто люди (что типично для нашего времени, в том числе и в физике), не имея базового образования в области естественных наук, проявляют свою любознательность. Это прекрасно. Но они не владеют методологией физики и пытаются переоткрыть, например, те же проблемы, связанные с тор-сионами.
Как говорил Мао Цзедун, надо, чтобы росли все цветы. Если есть какая-то обоснованная модель, которую подтверждает нетолько автор, но и другие независимые исследователи, если это обсуждается на хорошем профессиональном уровне и находит какое-то подтверждение, то почему бы и не считать, что это возможно. В конце концов, есть же закон Гелл-Мана — в физике существует все, что не запрещено. Физика не возражает против существования полей вращения или, как их называют, полей кручения. Но как бы нам ни хотелось, это вовсе не означает, что из них задаром можно извлечь энергию. Поэтому любая физическая модель процесса работает только для тех условий, для которых она была установлена и соответствует тем законам, которые были выведены для этих условий. На самом деле от квантовой механики можно перейти к классической, естественно, при определенных условиях классической механики. Тогда получается с научной логической точки зрения, что квантовая механика работает, если мы ее даже и не понимаем. Я, например, не разделяю точку зрения эфира. Но это вовсе не значит, что я прав. Меня как раз Игорь Михайлович почти что убедил, что реликт — это и есть та самая среда, о которой мы говорим.
Александр Гордон. Давайте мы все-таки вернемся к физике реликта и два слова уделим природе этого излучения. Какя понимаю,некая взрывная волна шла впереди образования Вселенной. Ее материализация, по сути дела, — расширение и охлаждение. Меня интересует вопрос: каким образом эта волна пошла на попятную как бы? Понятно, что она распространяется во все стороны. Но что мешало ей распространяться во все стороны, то есть к точке, к центру Большого взрыва в первые минуты существования Вселенной?
Владимир Горбачев. То есть обратно?
Александр Гордон. И почему мы сейчас в состоянии улавливать это реликтовое излучение, возраст которого равен, по сути дела, возрасту Вселенной, насколько я понимаю? Каким образом эта волна дошла до нас? Если это излучение, которое движется от точки...
Владимир Горбачев. Она движется от источника излучения. А источник этот — Большой взрыв. И она движется изотропно во все стороны.
Александр Гордон. Но я так понимаю, что сначала прошла эта волна, а потом уже...
Владимир Горбачев. Она идет.
Игорь Дмитриевский. Она пока идет еще. Это подтверждается данными по разбе-ганию Галактик, формулой Хабла, и т.д. Нотут, вы правы, много неясностей.
Александр Гордон. У меня да. Путаница есть.
Игорь Дмитриевский. Сама гипотеза Большого взрыва имеет, вообще говоря, немало оппонентов. Люди считают, что реликтовые излучения — это есть некий фон, который вовсе не обязан Большому взрыву.
Владимир Горбачев. Да, есть и такая теория.
Игорь Дмитриевский. Но мне кажется, что рано отказываться от гипотезы Большого взрыва, потому что она очень многое позволяет объяснять. Хотя я сам лично сторонник того, что был не один такой взрыв. Они происходят постоянно. Но можно считать, каждый раз исходя из одного взрыва, потому что фон, который идет от одного взрыва, не мешает появляться другому вблизи точки первого.
Владимир Горбачев. Но иногда встает вопрос, откуда взялось реликтовое излучение, если не от Большого взрыва.
Игорь Дмитриевский. Поэтому и преждевременно отказываться от гипотезы Большого Взрыва.
Александр Гордон. У нас есть еще один вопрос. Пожалуйста.
Телезритель. Доброй ночи. У меня простой, может быть, вопрос по теории Великого взрыва, образования Вселенной. Как известно, при любом взрыве частицы движутся прямолинейно. Почему реликтовое излучение имеет такое странное направление движения? У нас все как бы вертится, крутится — звезды, планеты. Можно как-то пояснить это?..
Игорь Дмитриевский. Если я правильно понял, вы говорите отом, что если частицы движутся прямолинейно, то должно сохраняться какое-то преимущественное направление. А реликтовое излучение изотропно. Я думаю, что изотропным оно становится за счет большого длительного взаимодействия. Все перемешивается. И в результате приходит к такому уравновешенному состоянию.
Александр Гордон. Но мне кажется, пришла пора все-таки объяснить, что нам дает право говорить о фундаментальной роли реликтового излучения?
Игорь Дмитриевский. Это самое интересное. К этой мысли мы пришли, начав наше исследование с одной интригующей проблемы. С 1956-го года считается, что в физике нарушен один фундаментальный закон — так называемый закон сохранения четности. Но только в слабых взаимодействиях. Из четырех фундаментальных взаимодействий только в слабом нарушается этот закон. В Я-распаде, скажем...
Александр Гордон. А что это за закон, если можно?
Игорь Дмитриевский. Закон сохранения четности — это симметрия между левым и правым. Оказывается, ни один природный процесс не позволяет ткнуть пальцем и сказать, что это — левое или это — правое. Природа индефферентна, она не дает ответа. Она симметрична. Отличие левого от правого она знает, но какое из них левое, и правое — это мы договариваемся. Так же мы не можем указать плюс и минус для электрического заряда. Абсолютно все уравнения в физике зависят только от взаимодействия этих величин. Они одноименны или раз-ноименны. А какой из них плюс, какой минус — неважно. То же самое для южного и северного полюса магнита, и т.д..
Владимир Горбачев. То есть в этих реакциях есть определенная симметрия. Четность, с точки зрения симметричности.
Игорь Дмитриевский. Да. Левая и правая симметрии. Или еще называют ее зеркальной симметрей. Если вы отразите любой процесс в зеркале, он пойдет по тем же законам, которые описаны в физике. То есть изменение знака координат ничего не меняет.
Владимир Горбачев. То есть некая обратимость получается.
Игорь Дмитриевский. И это укладывается как раз в закон сохранения четности. Сам термин «четность» происходит от понятия «четной функции», не изменяющей своего знака при изменении знака аргумента.
Александр Гордон. А слабые взаимодействия нарушают этот закон.
Игорь Дмитриевский. Да. И выяснилось это лишь в 56-м году, когда Ли и Янг опубликовали работу, в которой проанализировали все эксперименты и обнаружили, что во всех слабых взаимодействиях этот фундаментальный закон нарушается. Вообще говоря, похожая ситуация однажды в истории уже была. В том же бета-распаде нарушался другой фундаментальный закон, закон сохранения энергии. Тогда Паули предположил, что мы имеем какой-то скрытый параметр, какую-то не регистрируемую, не учитываемую частицу. Без этого система распадающегося ядра неполна, а закон сохранения энергии работает только для замкнутых систем. В то же время Бор, один из светлых умов, безусловно, обладающий колоссальной интуицией, великолепный спорщик, держался точки зрения, что таков микромир и в микромире нарушаются законы сохранения энергии. И он отстаивал эту точку зрения десять лет. Но Паули оказался прав. Сейчас все знают, что в Я-распаде помимо электрона и протона, скажем, при распаде нейтрона, образуется антинейтрино. Частица удивительная, почти со всеми нулевыми характеристиками. Заряд — ноль, масса — почти ноль и т.д. Он сам говорил: «Я не верю в правдоподобность своей гипотезы, но ради спасения фундаментального закона мы должны использовать все возможности». И оказался прав.
Когда мы столкнулись в том же Я-рэспаде с нарушением другого фундаментального закона — закона сохранения четности, позабыли урок Паули. И физики не нашли объяснений, хотя очень много было не верящих в это нарушение. Фейнман, например, говорил: «Я ставлю ящик коньяка в споре на то, что Бог не окажется леворуким». Но Ли и Янг предложили эксперименты, которые были поставлены очень быстро и подтвердили совпадение и теории, по которой они считали и находили нарушения закона, и эксперимента. Тогда физики, которые были даже противниками этого, тот же Паули, вынуждены были смириться.
