загрузка...

25-й кадр

  • 15.06.2010 / Просмотров: 14478
    //Тэги: Гордон   мозг   психология   человек  

    Можно ли извне повлиять на наше подсознание? Чем надпороговые стимулы восприятия отличаются от подпороговых? Что такое “эффект 25-го кадра” и как он используется в рекламе? О том, насколько реально «зомбирование» телезрителей и следует ли принимать закон об экологической охране средств массовой информации, - психолог Светлана Немцова и психофизиолог Чингиз Измайлов.
    Участники:
    Светлана Рафаиловна Немцова - доктор психологических наук, заместитель генерального директора Всероссийского НИИ Телевидения и Радиовещания
    Чингиз Абельфазович Измайлов - доктор психологических наук, сотрудник кафедры психофизиологии психологического факультета МГУ.

загрузка...







загрузка...

Для хранения и проигрывания видео используется сторонний видеохостинг, в основном rutube.ru. Поэтому администрация сайта не может контролировать скорость его работы и рекламу в видео. Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо, после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео. Подробнее

Если вам пишется, что видео заблокировано, кликните по ролику - вы попадёте на сайт видеохостинга, где сможете посмотреть этот же ролик. Если вам пишется что ролик удалён, напишите нам в комментариях об этом.


Обзор темы


Министерство печати собирается к началу 2003 г. выпустить и установить на всех телеканалах оборудование, позволяющее обнаруживать так называемый «скрытый кадр», при помощи которого происходит «зомбирование зрителей», т. е. внушение им некоей информации, которую они сами осознанно не воспринимают. Но так ли уж опасен этот скрытый кадр, так ли он эффективен, можно ли его использовать для «благих» целей, все ли каналы пользуются этим запрещенным приемом?
Как известно, человеческий глаз не замечает перехода от одного кадра к другому при скорости прокрутки пленки не менее 24 кадров в секунду. Поэтому 25-й кадр уловить при просмотре передачи невозможно. Поэтому ВНИИТР разработал специальную аппаратуру, которая способна этот кадр «засечь», а в дальнейшем планируется принять специальный закон, запрещающий использование «скрытого кадра».
Пользуются ли им телекомпании, в каких передачах и в каких объемах? Ответить на этот вопрос пока сложно, но по утверждению С.Немцовой, он, например, используется при показе моделей на канале НТВ+, причем на кадре установлен адрес в Интернете, где можно найти имена и телефоны соответствующих Домов моды. Есть такие вставки и в некоторых рекламах пива.
Проблема 25-го кадра затрагивает и другую проблему: постоянное мелькание на экране в сочетании с повышенным уровнем звука может вредно сказываться на нервной системе человека (нашумела история с японскими мультфильмами, от просмотра которых дети теряли сознание, переставали есть, спать и проч.). Аналогичный эффект в нашей стране был отмечен и у показа музыкальных клипов. Как считают участники передачи, необходимы совместные усилия специалистов медицины и сотрудников телевидения для всестороннего исследования механизмов и последствий воздействия на мозг информации, получаемой через зрительское и слуховое восприятие. Нужно обосновать частотные и временные интервалы опасных воздействий и многое другое, без чего четкая формулировка нормативных ограничений пока невозможна.
Но при этом эффект 25-го кадра параллельно, открыто и добровольно используется в программах обучения иностранным языкам: на кассете показывают сцены, например, из английской жизни, а учащийся запоминает не только сюжет, но и соответствующие английские слова и их русский перевод. Но так ли это эффективно?
Встает проблема: действительно ли эффект 25-го кадра столь успешно влияет на восприятие? На чем он «научно» основан, когда был открыт и где? Какова реальная грань той информации, которая может быть передана таким способом?
Итак, ответить на вопрос, используется ли в современной телевизионной рекламе в нашей стране так называемый эффект 25-го кадра (точнее говорить — «скрытого кадра») должны не ученые, а инженеры, которые после тщательного просмотра нескольких рекламных роликов, а особенно — после применения к ним нового прибора ОДСВ (опытный детектор скрытых вставок) отвечают на него совершенно однозначно: да, используется! В рекламных целях используется не только «скрытый кадр», но и особые аудиоэффекты, которые строятся на наложении трех пластов: музыки, «открытого» приглашения посетить новый магазин модной одежды, «скрытого» сообщения о том, что в новом магазине тепло и уютно (последний текст становится явным только после того, как запись прокручивают в замедленном темпе).
Но для того, чтобы ответить на вопрос, действительно ли ухищрения подобного рода оказывают на потребителя средств массовой информации какой-то эффект (принуждают купить рекламируемый товар или пойти в указанный магазин; оказывают определенное, скорее всего — вредное воздействие на психику индивида), следует обратиться к проблеме особенностей систем зрительного восприятия мозга человека.
Человеческий глаз представляет собой, наверное, самый сложный из имеющихся в организме устройств. Причем отдельные элементы зрительных органов сами по себе могут быть названы частью мозга человека: так, например, сетчатка сама «осмысливает» световой и цветовой импульсы и только потом выборочно посылает информацию об этом в мозг, отчасти бессознательно сравнивая то, что она воспринимает («видит») в одной области, с тем, что она же воспринимает в другой. Так обеспечивается стереоскопичность восприятия и так становится ясно, зачем живым существам нужно именно два глаза. По образному замечанию физика Фейнмана: «Глаза — это кусочки мозга, которыми они касаются света…. Никакой другой орган чувств не делает столько, если так можно выразиться, предварительных вычислений, как глаз, прежде чем сигнал попадет в нерв, где его можно измерить».
Глаз человека, как, впрочем, и животного, состоит из целого набора разных по своему строению и форме клеток, отвечающих за разного рода предъявляемые сигналы и включающиеся при разных обстоятельствах. Так, широко известно, что развитое цветовое зрение человека (и высших приматов) обеспечивается наличием в их глазах так называемых «колбочек» — клеток, улавливающих разность длин волн цветового спектра. В то же время за оппозицию свет — тьма отвечают так называемые «палочки», которые активизируются в темноте или в сумерках. Для того чтобы человек, вышедший из освещенного помещения в темноту, смог что-либо различить вокруг себя, необходимо, чтобы прошло определенное время. На бытовом языке говорится, что «глаза должны привыкнуть к темноте», тогда как с точки зрения нейрофизиологии, колбочковое зрение должно отключиться, а палочковое — включиться, причем в начале глаз шлет в мозг сигнал о том, что обстановка изменилась, получает приказ «совершить переключение» и постепенно его совершает. Всего сказанного достаточно, чтобы понять, что кроме яркости, цвета и ряда других факторов, обеспечивающих переход от зрительного восприятия объекта к его осознанию мозгом, необходимо время.
Поэтому становится ясно, что если объект предъявляется глазу слишком быстро, а затем никак не подкрепляется, сознание его просто как бы «не заметит». В реальной жизни это происходит довольно часто: мы можем очень быстро пройти мимо объекта или проехать на машине, глаз получит соответствующий сигнал, но не успеет его распознать и вскоре забудет. Причем известно, что для распознания знакомого объекта человеку требуется время, гораздо меньшее, чем для незнакомого. Однако, если зрительный образ не получил дальнейшего подкрепления и остался не распознанным сознанием, это не означает, что для мозга он вообще прошел бесследно — он каким-то образом воспринимается нашим подсознанием, которое реагирует как на надпороговую, так и на подпороговую стимуляцию, и если через какое-то время объект будет вновь кратко предъявлен глазу, он уже может быть осознан и узнан. При многократности таких предъявлений — эффект узнавания становится надежнее. Представим себе для иллюстрации, что вы ведете машину ярким днем по шоссе, вдоль которого стоят рекламные плакаты с одним и тем же изображением. Первый вы вообще не заметите, на втором — не успеете прочесть надпись, после 20-го — будете видеть плакат, надпись и картинку еще издалека. Т.е. продолжительность времени демонстрации объекта может быть заменена периодической повторяемостью. И вот это как раз в рекламе часто и используется.
Употребляя в данном случае понятие «сознание», следует, конечно, оговориться, что само это понятие в принципе не может быть достаточно четко сформулировано (потому что в нашем инструментарии оказывается в этом случае — не более чем все то же сознание, т. е. принципиально не высший объект). Сопоставления принципов переработки одной и той же зрительной информации мозгом такого животного, которое заведомо сознанием не обладает, и человеком, у которого этот процесс сопровождается сознанием, то с точки зрения сенсорной — никаких отличий наблюдаться не будет. Т.е. никакие сенсорные характеристики образа не меняются от того, осознается он или нет. Это означает, что сознание не «встроено» в сенсорный механизм, а выступает как внешний (последующий) фактор по отношению к зрительному образу. Но человек отличается от животного, в частности, тем, что в его сознании восприятие, память и речь существенно меняют сенсорный образ. Так, зрительный образ света, представленной в речи графически или акустически, кардинально отличается от сенсорного зрительного образа. Т.е. мы видим и слышим то, что уже когда-то видели и слышали (память) или то, в чем нас убедили.