Но, может быть, рано смирились. Мы пошли по другому пути. Тому, который предложил когда-то Паули, спасая закон сохранения энергии. Оказалось, что можно указать такой агент, который при дополнении схемы слабого распада, не нарушая всех других законов сохранения энергии, спасает закон сохранения четности. Для этого нужно ввести пару нейтрино-антинейтрино с очень малой энергией. Она не нарушает, например, закон сохранения заряда, потому что он выполнялся раньше, а пара нейтрино- антинейтрино вносит нулевой заряд. И так далее. Но у этой пары должна быть очень маленькая энергия, чтобы не нарушить закон сохранения энергии. Если эти характеристики сопоставить с характеристиками реликтового излучения, выходит, что они точно совпали. И тогда возникает естественный ход мысли: реликтовое излучение является тем агентом, который не учитывается, который сделал систему неполной, незамкнутой, и поэтому для незамкнутой системы отмечалось нарушение закона.
Все становится на место — замкнутая система и закон. То есть реликтовое излучение имеет колоссальное значение. Мы раньше думали, что оно как аппендикс, который без последствий можно убрать из организма. Оказывается — нет, оно является определяющим. Мы получаем не только спасение закона, выясняется причина распада. Того, который уже сто лет считается спонтанным, беспричинным. Ядро распадается после резонансного поглощения нейтрино-антинейтрино. Без этого механизма распад выгдядел странно. Имеем, к примеру, много радиоактивных ядер одного изотопа, одно ядро может тысячу лет пролежать, не распавшись, а другое — распадается через секунду. В чем дело, почему, отчего это зависит? А здесь все становится на место. Распад определяется статистикой взаимодействия ядра с окружающим реликтом. И только тогда, когда ядро поглотило реликтовую пару нейтрино-антинейтрино, только после этого оно способно распасться, — необходимое условие...
Итак, в теории найдена возможность спасения закона. Но этого мало. Ведь теория совпадала с экспериментом. И как же быть с экспериментом? Так вот оказалось, что при более тщательном рассмотрении эксперимента нашлась одна зацепка, которая говорила, что и там допущена ошибка. В эксперименте вывод о выполнении или нарушении закона получается из сравнения двух экспериментов, один из которых является зеркальным отражением другого. При этом надо убедиться в полном зеркальном отражении. Если взять неучтенную компоненту реликтового излучения, то она не приводит к нарушению зеркального отражения в силу своей изотропности. Условия полноты отражения при этом выполняются автоматически. Значит, ошибка при отражении связанас другой составляющей системы — ядром. Действительно, мы молчаливо полагаем, что ядро тоже изотропно. Но это не столь очевидно, как представляется. На самом деле структура ядра может быть во много раз сложнее, чем мы ее сейчас себе представляем. И тогда надо ставить эксперименты не с одним и тем же ядром, а с зеркально отраженными. Вы можете убедиться в этом на элементарном примере с мясорубкой и ее зеркальным отражением. Если при отражении не интересоваться внутренней структурой и не сменить внутренний винтовой вал, то при сравнении двух зеркально отраженных экспериментов, у вас будет нарушаться закон зеркальной симметрии. По сути дела вы только поворачиваете мясорубку в зеркале и изменяете направление движения рукоятки. Ту же ошибку мы совершаем и с ядром,
Владимир Горбачев. Немного с более общих позиций. Дело в том, что давно установлено: законы сохранения связаны как раз с определенной симметрией пространства и времени. И поэтому то, что в замкнутых системах не выполняется закон сохранения четности, может быть связано с тем, что Вселенная — открытая система. И, кстати, реликтовое излучение об этом и говорит, раз оно до нас дошло. То есть идет обмен с нашей системой и внешней средой по отношению к этой системе. Значит, система принципиально открыта. И в ней закон сохранения четности может не выполняться. Кроме того, есть и второй аргумент. Все происходит в равновесии. Скажем, в динамическом равновесии. А когда система эволюционирует, развивается, то она идет через неравновесные процессы. И поэтому тем более могут не соблюдаться законы сохранения. Хотя это и приводит к некоторым крамольным мыслям. Например, если мы имеем неоднородность времени, то к чему это приведет? К тому, что не выполняется закон сохранения энергии. А пока мы на Земле такого не обнаружили. Хотя мысли, связанные как раз и с реликтовым излучением, и с изменением той же датировки и Туринской Плащаницы, и дат в теории Фоменко, тоже, между прочим, связаны с совершенно крамольной мыслью: время с момента образования Вселенной текло неравномерно. И как раз Шредер в свой книге «Шесть дней творения и Большой взрыв» показывает, и довольно убедительно, что на самом деле в начале время текло быстрее. Сейчас — медленнее. И поэтому, может быть, время в веках шло по-разному. Было определенное количество веков, но время как абсолютная величина в разные периоды существования Вселенной текло по-разному.
Александр Гордон. Вы сейчас вернулись к тому, с чего начинали, ко времени. Каким образом реликтовое излучение и время связаны между собой?
Игорь Дмитриевский. Поток реликтового излучения — это есть носитель и переносчик взаимодействий. Его поглощение вызывает взаимодействие. Но без взаимодействия нет времени. Если в мире отсутствуют всякие взаимодействия, то понятие времени совершенно неактуально, оно не нужно. Действительно, если мир лежит не изменяясь, то нет и времени...
Александр Гордон. Нет процессов, нет времени.
Владимир Горбачев. Если есть процесс, должно быть время.
Игорь Дмитриевский. И тогда становится понятно, что если это переносчик взаимодействий, то это одновременно и переносчик времени, — через взаимодействия. И кроме того переносчик пространства. Здесь очень хорошие следствия возникают. Сразу становится понятно, почему мы приходим в квантовой механике к четырехмерному пространству-времени, потому что и время, и пространство, имеют общие корни. Они все растут из реликтового излучения. Пространство — это место, заполненное реликтовым излучением...
Владимир Горбачев. Это как одна из моделей...
Игорь Дмитриевский. И только в нем могут происходить взаимодействия. И оно только дает соответствующие характеристики через это взаимодействие для времени. А поскольку у них (пространства и времени)об-щий корень — реликт, то генетически они и связаны между собой. Не случаен и постулат специальной теории относительности, о максимальной скорости передачи взаимодействий — скорости света. Почему с большей, чем скорость света, взаимодействия не передаются? Потому что переносчик сам имеет скорость света. И поэтому, если это первооснова всех взаимодействий, то и нельзя преодолеть этот порог. Все становится элементарно просто. Возникает и много других интересных следствий.
Александр Гордон. То есть скорость света как такового есть скорость реликтового излучения?
Игорь Дмитриевский. Да.
Александр Гордон. Смотрите, мы с вами почти договорились до того, если бы здесь сидел представитель любой религии, он бы сказал: реликтовое излучение — это и есть Бог и причина всего. Причина всех взаимодействий. Это переносчик всей энергии. Это время в чистом виде...
Владимир Горбачев. Есть же такая присказка: Бог — это пространство и время. И в какой-то мере это правильно, только не в виде пустой формы, а именно как бы нечто возникшее и активно существующее в среде. Когда мы говорим «среда», то совершенно естественно возникает возможность активного существования времени, понимаете? Потому что оно уже материально.
Игорь Дмитриевский. Действительно, это очень важный момент: пространство и время с этой точки зрения перестает быть формой существования материи, а становится средой существования материи. Это — как рыба в воде. Она плавает и не замечает водной среды. Она, не задумываясь, смотрит, чем ей поживиться, где отдохнуть и т.п. Но если ее выбросить из воды, она тогда почувствует, что для нее значит — среда. Так и с нами. Мы все — в этом море реликтового излучения, и живем, не задумываясь об этом. А без реликта нет жизни ни для человека, ни для рыбы, ни для природы. И все-таки реликтовое излучение — это не Бог, а скорее язык для общения между Богом, Человеком и Природой.
Александр Гордон. Я надеюсь еще раз увидеть вас с тем, чтобы поговорить, как физика реликта может помочь разобраться в таких запутанных вещах, как хронология Фоменко или датировка Плащаницы, поскольку если время, в отличие от наших представлений о нем, все-таки не так изотропно и однородно, как мы представляли себе, то, я думаю, это очень интересная тема для следующего разговора.

Обзор темы


Время — понятие фундаментальное. Но в чем его сущность? В нынешнем естествознании время — исходное и неопределяемое понятие. Но так ли оно неизменно и однородно, как неизменна постоянная распада — ? во времени? Сомневаться в неизменности этой постоянной ранее считалось излишним. Можно, конечно, возразить, что никто не измерял скорость ?-распада и постоянную распада 500, 1000, 2000 лет назад, поскольку сама радиоактивность была открыта всего лишь около 100 лет назад. Но физики давно и прочно уверовали в постоянство констант четырех фундаментальных взаимодействий (не только слабого взаимодействия, к которому относится ?-распад, но и сильного, и электромагнитного, и гравитационного).
Обычно это обосновывается рассуждениями, приведенными Р. Фейманом: «Существует ли возможность, что постоянная тяготения изменяется по мере того, как мир стареет?» В этих оценках много допущений, в частности, не рассматривается, как они (оценки) изменятся при синхронном изменении констант всех четырех фундаментальных взаимодействий.
Из фундаментальной теоремы Э.Нетер и ее следствий, устанавливающих связь между свойствами симметрии физической системы и законами сохранения, следует, что, если время однородно (т.е. существует симметрия уравнений физический системы относительно преобразования сдвига времени), то энергия замкнутой системы сохраняется, и значит интенсивности (константы) взаимодействий не меняются и миллиарды лет назад, и сейчас, и в будущем. Наш опыт практически подтверждает это — закон сохранения энергии не нарушается, константы взаимодействий не меняются.
Но дело в том, что этот опыт относится к интервалу времени наблюдения чуть больше 100 лет (с момента открытия закона сохранения энергии). И за эти годы отклонения от однородности времени были действительно пренебрежимо малы. С большим трудом эти малые отклонения улавливаются, например, С. Э. Шнолем при рассмотрении даже часовых интервалов. Но опыта наблюд?тер и ее следствий, устанавливающих связь между свойствами симметрии физической системы и законами сохранения, следует, что, если время однородно (т.е. существует симметрия уравнений физический системы относительно преобразования сдвига времени), то энергия замкнутой системы сохраняется, и значит интенсивности (константы) взаимодействий не меняются и миллиарды лет назад, и сейчас, и в будущем. Наш опыт практически подтверждает это — закон сохранения энергии не нарушается, константы взаимодействий не меняются.
Но дело в том, что этот опыт относится к интервалу времени наблюдения чуть больше 100 лет (с момента открытия закона сохранения энергии). И за эти годы отклонения от однородности времени были действительно пренебрежимо малы. С большим трудом эти малые отклонения улавливаются, например, С. Э. Шнолем при рассмотрении даже часовых интервалов. Но опыта наблюдения в интервалах тысяч лет и более у физиков нет. Его может дать только история (а она, на примере Плащаницы и Альмагеста, и дает такой повод для размышления). Такое размышление становится необходимым, а его результаты (влияние слабых воздействий на квазизамкнутую систему) могут оказаться полезными и существенными не только для истории, биологии (эволюции) и других наук, но и для мировоззрения в целом.
С точки зрения реликтовой концепции можно сказать, что время не однородно (не линейно), время (и пространство) — не форма, а среда существования материи. Носителем пространства-времени является реликтовое излучение.
Реликтовое излучение — внегалактическое микроволновое фоновое излучение в диапазоне частот от 500 МГц до 500 ГГц, что соответствует длинам волн от 60 см до 0, 6 мм.
В космологии до середины 60-х годов существовало две конкурирующие теории: модель «горячей» Вселенной и модель «холодной» Вселенной. Первая из них была разработана Г. Гамовым и его сотрудниками. В 1964 году А. А. Пензиас и Р. Вилсон, испытывая чувствительную радиоантенну, обнаружили очень слабое фоновое микроволновое излучение, от которого никаким образом не могли избавиться. Его температура оказалась равной 2, 73 К, что близко к предсказанной Георгием Гамовым величине.
В расширяющейся Вселенной средняя плотность вещества зависит от времени — в прошлом она была больше. Однако при расширении изменяется не только плотность, но и тепловая энергия вещества, значит на ранней стадии расширения Вселенная была не только плотной, но и горячей. Как следствие, в наше время должно наблюдаться остаточное излучение, спектр которого такой же, как спектр абсолютно твердого тела, и это излучение должно быть в высшей степени изотропно. Из экспериментов по исследованию изотропии было показано, что источник микроволнового фонового излучения не может находиться внутри Галактики, так как тогда должна была бы наблюдаться концентрация излучения к центру Галактики. Источник излучения не мог находиться и внутри Солнечной системы, т. к. наблюдалась бы суточная вариация интенсивности излучения. В силу этого был сделан вывод о внегалактической природе этого фонового излучения. Тем самым гипотеза горячей Вселенной получила наблюдательное основание.
Сейчас каждый кубический сантиметр пространства содержит около 500 реликтовых фотонов, а вещества на этот объем приходится гораздо меньше. Поскольку отношение числа фотонов к числу барионов в процессе расширения сохраняется, но энергия фотонов в ходе расширения Вселенной со временем уменьшается из-за красного смещения, можно сделать вывод, что когда-то в прошлом плотность энергии излучения была больше плотности энергии частиц вещества. Это время называется радиационной стадией в эволюции Вселенной. Радиационная стадия характеризовалась равенством температуры вещества и излучения. В те времена излучение полностью определяло характер расширения Вселенной. Примерно через миллион лет после начала расширения Вселенной температура понизилась до нескольких тысяч градусов и произошла рекомбинация электронов, бывших до этого свободными частицами, с ?ства зависит от времени — в прошлом она была больше. Однако при расширении изменяется не только плотность, но и тепловая энергия вещества, значит на ранней стадии расширения Вселенная была не только плотной, но и горячей. Как следствие, в наше время должно наблюдаться остаточное излучение, спектр которого такой же, как спектр абсолютно твердого тела, и это излучение должно быть в высшей степени изотропно. Из экспериментов по исследованию изотропии было показано, что источник микроволнового фонового излучения не может находиться внутри Галактики, так как тогда должна была бы наблюдаться концентрация излучения к центру Галактики. Источник излучения не мог находиться и внутри Солнечной системы, т. к. наблюдалась бы суточная вариация интенсивности излучения. В силу этого был сделан вывод о внегалактической природе этого фонового излучения. Тем самым гипотеза горячей Вселенной получила наблюдательное основание.
Сейчас каждый кубический сантиметр пространства содержит около 500 реликтовых фотонов, а вещества на этот объем приходится гораздо меньше. Поскольку отношение числа фотонов к числу барионов в процессе расширения сохраняется, но энергия фотонов в ходе расширения Вселенной со временем уменьшается из-за красного смещения, можно сделать вывод, что когда-то в прошлом плотность энергии излучения была больше плотности энергии частиц вещества. Это время называется радиационной стадией в эволюции Вселенной. Радиационная стадия характеризовалась равенством температуры вещества и излучения. В те времена излучение полностью определяло характер расширения Вселенной. Примерно через миллион лет после начала расширения Вселенной температура понизилась до нескольких тысяч градусов и произошла рекомбинация электронов, бывших до этого свободными частицами, с протонами и ядрами гелия, т. е. образование атомов. Вселенная стала прозрачной для излучения, и именно это излучение мы сейчас улавливаем и называем реликтовым. Правда, с того времени из-за расширения Вселенной фотоны уменьшили свою энергию примерно в 100 раз. Образно говоря, кванты реликтового излучения «запечатлели» эпоху рекомбинации и несут прямую информацию о далеком прошлом.