Человек, который сидит перед телевизором (отчасти — и перед киноэкраном) оказывается, естественно, в несколько иных условиях, чем в естественной жизни, и порог его зрительного восприятия неизбежно снижен. Все это следует учитывать в трансляции программ, которые должны ориентироваться на некую усредненную модель зрительного анализатора человека. Нормирование допустимых параметров информационной Среды, созданной электронным творчество-изображением, требует рассмотрения таких понятий, как зрительный комфорт и дискомфорт, зависящих от светотехнических характеристик. На основании принятой в инженерной психологии модели зрительного анализатора можно выделить временные, пространственные, информационные и энергетические характеристики. Совокупность и численные значения этих характеристик определяют качество восприятия рассматриваемого объекта.
Основные энергетические характеристики зрительного анализатора определены параметрами, зависящими от мощности световых сигналов. Среди них: диапазон яркостей, воспринимаемых глазом, контраст и цветоощущения. В творчество-изображении диапазон яркостей, равный 100, считается хорошим, но и 40 — приемлемым. Оптимальная величина контраста считается равной 60–95. Общий диапазон длин для электромагнитных волн, воспринимаемых глазом, составляет 380–760 нм. Установлено, что наибольшая чувствительность глаза соответствует интервалу длин волн 500–600 нм (излучение желто-зеленого цвета).
Важнейшим параметром, характеризующим свойства зрительного анализатора, является пропускная способность. Причем, оптическая система зрительного анализатора и пропускная способность системы зрения в целом, включающей высшие нервные центры, воспринимающие и осмысливающие зрительную информацию, различны. Пространственные и временные характеристики зрительного анализатора подразумевают способность зрительного анализатора определять воспринимаемые глазом размеры предметов и их местоположение в пространстве и во времени.
Способность зрительного анализатора в течение одной фиксации обнаружить несвязанные между собой объекты относится к одной из важнейших характеристик — объему восприятия. Установлено, что при предъявлении несвязанных между собой объектов объем восприятия составляет 4–8 элементов. Это связано с ограниченным объемом памяти зрительного анализатора, который существенно меньше объема памяти объема зрительного восприятия. К временным характеристикам зрительного анализатора относятся латентный (скрытый) период зрительной реакции, длительность инерции ощущения, критическая частота мельканий, время адаптации, длительность информационного поиска. Для латентного периода (промежуток времени от момента подачи сигнала до момента возникновения ощущения) установлено значение, среднее для большинства людей в пределах 160–240 мс. Длительность инерции ощущения, характеризующее время сохранения ощущения после предъявления дискретных стимулов, равно 0,2–0,5 секунды. Критическая частота мельканий, определяющая частоту проблесков, при которой возникает их слитное восприятие, лежит в пределах 15–25 Гц. В зависимости от освещения различается световая и темновая адаптации. Зрительный анализатор при наличии фиксированной точки отсчета воспринимает движущиеся объекты при их минимальной скорости, равной 1–2 угл.мин./с.
Если говорить о времени экспонирования кадра для зрителя, то, как было установлено, наиболее оптимальным режимом является — 1 кадр за 40 мсек. или 25 кадров за одну секунду. Именно в таком режиме и производится демонстрация телепрограмм в настоящее время. Демонстрация кадра в течение 40 мсек или даже 80 — относится к области так называемого подпорогового восприятия, т. е. откладывается в подсознании, а надпороговое восприятие начинается с 113 мсек., что соответствует уже трем кадрам.
Что же получится, если в течение секунды один из 25 кадров нормального «сюжета» будет заменен какой-то другой картинкой (здесь уместнее название не 25-й кадр, а скрытый кадр, т. к. само число кадров остается неизменным)? Сам термин, как и идея использования, были заимствованы из кинематографа, в котором он был впервые применен в качестве дополнительного изображения в 1957 г. для создания особого настроения. Этот прием используется в кинематографе и сейчас, когда при помощи 1, 2 или 3-х дополнительных кадров зрителю сообщается дополнительная информация, создается особое настроение, нагнетается напряжение и проч.
Для примера можно привести маленький эпизод из фильма «От заката до рассвета», в котором убийство заложницы героем Тарантино не показано прямо, но мелькающие в течение ок. 100 мсек. кадры расчлененного тела не просто дают зрителю информацию о том, что случилось, но создают особое напряжение и вызывают чувство страха.