После рекомбинации вещество впервые начало эволюционировать самостоятельно, независимо от излучения, и в нем начали появляться уплотнения — зародыши будущих галактик и их скоплений. Вот почему так важны для ученых эксперименты по изучению свойств реликтового излучения — его спектра и пространственных флуктуаций. Их усилия не пропали даром: в начале 90-х гг. российский космический эксперимент «Реликт-2» и американский «Кобе» обнаружили различия температуры реликтового излучения соседних участков неба, причем величина отклонения от средней температуры составляет всего около тысячной доли процента. Эти вариации температуры несут информацию об отклонении плотности вещества от среднего значения в эпоху рекомбинации. После рекомбинации вещество во Вселенной было распределено почти равномерно, а там, где плотность была хоть немного выше средней, сильнее было притяжение. Именно вариации плотности впоследствии привели к образованию наблюдаемых во Вселенной крупномасштабных структур, скоплений галактик и отдельных галактик.
До момента рекомбинации именно давление электромагнитного излучения в основном создавало гравитационное поле, тормозившее расширение Вселенной. На этой стадии температура менялась обратно пропорционально квадратному корню из времени, прошедшего с начала расширения. При температуре примерно 1013 Кельвинов во Вселенной рождались и аннигилировали пары различных частиц и античастиц: протоны, нейтроны, мезоны, электроны, нейтрино и др. При понижении температуры до 1012 К почти все протоны и нейтроны аннигилировали, превратившись в кванты излучения; остались только те, для которых «не хватило» античастиц. Именно из этих «избыточных» протонов и нейтронов в основном состоит вещество современной наблюдаемой Вселенной.
Спустя несколько секунд после момента «рождения» Вселенной началась эпоха первичного нуклеосинтеза, когда образовывались ядра дейтерия, гелия, лития и бериллия. Она продолжалась приблизительно три минуты, а ее основным результатом стало образование ядер гелия (25 % от массы всего вещества Вселенной). Остальные элементы, более тяжелые, чем гелий, составили ничтожно малую часть вещества — около 0, 01 %. После эпохи нуклеосинтеза и до эпохи рекомбинации происходило спокойное расширение и остывание Вселенной, а затем — спустя сотни миллионов лет после начала — появились первые галактики и звезды.
Реликтовое или микроволновое фоновое излучение имеет тепловой спектр, соответствующий температуре 2.7 К, это означает, что спектр выглядит так, как будто на огромном расстоянии находится непрозрачная стенка, нагретая до температуры 2.7 градусов по шкале Кельвина. Максимум в спектре излучения с такой температурой приходится на миллиметровый диапазон волн, а открыто реликтовое излучение было на волне 7.35 см.
Реликтовое излучение относится к слабым воздействиям, но тем не менее в науке доказано его влияние на некоторые космические процессы. Например, еще в 1941 г. было обнаружено, что нижние энергетические уровни молекулы CN, наблюдаемой в межзвездной среде, возбуждены так, как будто они находятся в поле излучения с температурой в несколько градусов Кельвина. Это обусловлено влиянием микроволнового фонового излучения, и оно могло быть открыто таким образом почти на 25 лет раньше. Реликтовые фотоны также могут в результате столкновений с частицами космических лучей образовывать новые частицы, «выедая» таким образом частицы с большими энергиями (Е > 1020 эВ).
Микроволновое фоновое излучение обладает большой изотропией, то есть после учета поправок за счет движения наблюдателя (вращение Земли вокруг Солнца, вращение Солнца вокруг центра Галактики и движение самой Галактики) его температура, измеренная в различных участках неба, с высокой степенью точности одинакова.
Из теории следует, что небольшая анизотропия все-таки должна существовать. Ведь вещество распределено равномерно только в масштабах порядка миллиарда световых лет. Неоднородности, связанные с образованием скоплений и сверхскоплений галактик, не могли не отразиться на реликтовом излучении. Поэтому и в распределении температуры реликтового излучения на небе должна существовать анизотропия, т. е. разность температур, не равна нулю. И в 1992 г. такая анизотропия была обнаружена. Небольшие обнаруженные неоднородности (флуктуации), ответственные за образование скоплений галактик с размерами в десятки мегапарсек, пришли к нам из той эпохи, когда Вселенной было всего 10–35 сек и она находилась на стадии инфляции.
Обнаружение и изучение реликтового излучения позволили сделать большой шаг в понимании структуры Вселенной и ее эволюции. Наличие реликтового излучения подтвержает гипотезу о взрывном расширении Вселенной на ранних этапах ее эволюции — только в этом случае при высоких температурах космическая плазма могла находиться в равновесии с излучением, результатом которого, собственно и является реликтовый радиофон. Исследования подтверждают, что реликтовое излучение не может являться продуктом активности каких-либо догалактических структурных форм материи (гипотетических первичных звезд, черных дыр и т.п.). В этом случае возникла бы сильная зависимость температуры квантов от частоты. Кроме того, свойства космической плазмы и темп расширения Вселенной в прошлом радикально отличались от современных. Вся Вселенная представляла собой как бы единый термоядерный реактор, в котором горячая космическая плазма остывала в процессе расширения, в ней происходили реакции термоядерного синтеза легких химических элементов таблицы Менделеева, ионизация и рекомбинация атомов водорода и гелия, словом вся совокупность процессов, типичных для взрыва атомной бомбы.
Фон реликтового излучения по сути дела — отзвук этого бурного прошлого Вселенной, самая древняя форма электромагнитного излучения космической плазмы. Однако р?и нуклеосинтеза и до эпохи рекомбинации происходило спокойное расширение и остывание Вселенной, а затем — спустя сотни миллионов лет после начала — появились первые галактики и звезды.
Реликтовое или микроволновое фоновое излучение имеет тепловой спектр, соответствующий температуре 2.7 К, это означает, что спектр выглядит так, как будто на огромном расстоянии находится непрозрачная стенка, нагретая до температуры 2.7 градусов по шкале Кельвина. Максимум в спектре излучения с такой температурой приходится на миллиметровый диапазон волн, а открыто реликтовое излучение было на волне 7.35 см.
Реликтовое излучение относится к слабым воздействиям, но тем не менее в науке доказано его влияние на некоторые космические процессы. Например, еще в 1941 г. было обнаружено, что нижние энергетические уровни молекулы CN, наблюдаемой в межзвездной среде, возбуждены так, как будто они находятся в поле излучения с температурой в несколько градусов Кельвина. Это обусловлено влиянием микроволнового фонового излучения, и оно могло быть открыто таким образом почти на 25 лет раньше. Реликтовые фотоны также могут в результате столкновений с частицами космических лучей образовывать новые частицы, «выедая» таким образом частицы с большими энергиями (Е > 1020 эВ).
Микроволновое фоновое излучение обладает большой изотропией, то есть после учета поправок за счет движения наблюдателя (вращение Земли вокруг Солнца, вращение Солнца вокруг центра Галактики и движение самой Галактики) его температура, измеренная в различных участках неба, с высокой степенью точности одинакова.
Из теории следует, что небольшая анизотропия все-таки должна существовать. Ведь вещество распределено равномерно только в масштабах порядка миллиарда световых лет. Неоднородности, связанные с образованием скоплений и сверхскоплений галактик, не могли не отразиться на реликтовом излучении. Поэтому и в распределении температуры реликтового излучения на небе должна существовать анизотропия, т. е. разность температур, не равна нулю. И в 1992 г. такая анизотропия была обнаружена. Небольшие обнаруженные неоднородности (флуктуации), ответственные за образование скоплений галактик с размерами в десятки мегапарсек, пришли к нам из той эпохи, когда Вселенной было всего 10–35 сек и она находилась на стадии инфляции.
Обнаружение и изучение реликтового излучения позволили сделать большой шаг в понимании структуры Вселенной и ее эволюции. Наличие реликтового излучения подтвержает гипотезу о взрывном расширении Вселенной на ранних этапах ее эволюции — только в этом случае при высоких температурах космическая плазма могла находиться в равновесии с излучением, результатом которого, собственно и является реликтовый радиофон. Исследования подтверждают, что реликтовое излучение не может являться продуктом активности каких-либо догалактических структурных форм материи (гипотетических первичных звезд, черных дыр и т.п.). В этом случае возникла бы сильная зависимость температуры квантов от частоты. Кроме того, свойства космической плазмы и темп расширения Вселенной в прошлом радикально отличались от современных. Вся Вселенная представляла собой как бы единый термоядерный реактор, в котором горячая космическая плазма остывала в процессе расширения, в ней происходили реакции термоядерного синтеза легких химических элементов таблицы Менделеева, ионизация и рекомбинация атомов водорода и гелия, словом вся совокупность процессов, типичных для взрыва атомной бомбы.
Фон реликтового излучения по сути дела — отзвук этого бурного прошлого Вселенной, самая древняя форма электромагнитного излучения космической плазмы. Однако реликтовый радиофон обладает и еще одним замечательным свойством, делающим его уникальным инструментом исследования процесса формирования структур в расширяющейся Вселенной. Речь идет об угловой анизотропии его распределения на небесной сфере, порождаемой «зародышами» галактик и из скоплений. В этом контексте реликтовое излучение выступает в качестве своеобразного зонда прошлого Вселенной, позволяя ответить на один из наиболее важных вопросов современной астрофизики — как и почему в расширяющейся Вселенной возникли различные структуры в распределении вещества?
Планковский характер спектра реликтового излучения является свидетельством существования в прошлом состояния локального термодинамического равновесия между квантами и космической плазмой. Это условие позволяет построить детальную тепловую историю ранней Вселенной с указанием характерных этапов, когда происходило изменение качественного состава материи вследствие взаимопревращений различного рода элементарных частиц.
Однако по мере приближения к современному состоянию равновесие между плазмой и излучением неизбежно должно было разрушиться, ведь расширение Вселенной одновременно является и источником охлаждения вещества. Охлаждение космической плазмы приводит к необратимым изменениям ее состава — свободные электроны захватываются протонами и образуют нейтральные атомы водорода. Этот процесс играет решающую роль в динамике формирования анизотропии реликтового излучения, поскольку резкое уменьшение концентрации свободных носителей заряда (электронов и протонов) «выключает» реликтовое излучение из взаимодействия с веществом. При этом спектр реликтового излучения «консервирует» в себе информацию о свойствах поверхности последнего рассеяния квантов на свободных носителях заряда.
Традиционно в основу общей парадигмы кладется физическая картина мира. Но в общекризисной ситуации ХХ века все сильнее осознается кризис самой физики. Обычно физики редко говорят о том, что квантовая механика — странна и непонятна. Р.Фейнман: «…мне кажется, я смело могу сказать, что квантовой механики никто не понимает»… Абдус Салам: «Похоже на то, что, заключив себя в рамки квантовой механики, мы построили себе дом без окон и дверей и с настолько высокими стенами, что не очень понятно, дом это или тюрьма». К.Мухин: «Понять квантовую механику невозможно, к ней можно только привыкнуть». В наше время не только укрепляется осознание условности квантовой механики, но и появляются новые идеи для выхода из кризиса прежних представлений. Можно сказать, что квантовая физика — это «криминальная» физика. В ее основе — нарушение фундаментальных законов: принцип неопределенности, например, эквивалентен нарушению закона сохранения энергии.
Физика реликта — по сути поиск пути возможного возвращения от «криминала» к «законности».
Работами А.Чижевского, С.Шноля и других установлены космофизические корреляции в процессах самой разной природы — от биохимических реакций и медицинских показателей здоровья популяций до синхронных флуктуаций фликер-шумов и радиоактивности. В этих периодических процессах обнаруживается широкий спектр гармоник с периодами от долей секунды до тысячелетий. Например, хорошо известен период изменения солнечной активности, задающий периоды изменения ряда земных процессов в космических солнечно-земных связях. А.Чижевский показал, что с этим периодом коррелирует период возникновения эпидемий чумы, холеры и ряда других заболеваний. Экологическое значение знания этих корреляций — огромно. Достаточно вспомнить, что еще древние китайцы создавали сельскохозяйственные календари, в которых на многие десятилетия вперед были расписаны виды на урожай различных сельскохозяйственных культур в разные годы. Но до сих пор остается загадочным вопрос о лежащих в их основе первопричинах и механизмах действия.
Возможность прорыва в этом направлении исследований открылась довольно неожиданно на стыке двух наук: биофизики и ядерной физики. Поводом к осознанию этой связи как раз и послужило установление С. Э. Шнолем космофизических корреляций в биологических процессах и в явлениях радиоактивного распада изотопов.
Синхронность корреляции процессов столь разной природы указывала на то, что они, возможно, инициируются одним общим источником. Однако поиск такого единого источника путем перебора всех фиксируемых условий наблюдения флуктуаций оказался безуспешным. Оставалось предположить, что, если такой универсальный источник тем не менее существует, то он остается скрытым и не фиксируемыми из-за собственной энергетической слабости, в связи с недостаточной чувствительностью используемых приборов.
При этом, естественно, возникает вопрос, как столь неуловимый и слабый источник, который не вступает во взаимодействие с существующими экспериментальными приборами, будет воздействовать на исследуемые системы.
И. М. Дмитриевский пришел к новой реликтовой концепции, задумавшись над причиной нарушения фундаментального закона сохранения четности в слабых взаимодействиях, в частности, в ?-распаде (до 1956 г. считалось, что этот закон не нарушается, т. е. ни один природный процесс не позволяет различить, что есть левое, а что — правое; об этом договаривались лишь условно). Физики смирились с нарушением фундаментального закона, до сих пор будучи несостоятельными найти механизм его нарушения. По сути дела Дмитриевским было сделано почти тоже, что сделал Паули, когда физики стояли перед необходимостью отказаться от столь же фундаментального закона сохранения энергии. И тогда Паули высказал предположение, что видимое нарушение закона сохранения энергии связано с нерегистрируемой в эксперименте частицей и определил, исходя из этого предположения и законов сохранения, ее характеристики. Это оказалась неизвестная ранее и весьма экзотическая частица (ее масса равнялась нулю, заряд — нулю, магнитный момент — нулю и сечение взаимодействия — почти нулю). Впоследствии ей дали имя — нейтрино. Зарегистрировать ее непосредственно с большим трудом удалось лишь спустя четверть века. Говорят, что Паули и сам понимал, что его гипотеза выглядит неправдоподобной, но он полагал, что «необходимо обсудить любой путь к спасению». Теперь известно, что Паули оказался прав.
Высказав аналогичное предположение, что нарушение четности связано с неполнотой, незамкнутостью рассматриваемой системы (а законы сохранения справедливы только для замкнутых систем), И. М. Дмитриевский определил характеристики еще одной недостающей компоненты в системе, которая и восстанавливала закон сохранения четности, не нарушая при этом всех других законов сохранения. Характеристики этой компоненты точно совпали с характеристиками реликтового излучения Вселенной. По соображениям общности реликтовое излучение должно состоять их 4-х компонент — переносчиков фундаментальных взаимодействий. Для слабых взаимодействий, которые ответственны за ?-распад, — это пара нейтрино-антинейтрино со средней энергией 10–4 эВ и средней концентрацией около 200 нейтринных пар в каждом кубическом сантиметре Вселенной.
Удивительно, что такое фундаментальное явление, как всюду присутствующее реликтовое излучение (самая естественная конкретизация злополучного эфира) осталось в стороне от основных понятий и теорий физики, вместо этого изобретался физический вакуум с необходимыми гипотетическими свойствами. Это было связано с тем, что до сих пор всеобщим являлось убеждение, что реликтовое излучение практически ни с чем не взаимодействует — его фотонная составляющая была замерена с большим трудом. Поэтому, чтобы отнестись хотя бы с минимальным доверием к любой концепции, основанной на взаимодействии с реликтовым излучением, необходимо указать механизм его эффективного, усиленного, хотя бы при определенных условиях, взаимодействия.