Человек, естественно, этот скрытый кадр не заметит и не осознает сам факт его наличия, однако этот образ отложится в его подсознании. Окажет ли это на него какое-то влияние? Тут мнения нейрофизиологов и сотрудников служб телевидения отчасти расходятся.
«Скрытый кадр» будет уловлен подсознанием человека, но сможет оказать какое-то влияние на его дальнейшее поведение только в том случае, если он заранее имеет некую сформированную установку. Так, человек голодный, «ощутит» мысль о еде, ему захочется купить рекламируемый продукт, но если человек сыт — «скрытый кадр» просто не будет иметь никакого эффекта. В первом случае произойдет своего рода наложение виртуального образа еды (или чего-то иного) на впущенный в подсознание сходный образ, во втором — он удержится в субпамяти в течение 5–6 секунд, а затем полностью сотрется, если не получит подкрепления.
Действительно, как понимают и те, кто занимается борьбой с данной практикой, единократная демонстрация скрытого кадра для неподготовленного зрителя никакого эффекта не принесет. Но если этот же кадр с достаточно малым временным интервалом демонстрировать несколько раз — он уже запомниться гораздо лучше (например, в течение рекламного ролика, который длится 50 сек., он будет продемонстрирован 6 раз) и, отложившись в подсознании, «волшебным образом» заставит человека затем купить именно тот товар, который таким образом рекламировался, если, конечно, он вообще испытывает потребность в товарах такого рода (если мыло — то определенного сорта, стиральный порошок — определенного вида и проч., а марка колготок, например, для мужчины не актуальна и, естественно, никакой скрытый кадр не заставит его совершить вдруг столь странную для него покупку).
В настоящее время во ВНИИТР проводится завершение работы над прибором, который способен выявлять такие скрытые кадры. Говоря грубо, он реагирует на перепады в яркости и цветовом составе изображения, поэтому пока он «ловит» не только скрытую рекламу, но и просто эпизоды мелькания камеры, погрешности при монтаже, которые практически неизбежны и проч.
Таким образом, возвращаясь к начальному вопросу программы, мы должны ответить: 25-й кадр действительно используется достаточно широко, причем иногда — это просто «брак» пленки (который также, естественно, оказывает влияние на зрителя). Ответить на вопрос, можно ли таким способом «зомбировать» зрителя и заставить его сделать то, что иначе он не сделал бы ни при каких условиях, уже гораздо сложнее — нет уверенности в том, что этот прием действительно столь эффективен. Более того, если вспомнить, что нормальный человек в ходе мышления оперирует словесными образами, то становится ясно, что роль рекламного слогана гораздо больше (как в свое время велика была роль лозунгов).
Отметим также, что эффект «скрытого кадра» используется в педагогической практике, например, при обучении иностранным языкам (правда, как считается, без особого успеха). Важнее другое: если этот прием применяется для обучения, значит, эффект скрытого кадра может быть лишь просто неуспешным, но никакого вреда он не приносит. Но так ли это?
Последняя проблема в настоящее время занимает руководство ВНИИТР, которое при этом опирается на Закон РФ «О средствах массовой информации» (ред. от 02.03.98) — «Запрещается использование в теле-, видео- и кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов /…/ скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье».
Чем же «скрытый кадр» может быть вреден? Видимо, с двух точек зрения. Во-первых, это незаконное вторжение в подсознание телезрителя, которое происходит без его ведома и согласия. Но это вред — относительный, поскольку открытая реклама, в принципе, также телезрителю навязана. Во-вторых же, как было показано в ряде опытов, «скрытый кадр» создает эффект повышенного мелькания изображения, что наносит психике уже очевидный вред. Причем аналогичный вредный эффект происходит и во время демонстрации ряда музыкальных клипов (где также, кстати, могут быть встроены рекламные кадры).
Известно, что демонстрация ряда мультфильмов (в Японии) вызывала у детей потерю сознания, рвоту и кожные аллергические реакции. Вызвано это было тем, что частота мельканий в ряде случаев могла создать эффект «резонанса» в физиологическим системами организма, которые также непрерывно сокращаются и пульсируют. Обработка случайной выборки видеоматериалов из недельной телепрограммы по каналам метрового и дециметрового диапазона показала, что с точки зрения «мелькания» и вредных для психики перепадов цвета и яркости, т. е. наиболее дискомфортными оказались видеоклипы и рекламные ролики. В документальных, новостных и публицистических программах мелькания обнаружено не было.