Именно такой усилительный механизм был найден при решении проблемы воздействия слабых энергетических сигналов. Обзор всех предложенных механизмов, выполненный Д. С. Чернавским и Ю. И. Хургиным, привел авторов к заключению, что в каждом из рассмотренных механизмов не хватает коэффициента усиления, по крайней мере, равного 104. Именно такой коэффициент усиления и был обнаружен И. М. Дмитриевским экспериментально при воздействии поляризованного (определенным образом упорядоченного) излучения на биологические объекты по сравнению с действием неполяризованного излучения. Это усиление имело место только в области слабых сигналов, которая практически не доступна для экспериментов. Но в области неслабых (выше некоторого порога) сигналов столь существенной разницы в воздействии поляризованного и неполяризованного излучения не наблюдается. Поэтому и была сильна уверенность в отсутствии такого эффективного воздействия поляризованного излучения, в частности, света.
Обнаруженный эффект позволил объяснить многие ранее не понятные явления: высокую эффективность зрительного рецептора — палочки; равенство квантовой эффективности палочки — 0,5; повышенную остроту зрения (на два порядка) у космонавтов, наблюдавших земные объекты невооруженным глазом; наблюдение сильно удаленных предметов при миражах; обнаружение на глазах глубоководных рыб поляроидных пленок и многое другое.
На основе этого явления был предложен магнито-резонансный механизм действия слабых сигналов, в котором при явлениях ядерного магнитного резонанса, электронного парамагнитного резонанса происходит преобразование поглощаемого излучения в поляризованное.
Ради проверки универсальности этого механизма, открытого в биофизике, И. М. Дмитриевский решил проверить его в ядерной физике. Тем более, что для этого имелись важные предпосылки: все электроны при ?-распаде вылетали именно поляризованными, а сам распад из-за слабости (и нерегистрируемости) компоненты его вызывающей считался спонтанным (беспричинным) более 100 лет. Формальное описание радиоактивности с использованием принципа неопределенности, туннельного эффекта позволяет достаточно точно вычислять характеристики радиоактивного распада, но естественно не решает вопроса о причине распада. Более того сама постановка вопроса о причинности в ядерной физике перешла в разряд дискуссионных. Старому спору Эйнштейна и Бора на эту тему не видно конца. Но еще более сенсационной и загадочной, чем спонтанная радиоактивность, оказалось обнаруженное в том же бета-распаде спонтанное нарушение четности. До этого никаких сомнений в справедливости фундаментального закона сохранения четности не было, и все физики считали, что ни одно природное явление или процесс не позволяют отличить левое от правого, сам процесс от его зеркального отражения. И вдруг бета-распад (и все слабые взаимодействия) опроверг эту уверенность. Для физиков это была сверхсенсация. И тем не менее физики с ней смирились, хотя отказываться от фундаментальных законов не в их правилах. Смирились, но до сих пор не знают механизма, нарушающего этот фундаментальный закон.
Анализ и оценочные расчеты показали, что именно концепция реликта непротиворечиво описывает слабые взаимодействия в ядерной физике. Она позволила не только восстановить закон сохранения четности, но и указать причину так называемой «спонтанной» радиоактивности, обнаружить некорректность в интерпретации экспериментов, трактуемых как подтверждение несохранения четности, восстановить не только закон сохранения пространственной Р-четности, но и комбинированной зарядово-пространственной СР-четности, объяснить парадокс существования стационарных квантовых орбит, дать новое толкование экспериментов по определению массы нейтрино, объяснить дефицит солнечных нейтрино и многое другое.
Правдоподобность реликтовой концепции подтверждается сорокалетними исследованиями С. Э. Шноля космофизических макрофлуктуаций в процессах самой разной природы и, в частности, макрофлуктуаций скорости радиоактивного распада. Обзор этих исследований был недавно опубликован в журнале «Успехи физических наук». Редколлегия журнала сопроводила эту публикацию следующим примечанием: «Феномен, описанный в статье, очевидно, вызовет удивление у читателей. Он затрагивает фундаментальные основы физики и пока не имеет объяснения». Реликтовая концепция позволяет дать такое объяснение. Обнаруженное С. Э. Шнолем влияние на скорость радиоактивного распада неизвестного фактора, безусловно подтверждает предположение о незамкнутости рассматриваемой системы. А космофизический характер этого неизвестного фатот закон не нарушается, т. е. ни один природный процесс не позволяет различить, что есть левое, а что — правое; об этом договаривались лишь условно). Физики смирились с нарушением фундаментального закона, до сих пор будучи несостоятельными найти механизм его нарушения. По сути дела Дмитриевским было сделано почти тоже, что сделал Паули, когда физики стояли перед необходимостью отказаться от столь же фундаментального закона сохранения энергии. И тогда Паули высказал предположение, что видимое нарушение закона сохранения энергии связано с нерегистрируемой в эксперименте частицей и определил, исходя из этого предположения и законов сохранения, ее характеристики. Это оказалась неизвестная ранее и весьма экзотическая частица (ее масса равнялась нулю, заряд — нулю, магнитный момент — нулю и сечение взаимодействия — почти нулю). Впоследствии ей дали имя — нейтрино. Зарегистрировать ее непосредственно с большим трудом удалось лишь спустя четверть века. Говорят, что Паули и сам понимал, что его гипотеза выглядит неправдоподобной, но он полагал, что «необходимо обсудить любой путь к спасению». Теперь известно, что Паули оказался прав.
Высказав аналогичное предположение, что нарушение четности связано с неполнотой, незамкнутостью рассматриваемой системы (а законы сохранения справедливы только для замкнутых систем), И. М. Дмитриевский определил характеристики еще одной недостающей компоненты в системе, которая и восстанавливала закон сохранения четности, не нарушая при этом всех других законов сохранения. Характеристики этой компоненты точно совпали с характеристиками реликтового излучения Вселенной. По соображениям общности реликтовое излучение должно состоять их 4-х компонент — переносчиков фундаментальных взаимодействий. Для слабых взаимодействий, которые ответственны за ?-распад, — это пара нейтрино-антинейтрино со средней энергией 10–4 эВ и средней концентрацией около 200 нейтринных пар в каждом кубическом сантиметре Вселенной.
Удивительно, что такое фундаментальное явление, как всюду присутствующее реликтовое излучение (самая естественная конкретизация злополучного эфира) осталось в стороне от основных понятий и теорий физики, вместо этого изобретался физический вакуум с необходимыми гипотетическими свойствами. Это было связано с тем, что до сих пор всеобщим являлось убеждение, что реликтовое излучение практически ни с чем не взаимодействует — его фотонная составляющая была замерена с большим трудом. Поэтому, чтобы отнестись хотя бы с минимальным доверием к любой концепции, основанной на взаимодействии с реликтовым излучением, необходимо указать механизм его эффективного, усиленного, хотя бы при определенных условиях, взаимодействия.
Именно такой усилительный механизм был найден при решении проблемы воздействия слабых энергетических сигналов. Обзор всех предложенных механизмов, выполненный Д. С. Чернавским и Ю. И. Хургиным, привел авторов к заключению, что в каждом из рассмотренных механизмов не хватает коэффициента усиления, по крайней мере, равного 104. Именно такой коэффициент усиления и был обнаружен И. М. Дмитриевским экспериментально при воздействии поляризованного (определенным образом упорядоченного) излучения на биологические объекты по сравнению с действием неполяризованного излучения. Это усиление имело место только в области слабых сигналов, которая практически не доступна для экспериментов. Но в области неслабых (выше некоторого порога) сигналов столь существенной разницы в воздействии поляризованного и неполяризованного излучения не наблюдается. Поэтому и была сильна уверенность в отсутствии такого эффективного воздействия поляризованного излучения, в частности, света.
Обнаруженный эффект позволил объяснить многие ранее не понятные явления: высокую эффективность зрительного рецептора — палочки; равенство квантовой эффективности палочки — 0,5; повышенную остроту зрения (на два порядка) у космонавтов, наблюдавших земные объекты невооруженным глазом; наблюдение сильно удаленных предметов при миражах; обнаружение на глазах глубоководных рыб поляроидных пленок и многое другое.
На основе этого явления был предложен магнито-резонансный механизм действия слабых сигналов, в котором при явлениях ядерного магнитного резонанса, электронного парамагнитного резонанса происходит преобразование поглощаемого излучения в поляризованное.
Ради проверки универсальности этого механизма, открытого в биофизике, И. М. Дмитриевский решил проверить его в ядерной физике. Тем более, что для этого имелись важные предпосылки: все электроны при ?-распаде вылетали именно поляризованными, а сам распад из-за слабости (и нерегистрируемости) компоненты его вызывающей считался спонтанным (беспричинным) более 100 лет. Формальное описание радиоактивности с использованием принципа неопределенности, туннельного эффекта позволяет достаточно точно вычислять характеристики радиоактивного распада, но естественно не решает вопроса о причине распада. Более того сама постановка вопроса о причинности в ядерной физике перешла в разряд дискуссионных. Старому спору Эйнштейна и Бора на эту тему не видно конца. Но еще более сенсационной и загадочной, чем спонтанная радиоактивность, оказалось обнаруженное в том же бета-распаде спонтанное нарушение четности. До этого никаких сомнений в справедливости фундаментального закона сохранения четности не было, и все физики считали, что ни одно природное явление или процесс не позволяют отличить левое от правого, сам процесс от его зеркального отражения. И вдруг бета-распад (и все слабые взаимодействия) опроверг эту уверенность. Для физиков это была сверхсенсация. И тем не менее физики с ней смирились, хотя отказываться от фундаментальных законов не в их правилах. Смирились, но до сих пор не знают механизма, нарушающего этот фундаментальный закон.
Анализ и оценочные расчеты показали, что именно концепция реликта непротиворечиво описывает слабые взаимодействия в ядерной физике. Она позволила не только восстановить закон сохранения четности, но и указать причину так называемой «спонтанной» радиоактивности, обнаружить некорректность в интерпретации экспериментов, трактуемых как подтверждение несохранения четности, восстановить не только закон сохранения пространственной Р-четности, но и комбинированной зарядово-пространственной СР-четности, объяснить парадокс существования стационарных квантовых орбит, дать новое толкование экспериментов по определению массы нейтрино, объяснить дефицит солнечных нейтрино и многое другое.
Правдоподобность реликтовой концепции подтверждается сорокалетними исследованиями С. Э. Шноля космофизических макрофлуктуаций в процессах самой разной природы и, в частности, макрофлуктуаций скорости радиоактивного распада. Обзор этих исследований был недавно опубликован в журнале «Успехи физических наук». Редколлегия журнала сопроводила эту публикацию следующим примечанием: «Феномен, описанный в статье, очевидно, вызовет удивление у читателей. Он затрагивает фундаментальные основы физики и пока не имеет объяснения». Реликтовая концепция позволяет дать такое объяснение. Обнаруженное С. Э. Шнолем влияние на скорость радиоактивного распада неизвестного фактора, безусловно подтверждает предположение о незамкнутости рассматриваемой системы. А космофизический характер этого неизвестного фактора, установленный С. Э. Шнолем, находится в полном соответствии с установленной фундаментальной ролью в ?-распаде реликтового излучения, безусловно, носящего космофизический характер.
Из реликтовой концепции, следует, что постоянная распада не всегда остается неизменной, она зависит от плотности потока реликтового излучения. И если справедлива гипотеза Большого взрыва, то ? закономерно уменьшается во времени при расширении Вселенной.
По летописям и другим историческим источникам время измерялось в условных единицах — сутках (от восхода до восхода), но их длительность могла не оставаться постоянной, а менялась в той же пропорции, как и масштаб течения времени. Иными словами, время измерялось числом неких характерных времен (как период полураспада в радиоактивности). Таким образом, интервал времени измерялся числом веков, но длительность разных веков могла быть различна.
Реликтовая концепция подсказывает новый подход к экспериментальной проверке различных гипотез объяснения расхождения в возрасте Туринской Плащаницы или расхождения между хронологиями А. Т. Фоменко и общепринятой (исторической). В методе радиоуглеродного анализа, где спад активности радиоуглерода в природных условиях определяется различными (увеличенными в отдельные века) периодами полураспада, а восстановление первоначальной активности в расчетах осуществляется с использованием одинакового для всех веков современного (меньшего) периода полураспада, расчет приведет к меньшему числу веков по сравнению с оценкой по историческим источникам.
А. Т. Фоменко сопоставил данные древнейших летописей (например, о солнечных затмениях) с астрономическими расчетами и выявил сильнейшие расхождения (около 10 веков), которые согласуются с выводами его предшественников. В частности, было обращено внимание на то, что карта звездного неба, в знаменитом «Амальгесте» Птолемея (II век н. э.), по астрооценкам больше соответствует эпохе Возрождения. Такие расхождения требуют объяснения. А. Т. Фоменко с сотрудниками пошли по пути поиска исторических подлогов и предложили собственные «новые методы датирования». Эти действия встретили аргументированный протест подавляющего большинства историков, с которым трудно не согласиться. Но и А. Т. Фоменко легко понять. Он не сомневается в выявленном им расхождении и не видит других способов его объяснения.
Интересно отметить, что хронологическое расхождение у А. Т. Фоменко относится к тому же интервалу времен и характеризуется величиной того же порядка, что и расхождение в датировке Туринской Плащаницы радиоуглеродным методом. Трудно поверить, что это случайность. С точки зрения реликтовой концепции именно такого совпадения и следует ожидать.
В соответствии с концепцией реликтового излучения, константа того или другого вида фундаментального взаимодействия зависит от составляющих плотности потока соответствующей компоненты реликтового излучения. Если мы будем, к примеру, рассматривать движение Земли, то оно будет определяться гравитационной постоянной (равенством силы тяготения и центробежной силы, пропорциональной квадрату скорости движения Земли). По тем же причинам, что и постоянная ?-распада (константа слабого взаимодействия), синхронно и по аналогичному механизму изменятся константы и других фундаментальных взаимодействий, в том числе и гравитационная. Пусть для определенности последующего рассмотрения гравитационная постоянная также, как и постоянная слабого распада в случае радиоуглеродного анализа Туринской плащаницы, в период 1-ХУ веков н. э. уменьшится втрое по сравнению с современным значением. При этом сила притяжения между Солнцем и Землей тоже уменьшится втрое, и соответственно уменьшится скорость и увеличится период обращения Земли. Если же при подсчете времени исходить из неизменности гравитационной постоянной и пользоваться прежним не увеличенным периодом обращения, то мы и будем получать временную привязку рассматриваемых событий соответственно более позднюю.
К карте звездного неба, приведенной в «Амальгесте» и относящейся ко II веку н. э., можно прийти обратным расчетным способом только с учетом изменяющейся гравитационной постоянной, определяемой гравитонной составляющей реликта. Без учета этого, при сохранении неизменной гравитационной константы и периода обращения мы и получим временную привязку на 10 веков меньшую.
Поскольку естественно полагать примерно одинаковое влияние всех компонент реликтового излучения в одни и те же временные интервалы, то следует ожидать и одинаковых расхождений как для слабых взаимодействий (в радиоуглеродном методе определения возраста Туринской плащаницы), так и в гравитационных взаимодействиях (в астрономическом методе датирования «Амальгеста» по А. Т. Фоменко). Справедливость такого утверждения находится в согласии с экспериментальными данными Шноля С.Э.
Физика реликта — классическая альтернатива квантовой механике и физическому вакууму. Разрешая загадку нарушения закона сохранения четности в слабых взаимодействиях, И. М. Дмитриевский установил универсальную причину и универсальный механизм, пригодные для описания как физических, так и биофизических явлений.
Но если флуктуации параметров этих систем задаются изменением распределения плотности потока соответствующей компоненты реликтового излучения, то знания этого распределения вполне достаточно для анализа и предсказания различных эффектов, от него зависящих. Это распределение может быть получено на основании общей теории переноса излучения, подробно развитой в радиационной физике ранее. Учитывая в этой задаче периодически изменяющееся положение астрономических объектов, поглощающих реликтовое излучение можно прийти к динамически изменяющейся картине распределения плотности потока реликтового излучения в пространстве и во времени.