Библиография


Голдовский Е. М. Глаз и кино. М., 1962.
Гусев А. Н., Измайлов Ч. А., Михалевская М. Б. Измерение в психологии. М., 1997.
Демирчоглян Г. Г., Немцова С. Р. Пути оптимизации условий восприятия телевизионных изображений//Прогресс технологий телерадиовещания. Материалы Международного конгресса. М., 1999.
Демирчоглян Г. Г. Глаза: школа здоровья. М., 2000.
Джалд Д., Вышецки Г. Цвет в науке и технике. М., 1975.
Дубровский Д. И. Информация, сознание, мозг. М., 1980.
Зеки С. Зрительный образ в сознании и мозге//В мире науки. 1992. Вып. 11–12.
Иваницкий А. М. Мозговая основа субъективных переживаний: гипотеза информационного синтеза//Журнал высшей нервной деятельности. 1996. Т.46. Вып.2.
Измайлов Ч. А., Соколов Е. Н., Черноризов А. М. Психофизиология цветового зрения. М., 1989.
Костандов Э. А. Осознаваемые и неосознаваемые формы высшей нервной деятельности человека/Механизмы деятельности мозга человека. Л., 1988.
Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.
Немцова С. Р. Экологические проблемы вещания//Телерадиовещание. 1999. № 1.
Немцова С. Р. К вопросу о субъективной оценке цветных телевизионных изображений//Телерадиовещание. 2000. № 2.
Роуз А. Зрение человека и электронное зрение. М., 1977.
Супин А. Я. Нейрофизиология зрения млекопитающих. М., 1981.
Филин В. А. Видеоэкология. М., 1997.
Фомин С. В., Соколов Е. Н., Вайткявичус Г. Г. Искусственные органы чувств. М., 1979.

  • ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА:
  • РЕДАКЦИЯ РЕКОМЕНДУЕТ:
  • ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
    Имя
    Сообщение
    Введите текст с картинки:

Интеллект-видео. 2010.
RSS
X