Эта картина и будет определять наблюдаемые явления космофизических флуктуаций и корреляций характеристик процессов, происходящих в различных физико-химических и биологических системах.
Можно высказать предположение, что за основополагающим принципом квантовой механики — принципом неопределенности — скрыто неосознаваемое до сих пор влияние реликтового излучения. По крайней мере, открывается возможность объяснения этого принципа с точки зрения обычной статистики взаимодействий. При уменьшении времени измерения ?t будет уменьшаться число взаимодействий с реликтом и возрастать, флуктуации числа взаимодействий — ?n по отношению к среднему значению- n. Именно эти возросшие флуктуации при рассмотрении малых интервалов времени и не позволяют пользоваться как раньше средними характеристиками взаимодействий, что, по существу, и находит свое отражение в принципе неопределенности. Аналогичный подход может быть использован для выяснения сущности и другого фундаментального принципа современной физики — принципа относительности Эйнштейна-Лоренца.
Новая роль реликтового излучения позволяет также по новому взглянуть на смелые и глубокие предвидения Н. А. Козырева, его причинную механику и представления о ходе времени. В частности, появляется возможность снять противоречие между взглядами Козырева о потоке времени, как источнике звездной энергии, и общепринятым взглядом, что таким источником являются термоядерные реакции синтеза водорода, которые как и бета-распад относятся к слабым взаимодействиям. Эти реакции вызываются потоком реликтового излучения, который и представляет собой поток или ход времени по Козыреву. Таким образом общепринятый и козыревский взгляды не противоречат, а дополняют друг друга.
Установленная роль реликтового излучения имеет непосредственное отношение к раскрытию содержания таких фундаментальных понятий как пространство и время. Расширение Вселенной из сингулярности Большого Взрыва организует через распространяющееся впереди реликтовое излучение — трехмерное пространство, а уменьшающаяся при расширении температура реликта является естественной меткой времени. Кроме того, становится понятным, почему связанные с одним и тем же природным объектом — реликтовым излучением рассматриваемые ранее порознь пространство и время в наших современных представлениях объединились в единое четырехмерное пространство-время.
Изменяющееся пространственно-временное распределение концентрации реликтового излучения может рассматриваться как своеобразный код информации, зашифровавший всю эволюцию Вселенной. И мы имеем принципиальную возможность черпать информацию из этого моря реликтового излучения, расшифровывая, восстанавливая распределение реликтового излучения в обратной шкале времени с учетом обратного во времени движения астрофизических объектов.
Рассмотренная гипотеза позволяет ставить новые вопросы, которые ранее просто не могли прийти в голову. К примеру, каковы были характеристики распада ядра, когда реликт имел большую температуру и большую концентрацию вначале расширения Вселенной ? При постановке такого вопроса становиться ясным, что следует интересоваться не только эволюцией нуклеосинтеза — образования ядер, чему уделялось немалое внимание, но и эволюцией распада ядер, чем до этого не интересовались вовсе.
Все рассмотренное позволяет надеяться, что реликтовое излучение является тем скрытым параметром, который искал и отстаивал Эйнштейн в споре с Бором по поводу возможных интерпретаций квантовой механики. Представленная концепция реликтового излучения позволит квантовой механике возвратиться к классическим основам, подобно тому как в свое время термодинамика, также поначалу основанная на принципах (началах), пришла к молекулярно-кинетической теории. Особенно наглядно это можно проиллюстрировать на примере корпускулярно-кинетической теории гравитации, впервые предложенной Лисажем более 100 лет назад, реанимированной и развиваемой в наше время Немесским, Квасенко-Ниловым и др. Гипотетические лисажены в этой теории, по концепции реликта, будут представлять собой реликтовые гравитоны. А современные представления об искривленности пространства, развиваемые в общей теории относительности, получают наглядную интерпретацию в виде изменяющейся в пространстве концентрации реликтовых гравитонов.
Из установленной фундаментальной первопричинной роли реликтового излучения следует, что новая парадигма должна включать зависимость всех природных событий от влияния компонент реликтового излучения. Такая концепция не может не шокировать всех нас, привыкших к естественному убеждению, что все исторические события есть результат независимого сознания людей, отдельных групп и лидеров. А тут вдруг само сознание испытывает зависимость от колебаний концентрации реликтового излучения, чему мы привычно не придавали никакого значения
Новая парадигма, основанная на реликтовой концепции, указывает также путь выхода из глобального энергетического, экологического и др. кризисов. Этот путь связан с использованием характерных для природы слабых управляющих сигналов взамен силовых воздействий, которые до сих пор были преимущественно характерны для развития нашей цивилизации.
Интересны практические приложения. Концепция позволяет указать принципиально новую причину долговременной безуспешности работ по управляемому термоядерному синтезу, выдвинуть новые непротиворечивые версии Чернобыльской аварии и катастрофы с АПЛ «Курск».
Реликтовая концепция расширяет наши представления о мире. Пространство и время, наполненные реликтом, становятся средой, а не «формой» существования материи. Принцип неопределенности объясняется обычной статистикой взаимодействий с реликтом. Градиентом концентрации реликтовых гравитонов определяется «искривленность» пространства. Парадокс стационарных квантовых орбит объясняется компенсацией энергии, теряемой электроном в атоме, энергией резонансно поглощаемого реликта. Появляется реальная возможность раскрыть физическое содержание принципа квантования и постоянной Планка, принципа относительности и постулатов СТО, принципа эквивалентности инертной и гравитационной масс, механизма гравитации.
Реликтовая концепция — классическая альтернатива (мечта Эйнштейна) квантовой механике — возвращает современную физику от «криминала» в лоно законности.

Библиография


Вайнберг С. Первые три минуты: Современный взгляд на происхождение Вселенной. М.: Энергоиздат, 1981.
Горбачев В. В. Концепции современного естествознания. Ч. 1, 2. М., 2000.
Горбачев В. В. Принцип дополнительности Бора в современном естествознании//Вестник образования и развития науки РАЕН. 2001. Т. 5. № 2.
Горбачев В. В. Феномен проблемы целого и части в рамках синергетической картины мира/Физика и механика на пороге ХХ1 века. М., 2000.
Дмитриевский И. О датировке Туринской плащаницы и «Амальгеста» (новый взгляд на время)/История за и против истории. М.: МГУ, 2000.
Дмитриевский И. М. Новая фундаментальная роль реликтового излучения в физической картине мира//Полигнозис. 2000. № 1.
Дмитриевский И. М. Возможное объяснение феномена космофизических макрофлуктуаций//Биофизика. 2001. Т.40. № 5.
Дмитриевский И. М. Космофизические корреляции в живой и неживой природе как проявление слабых воздействий//Биофизика. 1992. Т.37.
Козырев Н. А. Избранные труды. Л., 1991.
Конструкции времени в естествознании: На пути к пониманию феномена времени. М.: МГУ, 1996.
Намбу Е. Кварки: На переднем крае физики элементарных частиц. М.: Мир, 1984.
Низовцев В. В. Время и место физики ХХ века. М., 2000.
Пригожин И. Р. Время, хаос и новые законы природы. Ижевск, 1999.
Хокинг С. Краткая история времени — От Большого взрыва до черных дыр. СПб., 2001.
Шредер Дж. Шесть дней творения и Большой взрыв. Поиски гармонии между современной наукой и Библией. Иерусалим-Москва, 2000.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

  • Gost 2012-10-13 11:57:53

    Разгадан этот самый загадочный вездесущий природный феномен – природа времени, найден ответ на вопрос что такое пространственное физическое время. Физикой показано, как и почему течёт время, почему события развиваются так, а не иначе, объяснено, как время физически осуществляет последовательную привязку события причины с событием следствия, описано каким образом движение тел в пространстве влияет на цепь событий во времени.
    Подробнее см. http://www.otvp.info/ , & http://inforotor.ru/news/24071611

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X